Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Американская группа Bon Jovi посвятила песню Джорджу Флойду Общество, 21:48 СМИ узнали о предложении ФРГ ввести санкции против России за кибератаку Политика, 21:42 Кикнадзе признался в неприличном жесте болельщикам «Локомотива» Спорт, 21:37 На дачных участках под Можайском после ливней вода поднялась на метр Общество, 21:22 ЦСКА упустил победу над «Рубином» из-за пенальти в конце матча Спорт, 20:41 Синоптики предсказали новое арктическое вторжение в столичном регионе Общество, 20:38 Гендиректор «Спартака» пообещал разобраться с кражей денег у Тедеско Спорт, 20:35 «Динамо» прервало безвыигрышную серию в чемпионате России Спорт, 20:34 Евсеев объяснил отсутствие ряда игроков «Уфы» на игре с «Локомотивом» Спорт, 20:11 Звезда Болливуда заразилась коронавирусом Общество, 20:09 ВОЗ сообщила о новом рекорде по суточной заболеваемости COVID-19 Общество, 19:48 СМИ сообщили о задержании четырех человек на акции в поддержку Фургала Общество, 19:46 Насколько ваша компания готова к эпохе перемен. Тест 19:44 Сокуров раскрыл степень осведомленности Путина о воровстве в России Общество, 19:37
С.-Петербург ,  
0 

Вокруг родных осин: два автопробега-медитации для 2020 года

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com

Похоже, что на «юга», во всём их разнообразии, большинство из нас в этом году не попадет. Однако невольную паузу в туристической рутине можно использовать для увлекательных поездок по родным (и по большей части малознакомым) местам.

Григорий Мизинчиков, автотурист:

«Два чувства дивно близки нам — В них обретает сердце пищу — Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам», — писал в свое время поэт (и, кстати, турист, исколесивший всю Россию) Пушкин. Конечно, под «пепелищем» классик имел в виду не следы повсеместного разорения, к которым мы, увы, привыкли сегодня, а нечто тёплое, близкое — родной очаг, дом. И летом 2020 года, когда привычные для многих поездки на южные курорты — в Италию, Грецию, Турцию, на Чёрное море — перечеркнул глобальный форс-мажор, можно сделать то, что давно хотели, но как-то всё руки не доходили, колёса не доезжали. Собственно, это редкий шанс посмотреть самим и показать детям нашу/их родину, которую мы/они давно (или даже никогда) не видели.

Навскидку я предложу читателям два маршрута для духоподъемных и динамичных поездок по пространству между Выборгом и Москвой, или, вернее, дальним Подмосковьем, к каковому можно отнести и Тверь, и Новгород (а может быть — даже наш гордый, «незалежный» Петербург). На всякий случай оговорюсь, что поиск ночлега и питания в этом году может оказаться делом рисковым — режим карантинов определяют власти регионов, у каждого своя голова, и то, что разрешено, допустим, в Твери, вполне может быть под запретом в Пскове. То есть в этом году как никогда важно перед поездкой не ограничиваться бронированием, а прозвонить отели и убедиться, что всё на самом деле работает. Кстати, с мест сообщают, что вечное наше правило про строгий закон, который необязателен к исполнению, никто не отменял… Но если ясность не наступит, то стоит подстраховаться, достать с антресолей старую палатку, котелок и топорик…

С мест сообщают, что вечное наше правило про строгий закон, который необязателен к исполнению, никто не отменял… Но если ясность не наступит, то стоит подстраховаться, достать с антресолей старую палатку, котелок и топорик…

Маршрут № 1: «Тайга шаговой доступности»

Ближайший к Петербургу маршрут при желании проезжается одним днём. Суть его — увидеть Карельский перешеек таким, каким вы его, скорее всего, не видели. По быстрой трассе «Сортавала» движемся в сторону Приозерска. После необременительной прогулки (крепость Карела, местный музей, близкая Ладога с тысячей островков и т.д.) направляемся в сторону поселка Мельниково, бывшего финского Ряйсяля (выразительная финская кирха, одна из трёх подобных на перешейке). Оттуда около 100 км в сторону Каменногорска, дорога (то идеальный асфальт, то пыльный грейдер) петляет через дремучий лес между огромных приветливых озёр. Людей немного, что называется, разумное уединение. С подъездами к воде, как всегда в России, — лотерея, но ищущий найдёт. От Каменногорска до Выборга рукой подать. В Выборге — все прелести цивилизации, слабый, но стойкий аромат чужой культуры, которую мы так и не сделали своей. Но нет времени на вздохи, пора поворачивать к Питеру. Можно ехать вдоль залива, но отличный вариант — дорога через Каменку, приятный пустой серпантин в конечном счете выводит вас к Зеленогорску, прибрежным пляжам и ресторанам…

В Выборге — все прелести цивилизации, слабый, но стойкий аромат чужой культуры, которую мы так и не сделали своей.

Маршрут № 2: «Между столицами»

В автопробеге на неизменные физические величины (время и расстояние) прямо влияет третий фактор, качество дороги — по хорошей дороге буквально пролетаешь, по плохой «плетёшься рысью как-нибудь». С этой точки зрения, открытие скоростной трассы М-11 между Питером и Москвой — просто революция: примерно 6 часов, примерно тысяча рублей — и ты уже обедаешь в Твери, на родине Афанасия Никитина и Михаила Круга. Собственно, М-11, наряду с «Сапсанами» — первый камень, ключ к созданию мегалополиса, огромного общего жилого пространства двух агломераций, московской и петербургской.

Но эта (или этот?) «Москвапитер» — дело будущего. Пока же, погуляв по спокойной тверской набережной Волги мы направляемся в город Старица, знаменитый своими храмами и Успенским монастырем. Монастырь — в идеальном состоянии, просто конфетка, что неудивительно — среди жертвователей на его возрождение едва ли не весь список российского «Форбса» по состоянию на начало 2010-х годов. Оригинальным храмам Старицы пока повезло меньше. От Старицы следуем к Торжку — около 100 км по дороге, которая воплощает в себе все лучшее, что может случиться с автотуристом в России. Сносный асфальт, редкие машины, поля и березки, кругом дворянские усадьбы и, чудо, есть знаки, указующие, где к ним сворачивать. Конечно, от былой роскоши осталось немного — но кое-что, например, усадьба Берново, где не единожды бывал Пушкин, вполне можно осмотреть без слёз…

Про Торжок и его окрестности (например, тихую могилу той самой Анны Керн на харизматичном берегу Тверцы) написаны тома, мы же в нашем кратком гиде ограничимся простой рекомендацией: эти места должен (и может; но вот хочет ли?) посетить каждый человек русской культуры. И двинемся дальше, в Осташков, на берега роскошного озера Селигер. Осташков — город, которому скорее повезло. В отличие от многих наших городов он не был «под немцем», соответственно, его не штурмовали дважды, сначала они, потом мы. Поэтому сохранность города, несмотря на неизбежные потери, высочайшая. Хотите увидеть уездный город той России, «которую мы потеряли»? Тогда вам в Осташков.

Хотите увидеть уездный город той России, «которую мы потеряли»? Тогда вам в Осташков.

С берегов Селигера стоит повернуть на север, в сторону другого суперозера — Ильмень. Нескучная дорога (как её описать? хозяин внедорожника решит, что не зря потратился, тот, у кого обычное авто, убедится, что правильно сэкономил; но на ней не заснёшь, это точно) приведёт вас в Старую Руссу с её курортом, минеральными водами чудом сохранившимся домом Достоевского и, подчеркнем, его прекрасной супруги Анны Григорьевны, одной из лучших жён в истории русской литературы. Оттуда до Новгорода уже рукой подать — но по дороге стоит остановиться в небольшой деревне Коростынь, где так много всего, что нужно посмотреть — и грандиозный, эмоциональный обрыв на берегу озера, и мрачное кладбище дивизии «Мёртвая голова», и малюсенький путевой дворец Александра I, и это ещё не всё. Дорога от Шимска к Новгороду прямая как стрела, а потому скучная. Потом, тут уже предчувствуешь, что путешествие подходит концу. И чтобы немного его продлить, советую свернуть на деревню Сергово — дорога вдоль озера, среди благополучных рыбацких сёл, приведет вас к Юрьеву монастырю, музею деревянного зодчества Витославицы, вкусным и недорогим новгородским ресторанам и прочим туристическим радостям.

Вы скажете — а что за гайд без указания расстояний? Думаю, в таких пробегах важны не километры, а время, которое вы готовы уделить своему путешествию. Марш-бросок по Карельскому перешейку — около 400 километров, «тверской» маршрут около полутора тысяч, кто-то проглотит эти расстояния за день, кто-то будет путешествовать неделю. Но, не сомневаюсь, и торопыга, и кунктатор останутся довольны. Русские автопробеги — это совсем не про комфорт, и не только про достопримечательности. Прежде всего, это специальная медитативная практика, возможность о чём-то подумать или, наоборот, не думать ни о чём, надышаться и воздухом, и удивительным безлюдьем, расслабиться, сосредоточиться и вернуться домой обновленным. Грех этой российской опцией не пользоваться.

Русские автопробеги — это совсем не про комфорт, и не только про достопримечательности. Прежде всего, это специальная медитативная практика.

P.S: Конечно, навигатор ловит почти всюду, потеряться на наших маршрутах трудно. Но все-таки возможно — и если такое случится с вами, помните, что настоящее путешествие и приключение, как и сама жизнь, начинается тогда, когда ты сбился с пути.