Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Российский вратарь повторил рекордную серию в матче НХЛ Спорт, 13:04 В «Сколково» подсчитали экономию бюджета при отказе россиян от курения Общество, 12:53 Устроившего стрельбу в суде в Новокузнецке арестовали на два месяца Общество, 12:41 У безработного москвича похитили $100 тыс. из банковской ячейки Общество, 12:29 Капитан «Манчестер Юнайтед» перешел в миланский «Интер» Спорт, 12:28 Роспотребнадзор дал рекомендации по профилактике обморожений Общество, 12:05 В аварии на Ямале погибли три человека Общество, 12:02 Платини сравнил ФИФА с мафией Спорт, 11:43 Гончарук отреагировал на отказ Зеленского поддержать его отставку Политика, 11:21 СК назвал возможную причину возгорания двигателя самолета в Новосибирске Общество, 11:10 Как предлагаемые поправки в Конституцию повлияют на судебную систему Общество, 11:00 Закрытый клуб Reef Residence: частный пляж и дендропарк РБК и Reef Residence, 11:00 В США объявили гонорар Макгрегора за бой против Серроне Спорт, 10:57 В Индии назвали условие реализации проекта Hyperloop Общество, 10:55
С.-Петербург ,  
0 

Либо ишак сдохнет, либо падишах помрет: к чему власти готовят Петербург

Коридоры администрации Петербурга (Фото: Александр Николаев/Интепресс)

Принятый вчера петербургским парламентом в третьем (окончательном) чтении законопроект о Стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга на период до 2035 года вызвал жесткую критику со стороны экономистов. Самым главным недостатком документа они назвали отсутствие в нем какого бы то ни было кризисного сценария развития городской экономики. В случае резкого снижения цен на нефть, введения новых санкций, развертывания масштабных военных конфликтов и т.д. город окажется без кризисного плана действий, говорят опрошенные РБК Петербург эксперты.

Еще одна странность документа — крайне амбициозные задачи — например, войти в первую десятку рейтинга инновационных европейских городов. Доказывая нереалистичность такого сценария, эксперты делают вывод, что Стратегия 2035 написана для галочки и работать по ней никто не собирается — расчет на то, что к 2035 году «либо ишак сдохнет, либо падишах помрет».

Косметические правки

Принятый в третьем чтении документ практически не отличается от первоначального варианта, говорят опрошенные РБК Петербург депутаты. 12 поправок, принятые во втором чтении, носят технический характер. Основные положения они не затронули. Изменены или уточнены некоторые формулировки, появилась обязанность чиновников регулярно докладывать депутатам о ходе исполнения стратегии — представители правительства Санкт-Петербурга должны будут ежегодно предоставлять отчет в ЗакС.

Однако косметическая, по сути, корректировка текста не означает, что все довольны стратегией. Все как раз наоборот — все опрошенные РБК Петербург эксперты называют ее неадекватной, необоснованной и совершенно нереалистичной. Некоторые даже отказываются называть документ стратегией. И поправками эти дефекты не исправить — таково общее мнение опрошенных экспертов.

Петербурга не видно

Серьезным дефектом Стратегии эксперты считают недостаточное внимание специфике Петербурга. По мнению руководителя фракции «Партия Роста» в ЗакСе профессора экономики Оксаны Дмитриевой, особое внимание в Стратегии должно быть уделено специфическим проблемам Петербурга.

«Самая главная из специфических проблем Петербурга — коммунальные квартиры. Еще одна — сохранение объектов культурного наследия в историческом центре города. Также — научно-образовательная сфера, специфичная для Петербурга, — считает депутат. — Эти и другие подобные факторы составляют главные петербургские вызовы, на которые должна отвечать стратегия. Но этого в ней нет».

Нет приоритетов

Депутат ЗакСа Михаил Амосов не видит в документе четких стратегических приоритетов. «На ключевые вопросы он не дает ответов, — утверждает он. — Например, у нас очевидное отставание в развитии метро. Но в стратегии сказано лишь, что новые линии метро будут прокладываться туда, где живут люди и где расположены места их работы. И все. Непонятно, является ли развитие метро стратегическим приоритетом или нет? Если бы являлось, то следовало написать, что предпочтение отдается первоочередному развитию метрополитена, а не, например, скоростных автодорог. И этот приоритет должен быть просчитан экономически: сколько мы можем строить ежегодно, какую долю бюджета планируется на это выделять и т.д. Потому что денег ведь на все не хватит и надо выбирать. Но выбор не сделан. А ведь помимо прочего он важен и для составления других городских документов — Генплана, ежегодных законов о бюджете. Точно так же с проблемой грузового порта. Будем его сохранять в устье Невы или переносить в Бронку или Усть-Лугу?».

Оксана Дмитриева добавляет примеры плохо проработанных городских проблем: «Если проблемой считается избыточная маятниковая миграция и неравномерное распределение по городу мест проживания и работы, то следовало запланировать соответствующие меры, например, прекращение вывода предприятий из центра города. Но ничего подобного я в стратегии не обнаружила. Вместо этого прописан набор стандартных новомодных лозунгов — «город инноваций», «открытый город», «комфортный город» и т.п.».

Михаил Амосов считает, что необходимо было определиться с программой реновации «хрущевок» — важнейшей, по его мнению, городской проблемой. «Ведь она очевидно провалилась и с ней надо что-то делать, — утверждает депутат. — Какова стратегия в этом вопросе? На слушаниях по стратегии разработчиков спрашивали об этом, но они признались, что эту проблему не рассматривали». Сильно сомневается депутат в реалистичности планируемых показателей — увеличении прямых иностранных инвестиций в 6,2 раза, доходов бюджета в 3,4 раза, темпов роста ВРП на 3 — 5% в год. «Все эти цифры плохо просчитаны. Это скорее хотелки. За счет чего они будут достигнуты — непонятно, в стратегии не сказано, обоснования нет», — говорит Михаил Амосов.

Не стратегия

Оксана Дмитриева считает, что принятый документ вообще не отвечает критериям стратегии. «Согласно правилам, любая стратегия должна содержать так называемое «дерево целей», способы их достижения, обоснование запланированных методов. Но в Стратегии 2035 ничего этого нет», — утверждает эксперт. По ее словам, вместо «дерева целей», содержащего набор целей, ранжированных по уровням значимости и вытекающим одни из других, представлены цели и задачи, составленные по критериям, ведомым, по-видимому, только самим составителям документа. «Как они согласуются друг с другом — непонятно, — считает депутат. — К тому же упомянутые в стратегии целевые программы на самом деле таковыми не являются, а представляют собой просто функциональные разделы документа».

Стратегия обязательно должна предусматривать различные сценарии развития Петербурга в зависимости от внешних условий. Такие сценарии содержались во всех предыдущих стратегиях, а в этом их почему-то нет, недоумевает Оксана Дмитриева. Это обстоятельство считает чуть ли не главным недостатком Стратегии 2035 профессор кафедры экономики и управления предприятием Санкт-Петербургского государственного экономического университета Елена Ткаченко. «В документе прямо указано «Кризисные сценарии, связанные с резким снижением цен на мировых рынках сырьевых ресурсов, введением против Российской Федерации новых международных санкций, развертыванием масштабных военных конфликтов, геополитическими потрясениями, изменением государственного, политического или общественного устройства в Российской Федерации, возникновением техногенных или экологических катастроф глобального характера, в Стратегии 2035 не рассматриваются». Таким образом данная стратегия не учитывает высокую турбулентность внешней среды, не рассматривает сценарии с мировыми финансовыми кризисами или резкими климатическими изменениями. Соответственно, при реализации кризисного сценария город снова окажется без кризисного плана действий, позволяющего минимизировать подобные риски», — утверждает эксперт.

Неадекватные показатели

Совершенно неадекватным Оксана Дмитриева называет набор запланированных в стратегии экономических показателей. Наряду с «управляемыми» показателями Смольный зачем-то запланировал «неуправляемые» — те, на которые он влиять практически не может: темпы роста ВРП и объемов иностранных инвестиций, продолжительность жизни. «Эти показатели зависят от большого количества факторов, причем, в основном внешних для Петербурга — общероссийских, мировых. Планировать их на уровне региона бессмысленно», — считает эксперт. 

В то же время, целый ряд «управляемых» показателей, которые могли бы характеризовать решение важнейших городских проблем, в стратегии, по словам Оксаны Дмитриевой, отсутствуют. «Нет показателей по расселению коммуналок, по обеспечению петербуржцев зелеными насаждениями, по наиболее целесообразной для Петербурга структуре ВРП, с учетом, например, научно-образовательной специфики города, — говорит эксперт. — Если мы считаем приоритетным развитие образовательной функции, надо было задать показатель по количеству студентов. Для сохранения культурного наследия надо было задать показатель числа или доли отреставрированных и восстановленных объектов. Вместо этого запланирован показатель посещаемости «мероприятий по популяризации. И т.д. и т.п.».

Эксперты отмечают теоретически достижимые, но совершенно нереалистичные цели Стратегии 2035 - например, намерение войти в первую десятку рейтинга инновационных европейских городов, обогнав Большой Париж, агломерацию «Лондон-Оксфорд-Кембридж» или «Левен-Брюссель-Аахен-Эндховен», цифровой дистрикт Стокгольма, инновационные кластеры Барселоны, инновационный центр в Берлине.

Для галочки

По мнению Оксаны Дмитриевой, Стратегия представляет собой не концептуальный документ, а «набор рефератов весьма низкого качества, причем, написанных разными людьми». «Это абсолютно пустой документ, сделанный для галочки, — считает Михаил Амосов. — Стратегия, по закону, должна быть в каждом регионе, вот ее и написали. Работать по ней никто не собирается, я в этом уверен. Расчет на то, что к 2035 году «либо ишак сдохнет, либо падишах помрет». Впрочем, такой подход не нов — Смольный традиционно относится к своим стратегиям несерьезно».

Бессмысленность Стратегии 2035 Оксана Дмитриева видит также в том, что документ позволяет любое развитие событий, решение властей или предложение со стороны трактовать как угодно — как соответствующее стратегии, так и противоречащее ей. Так что с отчетом перед депутатами проблем не будет.

Впрочем, Антон Финогенов, в недавнем прошлом генеральный директор Института территориального планирования «Урбаника» (а теперь заместитель председателя комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Ленинградской области), призывает не драматизировать ситуацию. «Стратегия и должна быть краткой и концептуальной, странно ждать от нее детализации. Более предметный разговор может быть на этапе наполнения конкретными проектами городских государственных программ, когда станет понятно — расходятся приоритеты с бюджетной реальностью или нет. Поэтому после принятия стратегии принципиально важно понаблюдать за корректировкой государственных программ».

Справка

Согласно тексту Стратегии 2035, ее генеральная цель — обеспечение стабильного улучшения качества жизни горожан на основе устойчивого экономического роста с использованием результатов инновационно-технологической деятельности и повышения глобальной конкурентоспособности Санкт-Петербурга.

Главными направлениями социально-экономической политики города определены: развитие человеческого капитала, повышение качества городской среды, обеспечение устойчивого экономического роста, обеспечение эффективности управления и развитие гражданского общества.

В рамках этих направлений определены 18 целей. В их числе — укрепление здоровья населения и увеличение продолжительности жизни, повышение качества и доступности образования, обеспечение гармоничного развития личности, повышение транспортной доступности и эффективности транспортной системы, развитие конкурентной среды и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы, повышение доступности жилья и качества жилищно-коммунальных услуг, обеспечение экологического благополучия.

Согласно прогнозам, среднегодовые темпы роста индекса физического объема ВРП с 2021 по 2035 годы ожидаются на уровне 5,0% (в 2017-2020 годах — 3,0-4,0%). Инвестиции в основной капитал вырастут в 3,2 раза по сравнению с уровнем 2016 года в сопоставимых ценах. При этом доля инвестиций в основной капитал в ВРП увеличится с 18,1% в 2016 году до 25,0% в 2035 году. Прямые иностранные инвестиции должны увеличиться в 6,2 раза. При этом доходы бюджета Санкт-Петербурга к концу 2035 года увеличатся не менее, чем в 3,4 раза по сравнению с 2016 годом.