Лента новостей
Япония выразила протест из-за отказа Сеула передавать разведданные о КНДР Политика, 21:24 Самый дорогой футболист «Краснодара» получил тяжелую травму Спорт, 21:12 Подрядчик Минкультуры пообещал ускорить работы после жалобы в прокуратуру Общество, 20:55 Работа репортера: 13 лет в профессии, восемь ноутбуков, три диктофона РБК и ASUS, 20:49 Мать посаженного на цепь ребенка решила вернуть его через суд Общество, 20:42 Reuters узнал о нежелании Канады возвращать Россию в G8 Политика, 20:37 Госдеп объяснил причины «нарушения» Россией ДРСМД Политика, 20:35 Экс-тренера «Черноморца» вызвали в СК из-за дела о договорном матче Общество, 20:32 Мария Шарапова в первом круге US Open сыграет с Сереной Уильямс Спорт, 20:26 Bloomberg узнал о планах Apple выпустить три новые модели iPhone Технологии и медиа, 20:19 Число отравившихся подсолнечным маслом в Ульяновской области увеличилось Общество, 20:09 МАК расшифровал записи «черных ящиков» аварийно севшего в поле A321 Общество, 19:50 Россия усилила контроль на границе с Украиной после сообщений о чуме Общество, 19:45 Хоккеисты «Динамо» победили «Витязь» в стартовом матче Кубка мэра Москвы Спорт, 19:45
С.-Петербург ,  
0 
Обязательно и плохо: «избавят» ли россиян от высшего образования
Фото: Ирина Кузнецова/Интерпресс

Правительство РФ прогнозирует сокращение количества бюджетных мест в российских высших учебных заведениях к 2024 году. По сравнению с 2019 годом оно должно упасть на 17%, до 432,4 тыс. мест. Вице-премьер РФ Татьяна Голикова пояснила, что причиной сокращения станет «демографический фактор».

РБК Петербург спросил экспертов, станет ли сокращение бюджетных мест шоком для россиян, учитывая, что, по некоторым данным, востребованность дипломов об окончании вузов в последние годы серьезно снизилась. Так, например, согласно недавнему исследованию Superjob, только 47% опрошенных родителей заявили, что их дети в 2019 году планируют учиться в высших учебных заведениях. В 2010 году, для сравнения, такой ответ дали 80% респондентов.

Собеседники РБК Петербург со скепсисом отнеслись к идее чиновников, заметив, что, несмотря на падение уровня высшего образования, оно по-прежнему остается одним из немногих «социальных лифтов» в стране.


Даниил Александров, социолог, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге:

«Ни в одной стране мира не наблюдается снижение спроса на высшее образование. Образование, в том числе высшее, было, есть и будет основным «социальным лифтом» для человека. При этом вузы, которые выдают выпускникам пустую «корочку», едва ли помогают им подняться по социальной лестнице. Но университеты с серьезным образованием, которые формируют знания и навыки, нужные на современном рынке труда, дают человеку настоящие шансы, позволяющие ему изменить свое положение.

Например, если вы родились в провинциальном городе, ваш дедушка был инженером и работал на заводе начальником цеха, родители работали в сфере торговли, а вы хотите стать программистом и переехать в крупный город, то исполнить вашу мечту может вуз. Именно благодаря хорошему университету, вы можете стать блестящим программистом и уехать куда угодно — в Санкт-Петербург, Москву, Сингапур, Дублин. Вы везде нужны, перед вами открыт мир. Это и есть «социальный лифт».

Другое дело, что в России спрос на высшее образование преувеличен. В развитой устойчивой современной экономике существует масса сегментов рынка труда, где нужны люди без высшего образование. Но у нас люди оканчивают институт, чтобы устроиться на работу, на которой они могли бы работать без высшего образования, например, продавцами в дорогих магазинах или администраторами в ресторане. При этом у нас дефицит квалифицированных сварщиков, потому что рабочая карьера и соответствующее среднее профессиональное образование непопулярны.

В странах Европы со схожей системой образования отношение к среднему профессиональному образованию другое. В Германии достаточно престижно быть рабочим — это высокая зарплата, хорошее социальное обеспечение, членство в профсоюзах, приличная пенсия. Отчасти это объясняется развитием промышленности и социальной стабильностью. Но и промышленность немецкая не умерла еще, благодаря престижу и стабильности. Россия этим похвастаться не может.

Что касается демографической проблемы, на которую ссылается правительство, то я ее не вижу. У нас, как и во многих странах Европы, смертность превышает рождаемость. Но такого демографического спада, который бы заставлял страну существенно сокращать бюджетные места, нет. Демографические процессы очень сложные. В новейшей истории России были годы, на которые приходилась высокая рождаемость (например, после Великой Отечественной войны), а были те, в которые рождаемость резко падала (например, во время войны или в 90-е годы прошлого века). Чередование этих волн при недальновидной социальной политике приводит к опасным последствиям. Когда было мало детей, в нашей стране закрывали детские сады, а когда рождаемость подскочила, обнаружилось, что в детские сады выстраиваются гигантские очереди. Закрыть учреждение за один день можно, а открыть, построив новое здание — нет. Поэтому стоит ли напрямую связывать образовательный процесс с демографическим — большой вопрос».


Андрей Федоров, председатель совета директоров группы компаний Digital Design:

«В индустрии IT спрос на высшее образование растет. Любой директор IT-компании вам скажет, что главная проблема в его бизнесе — найти квалифицированного сотрудника. Конечно, можно привести в пример людей, которые не закончили вуз, но достигли каких-то успехов, но это единичные примеры и статистикой не являются.

В России в среднем качество образование в технических университетах не высокое. Но среди всех можно выделить сильные вузы. В Петербурге это — ИТМО, математико-механический факультет СПбГУ, Политехнический университет, ЛЭТИ. Я, как работодатель, смотрю на то, какой университет окончил человек. У нас диплом не обязательный критерий приема на работу, но все-таки он помогает отсеять тех людей, которые не способны работать. Чтобы попасть учиться в ИТМО — это уже отбор. Это значит, что человек способный. А какой у вас еще есть вариант проверить знания кандидата — понять на собеседовании? Или тестовое задание дать? А если человек поступил к Парфенову (Владимир Парфенов, профессор Университета ИТМО – ред.) или Терехову (Андрей Терехов, профессор СПбГУ – ред.), отучился у него шесть лет, на «отлично» сдал экзамены – это показатель того, что у него есть голова.

Кроме того, помимо получения набора знаний, университет — эта тренировка нейронной сети, которая находится в нашей голове. А она тренируется методом многократного повторения, хождением на пары, сдачей экзаменов и зачетов, то есть прохождением учебного плана. Это необходимое условие для нашей индустрии. Я читаю лекции на математико-механическом факультете для программистов раз в семестр и всё время говорю им одну вещь: «Если студенты Вагановского училища поймут, как танцевать вальс, им это не поможет. Им нужна практика. Точно так же и в нашей профессии — нужно учиться применять полученные знания. За два года в техникуме или колледже этому не возможно научиться, а за четыре года в университете — можно».


Виктор Воронков, социолог, директор Центра независимых социологических исследований:

«Спрос на образование не снижается, количество людей, получающих высшее образование, с каждым годом растет. Сегодня половина населения в возрасте 25 лет имеет высшее образование, хотя в целом у нас процент людей с высшим образованием не так велик, как во многих странах Северной Европы и части Западной Европы. Каждое новое поколение в России - все образованнее и образованнее — не в буквальном смысле, а по наличию «корочки». Однако у нас в стране особая ситуация, потому что у нас диплом высшего образования не означает хорошего образования. При устройстве на работу «высшее» нужно, но работодатель даст место человеку не с «корочкой», а тому, который понимает, как выполнить эту работу. Диплом сегодня обесценился, перестал быть гарантией для работодателя, что человек хороший специалист. Как доказать, что он его не купил?

Необходимость высшего образования зависит от конкретной отрасли. Как правило, вас не возьмут в академический институт без высшего образования, но могут сделать исключение и взять какого-нибудь практикующего специалиста без диплома, бросившего в свое время по каким-то причинам институт. Я возьму недоучившегося студента, если вижу, что он талантливый человек, у него есть тяга к полевому исследованию, я его сам доучу на ходу, и он будет хорошим исследователем. Но ко мне приходит масса людей, окончивших СПбГУ, которые ничего не умеют, ничего не знают. Примерно то же самое говорят мои коллеги химики, биологи, физики. У нас, к сожалению, не хватает людей, которые действительно могут быть учеными, а не просто закончить университет.

Однако, я полагаю, в будущем роль высшего образования изменится. Пройдет несколько лет и начнется реальная борьба за хороших преподавателей и хорошие программы в университетах, реальная конкуренция между университетами. Диплом об образовании конкретных университетов, будет иметь значение при приеме на работу. Если университет плохо учит, его диплом не будет котироваться. Повысится спрос не просто на высшее образование, а на знание, на грамотных специалистов.

Я делаю такое заключение исходя из представления Маркса о том, что у истории есть некоторая логика развития, магистральный путь, заданный глобализацией. То есть правила жизни постепенно унифицируются. Мы видим, как многие страны, например, страны Юго-Восточной Азии, идут, условно, по европейско-американскому пути. То есть современный капитализм уравнивает все правила, и поэтому то, что происходит в наиболее развитых странах Запада — это судьба всех государств. И России в том числе.

А мы видим, что происходит в развитых странах Запада, где высшее образование важно, где есть потребность в настоящих специалистах, а не в дипломах. Например, в Соединенных Штатах дипломы восьми университетов Лиги Плюща уже сами по себе дают гарантии преимущества перед выпускниками других университетов. А если вообще не получать образование, то не будет возможности устроиться на хорошую работу, а соответственно обеспечить себе нормальный уровень жизни. В будущем высшее образование не станет гарантией получения работы, однако его отсутствие и вовсе сделает шансы на приличную работу нулевыми».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.