Лента новостей
Глава КСИР сообщил о поражающих авианосцы баллистических ракетах Ирана Политика, 21:42 Российских космонавтов направят на подготовку к спецназу в Чечню Общество, 21:38 Москва определила сроки перехода на раздельный сбор мусора Общество, 21:38 Голландский телеканал назвал имена возможных фигурантов дела MH17 Общество, 21:27 IAAF запретила 17 атлетам из России ездить на международные соревнования Спорт, 21:27 Электричка сбила пешехода в Подмосковье Общество, 21:26 Промпроизводство в России в мае замедлилось до минимума с конца 2017 года Экономика, 21:08 Власти Липецка ответили на видеообращение обманутых дольщиков к Путину Общество, 21:03 Патрик Шанахан отказался возглавлять Пентагон Политика, 20:40 Фонд Майкла Калви утратил контроль над банком «Восточный» Финансы, 20:30 Зеленский прокомментировал состояние Меркель на встрече в Берлине Политика, 20:25 Кабмин одобрил привязку госномеров к регистрации автовладельца Общество, 20:19 Киркоров заявил о жесткой посадке самолета в Домодедово Общество, 20:19 В МВД заявили о необходимости провести ревизию Правил дорожного движения Общество, 20:14
С.-Петербург ,  
0 
Упущенный шанс: что потеряла Россия с продажей «Транзаса»

На днях стало известно, что один из крупнейших мировых производителей навигационного программного обеспечения для морского судоходства — петербургская компания Transas («Транзас») — перейдет под контроль финского холдинга Wartsila. РБК Петербург спросил у экспертов, как может сказаться на российской судостроительной отрасли переход ключевого игрока на рынке морской навигации в собственность иностранной корпорации.

Генеральный директор «Ланит-Терком», профессор СПбГУ Андрей Терехов:

«Покупка «Транзаса» финской компанией — это потеря. Проблема даже не в том, что крупная, признанная на глобальном рынке российская компания вдруг стала не российской, и интеллектуальная собственность из России уплыла. Главная неприятность заключается в зависимости ряда серьезных российских организаций от продукции «Транзаса». Компания обладает уникальными технологиями, аналогов которым на российском рынке фактически нет. Станут ли теперь российские госкомпании, особенно, связанные с оборонным сектором, заказывать «Транзасу» ту или иную продукцию? Сомневаюсь.

Дело в том, что «Транзас» — это типичный монополист рынка бортового программного обеспечения, по крайней мере, по ряду сегментов. Мы сами во многом поспособствовали развитию этой монополии, а теперь монополиста купила финская компания — и все вздрагивают.

Станут ли теперь российские госкомпании, особенно, связанные с оборонным сектором, заказывать «Транзасу» ту или иную продукцию? Сомневаюсь

Этот прецедент в очередной раз доказывает, что пытаться сохранить «национальность» за интеллектуальными технологиями — невозможно. Мы не можем сказать, что теорема Колмогорова — это русская теорема, а теорема Коши — французская. Вся математика — это универсальная наука. Поэтому я бы не стал выпячивать национальную принадлежность тех или иных разработок.

Но продажа «Транзаса» — это отличный повод нарушить его монополию и вовлечь в разработку навигационного ПО альтернативные российские компании, тем более что игроки с соответствующими компетенциями на российском рынке есть. Перераспределение госзаказа от и так уже состоятельного «Транзаса» к менее известным разработчиками станет однозначным плюсом для рынка».

Президент софтверной Ассоциации «Руссофт» Валентин Макаров:

«Транзас» имел реальный шанс стать визитной карточкой всего российского бизнеса на мировой арене — стать брендом уровня Kaspersky, Yandex и т.д. Поэтому переход компании в собственность финского холдинга — негативное для России событие. Мы уже не сможем использовать имя «Транзаса» как историю успеха российской компании на глобальном рынке. Россия будет играть в достижениях группы уже вторую, если не третью-четвертую, роль.

Несмотря на то, что в сфере IT с формальной точки зрения в принципе уже давно не существует чисто американских, немецких, французских или русских компаний, на уровне ассоциаций все прекрасно понимают, что Mercedes — это немецкий бренд, Nokia — финский, Apple — американский и т.д. У нас был шанс превратить «Транзас» в мощный русский бренд уровня Nokia, но мы его потеряли. И это удар по имиджу России.

«Транзас» имел реальный шанс стать визитной карточкой всего российского бизнеса на мировой арене — стать брендом уровня Kaspersky, Yandex. Но мы его упустили

С другой стороны, если абстрагироваться от национальных интересов и взглянуть на событие беспристрастно — то покупка «Транзаса», безусловно, положительное событие. Компания получит новые возможности для развития — финансовые ресурсы, экспертизу крупного мирового холдинга, выход на новые рынки и к новым клиентам, которые ранее были недоступны в силу ярко выраженной национальной принадлежности «Транзаса». То есть, для мирового прогресса, это, конечно, плюс».

Заместитель генерального директора «Транзас» Александр Пинский:

«Сейчас «Транзас» реализует один из проектов в рамках «дорожной карты» рынка морских интеллектуальных систем (Маринет) Национальной технологической инициативы (НТИ). В связи с тем, что проекты НТИ могут исполнять только российские компании с российским капиталом, руководство «Транзаса» обратилось в рабочую группу Маринет НТИ и РВК с предложением о расторжении контракта с Фондом поддержки НТИ и полном возврате всех средств государственной поддержки, выделенных для реализации проекта в 2016-2018 гг.

Вместе с тем, руководитель рабочей группы Маринет Сергей Генералов рассчитывает, что новый собственник продолжит участие компании в развитии технологий цифровой навигации в России. Это будет способствовать реализации совместных проектов с Финляндией и другими европейскими странами, а также расширит возможности международной кооперации участников Маринет в области цифровой навигации, инновационного судостроения и технологий освоения ресурсов океана.

Кроме того, важно помнить, что цель НТИ — распространение разработок российских компаний за рубежом, продвижение созданных в рамках НТИ продуктов за пределами России. Это должно обеспечить влияние российских технологий на формирующийся ландшафт нового глобального технологического уклада и одновременно стимулировать развитие высоких технологий внутри страны.

Сделка должна обеспечить влияние российских технологий на формирующийся ландшафт нового глобального технологического уклада

В этом смысле сделка между «Транзасом» и Wartsila, безусловно, будет способствовать распространению создаваемых в Маринет решений через кооперационные связи, а также развитию человеческого капитала и компетенций в России: центр разработок «Транзаса» в Санкт-Петербурге не только продолжит свою работу, но и будет расширяться. Результаты интеллектуальной деятельности, технологии, которые разрабатывались этим центром в рамках НТИ, а также компетенции сохранятся в нем, в Санкт-Петербурге, в России».​


Позиция спикеров может не совпадать с мнением редакции.