Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 3 февраля
EUR ЦБ: 76,96 (+0,73)
Инвестиции, 15:57
Курс доллара на 3 февраля
USD ЦБ: 70,04 (-0,08)
Инвестиции, 15:57
В Чечне объяснили идею назвать Кадырова «ответственным руководителем» Политика, 23:11
Салют в Волгограде в честь 80-летия Сталинградской битвы. Видео Общество, 23:05
Мост через Буй и другие дела: за что арестовывают губернаторов в России Политика, 22:46 
Сын вице-премьера российского региона посмертно получил Героя России Политика, 22:34
Норвегия передаст Украине часть доходов от роста цен на нефть Политика, 22:15
Белый дом выступил за ограничения для россиян и белорусов на турнирах Спорт, 22:13
Военная операция на Украине. Онлайн Политика, 22:09
Киберпонедельник — повод инвестировать в себя
До 5 февраля скидка до 50% на максимальный тариф РБК Pro
Купить со скидкой
Рэй Далио назвал наличные «относительно привлекательным» активом Инвестиции, 22:07
Военная операция на Украине. Главное Политика, 22:05
«Ростов» проиграл «Спартаку» в Зимнем кубке РПЛ в день рождения Карпина Спорт, 21:50
МИД Казахстана подтвердил стремление к сотрудничеству с Евросоюзом Политика, 21:46
Рекордсмен сборной России заработал два удаления за минуту в матче КХЛ Спорт, 21:36
Связанная с зятем Назарбаева фирма передаст транспортный комплекс властям Политика, 21:34
Титов рассказал об освобождении из СИЗО фигурантки дела о томографах Общество, 21:25
Санкт-Петербург и область ,  
0 

У петербуржцев появился интернет-инструмент решения жилищных проблем

Фото: Петросян Александр/PhotoXPress.ru
Фото: Петросян Александр/PhotoXPress.ru

В период пандемии значительную поддержку, и психологическую, и практическую, горожане получали в районных пабликах в социальных сетях. Формально «соседские» сообщества существуют давно, но долго оставались в тени политизированных, развлекательных, ориентированных на самопиар, групп в соцсетях. Сейчас, когда от друзей по соцсетям часто ожидается реальная помощь, а не только лайки, «соседские» группы переживают второе рождение. В ближайшее время их потенциал будет реализован для решения коммунальных проблем домов и жилых комплексов — они становятся альтернативой общедомовым собраниям, считают эксперты. Создатели районных сообществ рассказали РБК Петербург об эволюции локальных пабликов.

«Чтобы ни одна зараза…»

В Петербурге насчитываются десятки соседских групп в Facebook и «ВКонтакте». Массовыми являются группы центральных районов в Facebook: «5 углов», «Петроградская диаспора», «Пряжка. Коломна», «От Стрелки до Гавани» и групп окраинных территорий — «ВКонтакте»: «Парнас Сити», «Девяткино online» и «Девяткино LIVE».

Как рассказывают РБК Петербург модераторы этих групп, в начале пандемии люди в сообществах демонстрировали растерянность и злость, но выплеск негативной энергии быстро сменился на свою противоположность — желание внести личный вклад в решение новых проблем. «Это был сложный период для модераторов, так как наша душевная группа впервые столкнулась с паникой, — вспоминает события начала весны Ксения Годес, основательница районного сообщества василеостровцев «От Стрелки до Гавани». — Приходилось отлавливать и удалять экстремистские и неадекватные призывы — например, перекрыть Васильевский остров и изолировать его от остального города, чтобы «ни одна зараза сюда не просочилась».

Шить маски и правильно худеть

Помимо моральной поддержки, горожанам потребовалась и практическая. Как рассказывает основательница сообщества Центрального района «5 углов» Вера Врубель, местные жители помогали пожилым соседям с покупками продуктов и лекарств. «Одна участница группы начала шить маски и раздавать их всем желающим. Бесплатно, конечно. Напомню, что в марте масок в аптеках не было вообще», — делится Вера Врубель.

Маски шились и бесплатно раздавались и на Васильевском острове, говорит Ксения Годес. «Силами участников районной группы собирали у жителей острова ткань и другие расходные материалы для пошива. Готовые маски распределялись среди участников группы. А потом, посовещавшись, решили передавать небольшие партии масок в церкви и часовни острова, для служителей и посетителей, так как среди них много пожилых и малоимущих людей. Постепенно снабдили масками все храмы на острове», — рассказывает Годес. Врачи — участники сообщества проводили бесплатные онлайн-консультации, делились научными знаниями о коронавирусе. Другие члены сообщества, чтобы скрасить досуг в период самоизоляции, инициировали мастер-классы: «Мы учились правильно худеть, делать макияж, занимались спортом онлайн, осваивали искусство сторителлинга», — говорит Годес.

На смену традициям

По словам модераторов сообществ, уникальность этих групп в том, что они нацелены на решение локальных проблем, в большинстве случаев — бытовых. Из-за того, что в таких группах все люди друг с другом знакомы, они доверяют тем, кто хочет им помочь: «Далеко не каждый готов принимать помощь от незнакомых людей — когда в паблике все знают друг друга в лицо, помощь оказывать проще», — говорит Вера Врубель.

«Районные группы пришли на смену тем общинным традициям взаимопомощи, которые в силу исторических причин были утрачены. Когда-то люди в трудный момент могли обратиться в церковные приходы, которые выполняли в том числе функцию помощи местным жителям — от психологической до сбора «с миру по нитке». До появления районных групп этот институт взаимопомощи был утрачен и теперь возродился в новом качестве», — считает Ксения Годес. По ее словам, группы пользуются большой популярностью, поскольку запрос на такую соседскую, «по месту жительства», взаимопомощь сейчас очень высок.

Спорный маркетинг

Как рассказывают РБК Петербург модераторы пабликов, с конца марта в них стало разрешено бесплатно рекламировать расположенные по соседству малые предприятия. Это стало шагом в поддержку местного бизнеса — в обычное время реклама в таких сообществах запрещена, разрешены только личные рекомендации (когда кто-то из участников группы сходит на выставку или в ресторан и делится впечатлениями).

По словам Веры Врубель, такие отзывы нельзя назвать маркетинговым инструментом, так как зачастую они бывают отрицательными. «Если я пришла в расположенный поблизости ресторан и мне там дали невкусный продукт, а я написала об этом в паблике, то все 6 тыс. человек будут проходить мимо этого заведения. У нас все держится на личном доверии», и нет «товарно-денежных отношений в чистом виде», — говорит она.

«Вторая волна»

С началом осенней вспышки COVID-19 обсуждения в соседских пабликах коронавируса и его последствий возобновились — но, как отмечают модераторы групп, уже без паники.

«Если весной было огромное количество панических публикаций и бессмысленной суеты, то сейчас участники просто обращаются к соседям за конкретной помощью: привезти лекарства, доставить продукты пожилым родителям, получить совет квалифицированного врача и т.д. И не было случая, чтобы они остались без помощи», — говорит Ксения Годес.

Сообщество как база данных

Роль районных сообществ в социальных сетях во многом заключается в самоуправлении, социальном контроле над какой-то территорией, налаживании новых связей между людьми, отмечает социолог, научный сотрудник Социологического Института РАН Любовь Чернышева. «Когда на окраинах Петербурга начиналось массовое строительство новостроек, было непонятно, можно ли в них выстроить социальные связи, как это бывает в небольших домах. Оказалось, что можно именно благодаря социальным сетям», — говорит эксперт. По её словам, у людей есть два основных мотива для объединения — решение проблем и совместный досуг. «В районе «Северная долина» (Парнас) есть много примеров, когда жители объединялись для решения локальных проблем — собирали подписи за строительство школ и детских садов, боролись с незаконным повышением тарифов на услуги ЖКХ и строительством церкви. Но нужно понимать, что люди объединяются не только ради решения проблем, но и ради позитивной повестки. Озеленение района, субботники, дворовые праздники — это очень важные вещи для горожан», — говорит она.

В пандемию соседские сообщества сформировали «коллективное знание в ситуации неопределённости» и тем самым выступили некой базой данных для горожан. «И до пандемии в этих группах были устоявшиеся практики — происходил шеринг вещей; был компонент социального контроля — люди смотрели в окно, видели, что происходит на улице или в парадной и сообщали об этих нарушениях в группы, обсуждая там правила совместной жизни — и что вообще считать нарушением порядка. В пандемию эта тенденция усилилась, потому что востребованность в вещах (тех же масках, антисептиках) стала больше; у самих людей появилось больше времени, чтобы смотреть в окно, а возможностей для нарушений стало больше», — считает эксперт.

Кризис Жилищного кодекса

Потенциал соседских сообществ может вылиться в эффективную систему самоуправления. Как отмечает Любовь Чернышева, они могут стать дополнением к муниципальному управлению, которое охватывает весь округ и не предназначено для того, чтобы решать проблемы конкретного дома или квартала. «На мой взгляд, сейчас есть кризис в Жилищном кодексе, в том, как устроено самоуправление. Жилищный кодекс рассчитан на маленькие дома от четырёх квартир — это считается многоквартирный дом. Понятно, что небольшим домом в центре города или хрущёвкой на 100 квартир управлять через старшего по дому и очные собрания жильцов можно. А гигантской махиной — огромным домом — управлять намного сложнее», — говорит она. В этом случае на помощь приходят паблики и чаты в социальных сетях. Впрочем, по словам Чернышёвой, пока в Жилищном кодексе не прописано онлайн-взаимодействие с соседями, но предпосылки к этому уже появляются.

Социальный портрет групп

«От Стрелки до Гавани» — в группе 4,7 тыс. участников, 90% —жители Васильевского острова, многочисленная группа участников — 35-44 года, 68% — женщины, 32% — мужчины.

«5 углов» — в группе 6,1 тыс. участников, 80% — жители Центрального района, многочисленная группа участников — 45-55 лет, 50% — женщины, 50% — мужчины.

Авторы