Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
МИД Армении назвал продуктивными переговоры в Вашингтоне по Карабаху Политика, 01:40 Почему стоит иметь собственный автомобиль в 2020 году 01:30 В Москве суд арестовал подозреваемого в подготовке теракта Общество, 01:08 Число заболевших COVID-19 в мире превысило 42 млн Общество, 01:03 В «Газпроме» оценили влияющие на достройку «Северного потока-2» факторы Бизнес, 00:30 США объявили награду до $10 млн за информацию о финансировании «Хезболлы» Общество, 00:23 Что делать, когда не знаешь, чего хочется. Тест 00:21 Хоккеист «Металлурга» забросил шайбу в 16 лет и побил рекорд КХЛ Спорт, 00:14 «Спартак» против «Краснодара» и приезд тренера «Динамо». Анонс тура РПЛ Спорт, 00:00 Свободный несвободный рынок: как Америка оказалась во власти монополий Pro, 00:00 В «Руспродсоюзе» предупредили о подорожании макарон Общество, 23 окт, 23:57 В Екатеринбурге проверят работу скорой после слов о «небольшой истерии» Общество, 23 окт, 23:47 На что Валерий Меладзе тратит больше всего денег РБК и ВТБ Привилегия, 23 окт, 23:39 Власти Петербурга заявили о колоссальном дефиците рабочей силы Общество, 23 окт, 23:13
С.-Петербург ,  
0 

Петербургские банкиры назвали главные вызовы года

Процентные ножницы, рост кредитного риска, снижение прибыли, продолжающася «чистка» и государственные программы субсидирования процентных ставок — таковы ключевые тренды в банковском секторе в уходящем году

РБК Петербург опросил петербургских банкиров и попросил их назвать ключевые тренды 2015 года. Вот первая пятерка по количеству упоминаний.

1. «Процентные ножницы». Почти весь год российская банковская система расхлебывала последствия финансового шторма конца 2014 — начала 2015 годов (когда, стремясь обуздать панику на валютном рынке, Центробанк резко повысил ключевую ставку — до 17% годовых). В результате многие банки попали в так называемые «процентные ножницы». Стремясь приостановить отток средств и одновременно заместить деньги, которые население и компании стремительно выводили из банков, последние были вынуждены резко поднять доходность депозитов.

«Рынок с точки зрения динамики активов и кредитования в таком же объеме не отыграл, в результате процентный риск был реализован по полной программе», — замечает в интервью РБК Петербург председатель правления Банка «Санкт-Петербург» Владислав Гузь. Проще говоря, «пристроить» столь дорогие ресурсы оказалось затруднительно. Падение экономики снизило спрос на кредиты как со стороны частных клиентов, так и со стороны корпоративных заемщиков. «Заемщики очень ответственно подходили к увеличению кредитной нагрузки, адекватно оценивая свои возможности», — описывает ситуацию в начале 2015 года председатель Северо-Западного банка Сбербанка России Дмитрий Курдюков.

Положение более-менее выровнялось во второй половине года. «Процентный риск по-прежнему актуален, но постепенно сходит на нет. Особенно с учетом того, что ключевая ставка медленно, но верно приближается к однозначным значениям. Депозиты, которые многими участниками рынка были привлечены год назад по запредельным ценам, также плавно истекают (в основном это были годовые деньги), — замечает Владислав Гузь. — В следующем году, если не случится какого-нибудь форс-мажора, процентный риск будет существенно меньше оказывать влияние на банковскую систему».

2. Кредитный риск. Ухудшение состояния экономики закономерно привело к ухудшению платежной дисциплины заемщиков. Как компании, так и физические лица все чаще стали задерживать платежи по кредитам, а многие и вовсе оказались не в состоянии обслуживать долг. Банки вынуждены были формировать дополнительные резервы. В лучшем случае это сказалось на прибыли кредитных организаций, в худшем — результатом стало банкротство последних. Проблема качества кредитных портфелей в 2016 году по-прежнему будет оставаться одной из ключевых.

Впрочем, банки уже успели перенастроить свою политику в отношении рисков, и будут исповедовать довольно консервативный подход к их оценке.

3. Снижение прибыли. Прибыль российского банковского сектора в 2015 году, по данным ЦБ, сократилась в 2,5 раза по сравнению с 2014 годом. «Примерно четверть банков заканчивают год с убытком. А из пятидесяти крупнейших по размеру активов, 23 банка по итогам первых девяти месяцев 2015 года зафиксировали совокупный убыток примерно 290 млрд рублей. Это не считая тех средств, которые акционеры внесли в капитал так или иначе помогая своим банкам. Так что реальный убыток еще больше», — уточняет Дмитрий Курдюков.

«Сокращение прибыли — один из ключевых трендов для финансово-кредитной системы в 2015 году, — комментирует, заместитель руководителя Северо-Западного регионального центра — вице-президент банка ВТБ Руслан Ерёменко. — В основном сказались рост расходов на формирование резервов, списание плохих долгов, низкая эластичность кредитных ставок в условиях роста стоимости привлечения ресурсов и соответствующее сокращение чистой процентной маржи, снижение объема кредитных выдач, валютная переоценка».

4. «Чистка» финансового сектора. В течение 2015 года Центробанк отозвал лицензии почти у 100 банков; одновременно почти три десятка банков находятся в процесс санации.

«За последние два года с рынка ушло более 200 банков», — напоминает Дмитрий Курдюков.

Этот процесс будет продолжаться и в 2016 году, ему будут способствовать экономическая ситуация в целом, а также нарастающее число ошибок в управлении рисками. Во всяком случае, эксперты полагают, что лишиться лицензий могут еще около 100 банков (в частности, такое предположение публично озвучил президент Сбербанка Герман Греф). С одной стороны, «чистка» благоприятствует оставшимся на рынке участникам, с другой — создает нервозную обстановку.

5. Государственное субсидирование ставок. Для того, чтобы поддержать наиболее значимые (и одновременно наиболее уязвимые) сектора экономики, правительство в 2015 году объявило о нескольких программах субсидирования процентных ставок. В частности, была запущена такая программа на рынке кредитования покупки строящегося жилья, а также на автомобильном рынке.

Субсидирование ставки поддержало рынок строящейся недвижимости, а также позволило крупнейшим банкам нарастить портфели кредитов физическим лицам. По словам Дмитрия Курдюкова, на ипотеку теперь приходится 53% от общего объема кредитов, выданных Северо-Западным банком Сбербанка частным клиентам. При этом 42% от общего числа выданных ипотечных ссуд пришлось на кредиты, выданные по госпрограмме субсидирования ставок. Теперь главный вопрос для банкиров и застройщиков — будет ли продлена эта программа после 1 марта 2016 года, когда ее действие должно закончиться.

Тот же самый вопрос беспокоит и автомобильных дилеров.

Полную версию материала читайте в спецпроекте РБК+ «Инвестиции и финансы»