Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Москва и мировые столицы: сколько стоит поддержка бизнеса РБК и Центр поддержки экономики, 20:44 В Москву вернулись докарантинные пробки Общество, 20:43 Минтруд отчитался о начислении выплат для 15 млн детей от 3 до 16 лет Политика, 20:37 Фигуристка Трусова приехала в Кисловодск для подготовки к сезону Спорт, 20:33 РЖД запретили отправку грузов на Мурманск из-за рухнувшего моста Бизнес, 20:20 Владельцем способного достроить Nord Stream 2 судна стал фонд из Самары Бизнес, 20:13 Когда в России начнут активнее использовать дроны: исследование EY Pro, 20:08 Протесты против действий полиции в США. Что важно знать Политика, 20:06 В карту Москвы с графиком прогулок добавили данные о загруженности парков Общество, 20:06 Валютный рынок с 1 по 5 июня: как изменится курс рубля на этой неделе Quote, 20:01 Как снять ролик на смартфон: универсальная пошаговая инструкция РБК Стиль и Huawei, 20:00 Загитова объявила о возобновлении полноценных тренировок Спорт, 20:00 Путин назначил руководителей главков МВД в трех регионах Политика, 19:50 СМИ сообщили об интересе к Смолову со стороны турецких клубов Спорт, 19:40
С.-Петербург ,  
0 

Дневник кризиса: «пришло время покупать»

Петербургские предприниматели продолжают вести хроники своих рабочих дней в период кризиса. По просьбе РБК Петербург они рассказывают о сложных вызовах, на которые приходится искать ответы, и о возможностях для развития. В сегодняшнем дневнике — рост интереса инвесторов к венчурным проектам и совместный бизнес, который «хуже женитьбы».


Луиза Александрова, председатель Санкт-Петербургской ассоциации бизнес-ангелов (СОБА):

«Я сейчас работаю очень много; мы в постоянном режиме консультируем и готовим сделки, потому что уже видим рост интереса инвесторов к венчурным проектам, на 10-15%, и ожидаем гораздо более значительный рост в ближайшие месяцы. Классические инвесторы видят, что традиционные модели не работают, в то время как инновационные механизмы, наоборот, «выстреливают» на фоне сегодняшних проблем. Чем дальше, тем больше будет работать этот принцип, подогревая интерес к инновационным бизнесам.

Например, сейчас в активном переговорном процессе — проект, предлагающий альтернативу шприцам для внутримышечных инъекций. Он позволяет делать уколы безболезненно и, во многих случаях, самостоятельно, не прибегая к помощи медсестры. Понятно, что у него большой рынок — вакцинация, инсулинозависимые пациенты, педиатрия, и так далее. Вообще, инновации в сфере медицины — «горячая» тема в данный момент. Вторая тематика, по которой идет много переговоров — различные онлайн-инструменты. Мы сопровождаем сервисный проект для онлайн-игр — на него собралась, можно сказать, толпа интересантов, более 10 потенциальных инвесторов. Также пользуется вниманием стартап, разработавший сервис для дистанционного внешкольного образования. Наконец, меня поразил бизнес, привлекший первый пакет инвестиций зимой, и сейчас идущий на второй раунд — это онлайн-альтернатива магазинам для взрослых. Фирма, позиционирующая себя как сервис для качественной сексуальной жизни женщин, в январе имела месячный оборот в 350 тыс. рублей, а в апреле — 8 млн рублей. Мы считаем, что у этого онлайн-проекта большие перспективы.

Поступают запросы на инновационные проекты не только от инвесторов, но и от индустрий. Скажем, премиальный сегмент фэшн-индустрии — раньше оцифровка коснулась его в незначительной степени, и вот сейчас пришло время изменить модель работы, хотя не до конца понятно, как именно. Еще только предстоит найти эффективные для премиального ретейла онлайн-решения.

Самое тревожное для нас сейчас — в том, что нет офлайн-активности, а она важна. В моей довольно длинной профессиональной истории не было ни одной инвестиционной сделки онлайн — нет их и сейчас. Мы занимаемся оценкой проектов, переговорами, подготовкой документов, но сами сделки в период карантина не совершаются. Не зря говорят, что совместный бизнес — хуже женитьбы: разводиться в случае неудачи будет сложнее. Поэтому дистанционная покупка бизнеса, без очного знакомства сторон, такая же экзотика, как интернет-свадьба. Оговорюсь, что я лично знаю инвесторов, совершающих покупки бизнесов онлайн, но это небольшие сделки.

У нас перенеслись крупные оффлайн-мероприятия, как и международные программы. Например, в марте должен был стартовать акселератор для финских компаний, выходящих на российский рынок. Эта программа перенеслась на сентябрь; если перенесется и дальше — для нас это будут денежные потери. Я с тревогой смотрю в июль и август — очень важно для нас, чтобы в эти месяцы возобновились полноценные переговоры, заработали нотариусы, завершились сделки.

Что касается доходности венчурной инвестиционной деятельности, то я за нее не беспокоюсь. Эти инвестиции рассчитаны на 3-5 лет, поэтому от кризисов не зависят. Инвесторы, у которых сформирован сбалансированный портфель проектов, ничего не теряют: одни проекты проседают по текущей доходности, зато другие дают серьезный плюс. Важно только — вовремя продавать. Конечно, сейчас не время продажи бизнесов; сейчас момент для покупок.

При этом есть разница между покупкой классических и венчурных активов. Мы уже сейчас получаем непрофильные для нас предложения — найти инвесторов на земельные участки, квартиры, пионерлагеря. При цене, скажем, в 125 миллионов рублей предлагают дисконт в 50 миллионов. И поскольку официальные банкротства, когда банки выставят на продажу свои залоговые активы, еще впереди, то мы увидим немало супер-дисконтных предложений.

А вот оценка инновационных проектов не меняется, поскольку они не рассчитаны на продажу в кризисный момент. Возможности, которые открываются сейчас, связаны со всплеском интереса инновационного сегмента и классического бизнеса, в том числе классических инвесторов, друг к другу, а не с ценой сделок».