Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
СК назвал заказным убийство бизнесмена Петрова Общество, 00:31 Что делать, когда не знаешь, чего хочется. Тест 00:21 Нурмагомедов попросил поставить его на первое место в общем рейтинге UFC Спорт, 00:19 Росморречфлот уточнил данные о пропавших после взрыва на танкере моряках Общество, 24 окт, 23:59 Нурмагомедов назвал бой с Гэтжи последним в карьере Спорт, 24 окт, 23:56 Нурмагомедов заплакал после победы над Гэтжи Спорт, 24 окт, 23:54 Нурмагомедов защитил титул UFC в легком весе Спорт, 24 окт, 23:51 Meta-luxury в интерьере – новое прочтение роскоши РБК и Visionnaire, 24 окт, 23:49 Стартовал бой Нурмагомедова и Гэтжи Спорт, 24 окт, 23:41 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 24 октября Общество, 24 окт, 23:36 «Роскосмос» исключил влияние задержания директора на стройку космодрома Общество, 24 окт, 23:13 В Москве за сутки умерли 68 заразившихся коронавирусом Общество, 24 окт, 23:07 СМИ сообщили о коронавирусе у Александра Кержакова Спорт, 24 окт, 23:06 Как в Москве создают экологичную и комфортную для жизни городскую среду РБК и ДПиООС, 24 окт, 22:54
С.-Петербург ,  
0 

Отследить можно всех: как организовать пропускной режим в Петербурге

Фото:Роман Пименов/Интерпресс
Фото: Роман Пименов/Интерпресс

Власти Петербурга рассматривают возможность введения в городе контрольно-пропускного режима (по аналогии с Москвой). Как сообщил РБК Петербург источник в городском правительстве, «комитет по информатизации и связи эту историю точно разбирает в разных видах».

Несмотря на то, что официально эту информацию в Смольном не подтверждают, в СМИ уже появилась карта КПП на случай введения в городе особого режима.

Эксперты объяснили РБК Петербург, есть ли у Смольного техническая возможность ввести электронные пропуска и какие ещё технологии слежки за гражданами в период изоляции могут использоваться в Северной столице.


Кирилл Керценбаум, директор по продажам Symantec:

«Я бы разделил технологии на два направления — те, что позволяют просто и быстро получать разрешение на выход из дома, и те, что позволяют следить за нарушителями.

Для получения электронных пропусков в Москве сейчас используется в основном самая простая и эффективная технология — СМС взаимодействие. То есть отправка СМС-сообщения, разбор системой этого сообщения и отсылка ответа в виде цифробуквенной последовательности.

Теперь о технологиях, с помощью которых можно контролировать перемещение людей с электронными пропусками — если мы хотим проверить каждого, то это придется делать только вручную. То есть полицейский вводит код с вашего электронного пропуска и проверяет, кто вы, куда и зачем пошли. На это уходит много времени, поэтому московские власти спустя полдня отказались от тотальной проверки и сейчас проверяют горожан выборочно.

Помимо этого, в Москве уже сейчас используются данные биллинга операторов сотовой связи для слежения за соблюдением режима самоизоляции. Думаю, такой способ технически возможен во всех крупных городах. Тотальный мониторинг происходит анонимно. Например, в Москве регулярно публикуются данные, сколько людей, и в течение какого времени, находились вне дома или на большом удалении от него. На прошлой неделе система смогла определить, что больше 3,5 млн москвичей не находились у себя дома более 6 часов. Как это определяется? Все сотовые телефоны периодически синхронизируются с базовой станцией сотового оператора, даже если вы не совершаете звонки. Сейчас большую часть времени люди всё равно проводят дома. Есть алгоритмы, которые могут примерно определить с точностью до 50 метров (4G) на карте, какая из точек — ваш дом. Если вы отходите от этой точки, алгоритм таким образом «понимает», что сейчас вы находитесь не дома. Понятно, что это приблизительные данные; к счастью, «цифровые ошейники» в мире массово пока не внедрены.

Также в общественных местах можно определить местонахождение человека через подключение мобильного телефона к определенным фемто-сотам (станции сотовой связи, предназначенные для обслуживания небольшой территории — ред.), которые расположены, например, в метро и другом общественном транспорте.

Сейчас все эти данные используются анонимно. Но, насколько я знаю, для тех, кто обязан соблюдать карантин (вернувшиеся из-за границы, больные коронавирусом), официально осуществляется идентификация с использованием мобильных телефонов и банковских карт. То есть, это уже персонализированный мониторинг. Система, например, может соотнести ваше место жительство с точкой, в которой вы воспользовались банковской картой.

Насколько такие технологии и сама слежка законны — сложный юридический вопрос. Как мы знаем, и банки, и сотовые операторы могут предоставлять персональные данные полиции только по решению суда. Видимо, сейчас правила изменились, так как введён режим повышенной готовности к ЧС (хотя многие юристы оспаривают законность деанонимизации персональных данных без введения режима ЧС). Вообще, в условиях пандемии граждане стали меньше переживать, следят за ними или не следят. Это, я считаю, несмотря на всю сложность ситуации, напрасная потеря бдительности со стороны общества: мы ведь не знаем, как государства в будущем будут использовать опробованные сейчас технологии — вдруг им понравится, и они продолжат слежку после пандемии, забыв сообщить об этом.

При этом, как правило, новые дорогостоящие технологии для контроля режима самоизоляции внедрять не нужно. Биллинг — это то, с чем работают все сотовые операторы. Технология выдачи электронных пропусков тоже существовала ранее. Примерно такая система используется при регистрации и оплаты парковки, для неё просто нужно написать другой алгоритм».


Валентин Макаров, президент НП «Руссофт»:

«Никаких технологических проблем с организацией автоматического пропускного режима нет. В Мексике, например, совершенно нормально работает система петербургской компании ЦРТ для распознавания голосов из всего трафика телефонных разговоров миллионов человек. Аналогично работают системы распознавания лиц, когда из сотен тысяч прохожих выхватывают нужного человека.

Для обеспечения пропусков нужна гораздо более простая система. Чтобы проверять машины на улицах достаточно считывать их номера — что гораздо проще, чем лица людей, к тому же машин на улицах гораздо меньше, чем людей. Номер машины считывается в автоматическом режиме камерой, служащей для измерения скорости, регистрируется в базе и проверяется на предмет наличия у ее владельца пропуска для проезда по городу. Сотрудник ГИБДД имеет доступ к этой базе. Наводя свой ручной радар на машину, он тут же узнает, имеет ли эта машина пропуск.

Для проезда в общественном транспорте человек регистрирует на сайте свою транспортную карту (по номеру или QR code) и турникет в метро его не пропустит, если карта не имеет разрешения на проезд. В Москве эту систему после сбоя 15 апреля за сутки наладили, так что в Петербурге можно сразу все сделать правильно, избежав сбоев. Можно даже сделать больше — разрешить людям ездить в такси, для чего при заказе по интернету человек вводит номер своего разрешения, полученного от городского сайта.

Контролировать выполнение требований карантина для людей, отпущенных болеть дома в легкой форме, можно либо по GPS в его смартфоне, либо с помощью браслетов, которые надевают при домашнем аресте. Браслеты, кстати, уже применяют в некоторых городах для контроля за болеющими в легкой форме, как представляющих наибольшую угрозу для здоровых. Для контроля за их передвижением можно применять камеры видеонаблюдения. Это вовсе не так сложно и дорого, как некоторые утверждают. В Москве это сделали — почему мы не можем? Технология-то наша. Это абсолютно реально.

Цифровые технологии можно применять во время эпидемии гораздо шире, чем только для контроля наличия пропусков. Например, в Нью-Йорке работает система визуализации очагов заражения, территорий повышенного риска. С помощью технологии Big Data по больницам собрали данные обо всех больных людях, а также о людях, которые отправлены на двухнедельный карантин. Составили карту города с обозначением объектов проживания таких людей (без точного адреса) — чтобы соседи, разносчики продуктов и работники других сервисных служб понимали риски и предпринимали меры предосторожности при посещении таких объектов. Также обозначили на карте больницы, где лежат больные с COVID-19, прочие опасные места (например, магазины, где выявлены случаи заражения) — чтобы люди обходили стороной территории, где есть риск заразиться. Зато такая карта позволяет чувствовать себя в безопасности в тех районах, где нет данных о наличии угрозы и иметь там дополнительную свободу. Такую карту очень легко составить, в Нью-Йорке ее сделали за несколько дней. Это можно и нужно было сделать и у нас».


Иван Плотников, исполнительный директор компании RUTOLL (разработчик системы по считыванию данных транспондеров Flow+):

«Ни одну из существующих технологий нельзя развернуть для пропускной системы (так, чтобы контролировать перемещение всех людей) за два дня. Технологии для контроля перемещения людей есть, но нет решений, как их можно применять. Везде, если мы хотим тотально всё контролировать, понадобится какое-то оборудование. Поэтому проверить всех не получится. Либо получится, но с такими же накладками, какие мы видим в столице.

Меня спрашивают, можно ли применить для контроля передвижений людей по городу технологию Flow+, которая используется на ЗСД для отплаты проезда через транспондер. На мой взгляд, есть ряд нюансов, из-за которых эта идея кажется сомнительной.

Во-первых, обратите внимание: наименьшее число пробок на дорогах возникает, когда нет шлагбаумов. На ЗСД есть шлагбаумы, проехать по нему можно только имея средства на счете, потому что цель платной дороги– окупить инвестиции. А размещение барьеров по всему городу приведёт к пробкам.

Второй нюанс заключается в том, что использование транспондеров в качестве электронных пропусков обойдётся городу очень дорого. Всем жителям нужно будет раздать транспондеры, а также, чтобы контролировать весь автомобильный поток и пешеходов в городе, нужно будет развесить на каждой улице антенны для считывания транспондеров. Таким образом, в совокупности на установку оборудования уйдут триллионы рублей. Боюсь, дешевле будет просто раздать людям деньги, чтобы никто никуда не ходил.

Наконец, третий нюанс — это время, которое понадобится на внедрение такой системы в городскую инфраструктуру. Мы как раз под один из объектов заказываем оборудование и сроки его поставки в нынешней ситуации составят не меньше 4 месяцев, так как часть оборудования производится за границей, а сейчас возникли очень большие сложности с перевозками. Поэтому, мягко говоря, внедрить на период пандемии в городе такой же пропускной режим как на ЗСД нереально по срокам, очень дорого и не имеет практического смысла.

На мой взгляд, удобными и эффективными для пропускного режима будут все технологии, связанные с передачей электронных кодов по мобильному телефону. Модель с QR-кодами, которую придумали власти Москвы, — отличная идея. QR-коды легко загружаются в телефон и считываются с помощью практически любого гаджета, в том числе телефона. Да не только QR-коды — любые электронные способы зашифровки информации. Это также наиболее безопасный способ выдачи пропусков — людям не нужно стоять в очередях, чтобы получать эти пропуска (а с транспондерами было бы именно так), людям не нужно ни с кем при получении пропуска лично контактировать. И в нём при высоком уровне безопасности, защищена вся персональная информация человека.

Ещё можно, конечно, отслеживать перемещение людей через мобильный трафик. Но это, во-первых, на мой взгляд, неправильно с точки зрения неприкосновенности частной жизни. Во-вторых, в таком варианте персональные данные человека менее защищены.

Внедряя систему электронных пропусков в Петербурге, нужно избежать ошибок, которые допустили в Москве. Главная из них — идея московских властей проверять электронные коды у всех на входе в метро и у всех на въезде в город. Эта идея изначально была бесперспективной. Что касается метро, то те пассажиры, которые пользуются проездными билетами, могли бы к ним привязать электронные пропуска. Тогда бы определенный код, записанный на проездной, означал, что у человека есть электронный пропуск. Но что делать с теми, кто пользуется разовыми билетами? Допустим, можно поставить на входе каждой станции, на входе в автобусы, на въездах в город, на постах ДПС устройства для считывания QR-кодов. Но это опять вопрос: где их взять, сколько времени уйдёт на это, сколько будет стоить».

Повтор публикации от 21.04.2020


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции