Лента новостей
Пользователи по всему миру пожаловались на сбои в работе «Википедии» Технологии и медиа, 05:39 Белый дом назвал время встречи Путина и Трампа в Осаке Политика, 05:28 В Иркутской области паводок подтопил почти 600 жилых домов Общество, 05:09 Спецпредставитель назвал ожидания Грузии от практических связей с Россией Политика, 04:49 Рыболовлев прокомментировал решение суда в процессе против Sotheby's Общество, 04:44 Минтранс оценит потери авиакомпаний из-за запрета полетов в Грузию Бизнес, 04:10 Sky Sports сообщил подробности контракта «Ювентуса» с Де Лигтом Спорт, 03:44 Мадуро заявил о поимке участников попытки переворота в Венесуэле Политика, 03:21 Совладельцем «Мосхозторга» стал гражданин Азербайджана Бизнес, 02:47 Парламентская ассамблея НАТО исключила возвращение делегации России Политика, 02:36 Умер лидер рок-группы «Високосный год» Общество, 02:18 Богатейший человек Молдавии счел обвинения России против себя фантазиями Политика, 02:09 Делегация Словакии обвинила депутата в демарше из-за заявления по России Политика, 01:48 Порошенко попросил Раду не допускать российских наблюдателей до выборов Политика, 01:48
С.-Петербург ,  
0 
Общественники рассказали о массовых пытках в Петербурге
Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс

В петербургских колониях и следственных изоляторах (СИЗО) сложилась критическая ситуация. К такому выводу пришли члены общественной наблюдательной комиссии Санкт-Петербурга по итогам мониторинга мест лишения свободы. По их словам, условия содержания заключенных часто невыносимы — они страдают от угроз, побоев и пыток со стороны сокамерников и сотрудников. Члены ОНК направили доклад о ситуации в петербургских местах лишения свободы во ФСИН. В ведомстве уже начали проверку.

Как говорится в докладе общественников (копия документа есть в распоряжении РБК Петербург), «нечеловеческие условия содержания» в СИЗО и колониях частично обусловлены недостатком денег на ремонт, переполненностью изоляторов и длительным этапированием — все это требует решения на законодательном уровне. Остальное — прямая ответственность сотрудников, которые или сами совершают злоупотребления, или допускают их совершение.

Разговор с электрошокером

В докладе приводится несколько примеров из жизни заключенных, с которыми удалось познакомиться членам наблюдательной комиссии. Так, например, в документе рассказывается о заключенном колонии в Обухово, который попал в больницу после «разговора» с сотрудником охраны. По словам пострадавшего, работник колонии вызвал заключенного к себе в кабинет, чтобы узнать о причинах конфликта с другим заключенным. Тот сказал, что конфликт исчерпан и отвечать на вопросы не стал. Тогда сотрудник колонии пристегнул мужчину наручниками к стулу, включил электрошокер и начал пытать. После того, как пытки стали невыносимыми, пострадавший пообещал рассказать о конфликте, но как только его отстегнули от стула, он выбежал в коридор и нанес себе раны «режущим предметом», чтобы прекратить пытку. Когда история получила огласку, сотрудники колонии угрозами заставляли мужчину забрать заявление. Когда он отказался, его поместили в ШИЗО, где он объявил сухую голодовку.

Еще одна история произошла в колонии «Яблоневка». В ноябре там скончался 40-летний заключённый. По информации, поступившей в ОНК, его забили местные активисты из карантинного отряда. В момент смерти он находился вместе с ними в помещении, которое не просматривается камерами. По официальной версии представителей колонии, мужчина умер от сердечного приступа во время работы, когда измерял дверь (он работал в бригаде по производству дверей).

В июле этого года в той же колонии членам ОНК сообщили, что в больницу доставили осужденного, также избитого в карантинном отделении. Накануне ему удалили селезенку. Сам он сказал, что у него просто заболел живот, а ознакомиться с медицинскими документами не разрешил.

За несколько лет до этого, в 2015 году, члену прошлого созыва ОНК Леониду Агафонову рассказали о поступившем туда заключенном, который вскоре умер, не приходя в сознание. У него были признаки отравления неизвестным веществом, а еще — закрытые черепно-мозговые травмы, множественные ссадины и гематомы лица и конечностей, массивные гематомы обеих ягодиц и общее переохлаждение.

В ОНК сообщают, что заключенные часто просят их посодействовать переводу в любую другую колонию, кроме «Яблоневки». Освободившиеся оттуда рассказывают, что в карантинном отделении постоянно живут несколько заключенных, которые унижают и избивают остальных, иногда — до смерти.

Без спальных мест

В докладе также рассказывается о избиениях, которые происходят в СИЗО в Горелово (Ленинградская область). Например, летом 2017 года во время суда по мере пресечения содержащийся там мужчина сообщил, что сокамерники ежедневно избивают его и пытаются вымогать у него деньги. Другой жилец СИЗО рассказал, что в его камере жили 40 человек, хотя спальных мест было всего 35. После визита оперативников УФСБ РФ по Петербургу, которые стали угрожать ему ухудшением условий содержания, его избили сокамерники и перевели в камеру с худшими условиями (150 человек на 110 спальных мест).

Другой сидевший в СИЗО в Горелово гражданин еще в 2015 году заявил о том, что сотрудники уголовного розыска нанесли ему травму и сфальсифицировали против него обвинение в краже. В материалах служебной проверки сказано, что мужчина получил травму при ремонте автомобиля. Через год он скончался в СИЗО.

«Кремль» и спокойствие

В этом же СИЗО в феврале 2017 года скончался другой заключенный — на его лице были зафиксированы многочисленные гематомы и кровоподтеки, а на теле — ссадины. В его диагнозе упомянута интоксикация. Со слов подозреваемых и обвиняемых, во многих камерах этого СИЗО пребывают заключенные, которые наделены командно-распорядительными функциями. Они называются «Кремль» и выполняют распоряжения администрации. По просьбе следствия они оказывают давление на других заключенных, чтобы добиться от них нужных показаний, в частности, прибегают к физическому насилию. У остальных они якобы вымогают по 5 тыс. руб. в месяц, чтобы те могли «жить в камере спокойно».

Правозащитники говорят, что много информации о пытках поступает анонимно — особенно из СИЗО-6, ИК-7 и психиатрического отделения СИЗО-1. Это вызывает наибольшую тревогу, поскольку может означать, что заключенные запуганы, не чувствуют себя в безопасности и боятся быть заявителями или свидетелями. При проверках члены ОНК постоянно сталкиваются с ограничениями. Им не дают знакомиться с видеозаписями, документами и журналами учета происшествий, применения специальных средств и другими, а во время посещений запрещают фотографировать и снимать на камеру.

Члены ОНК Санкт-Петербурга отмечают, что на сообщения о пытках следствие в целом реагирует крайне пассивно. Напомним, что после скандала с пытками в ярославской колонии ФСИН анонсировала создание в каждом регионе комиссии, которая будет проверять случаи насилия в местах лишения свободы. Авторы доклада сообщили РБК Петербург, что хотят войти в соответствующую комиссию в Петербурге и Ленинградской области. Они направили в петербургское управление ФСИН свои предложения: расследовать пытки, предоставить видеозаписи из мест лишения свободы и включить их в состав комиссии.

В управлении Федеральной службы исполнения наказаний по Санкт-Петербургу и Ленобласти сообщили о начале проверки информации о нарушениях прав человека в колониях, говорится на сайте регионального управления ФСИН.