Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
00 часов : 00 минут : 00 секунд
00 дней
Весь РБК Pro до -50%
Лента новостей
Губернатор Брянской области сообщил об обстреле ВСУ села Ломаковка Политика, 17:25
Военная операция на Украине. Главное Политика, 17:19
Еда вышла из ресторанов: три важных тренда на рынке фудсервиса РБК и Черкизово, 17:18
Жоау Канселу перешел в «Баварию» после конфликта с Гвардиолой Спорт, 17:11
Минкульт объяснил требование к Третьяковке по «нравственным ценностям» Общество, 17:06
Военная операция на Украине. Онлайн Политика, 16:55
Школьное образование в Москве. Цифры, факты, инфографика Специальный проект, 16:55
Киберпонедельник: скидка до -50% на «Весь РБК Pro»
Получите все возможности сервиса за полцены до 1 февраля
Купить со скидкой
UniCredit оценила убыток от российского бизнеса в 2022 году Финансы, 16:55
Гонконг не разрешит выпуск алгоритмических стейблкоинов Крипто, 16:55
На левой автомобильной части Крымского моста установили последний пролет Общество, 16:55
Путин поручил утвердить федеральный проект по развитию робототехники Политика, 16:51
Воспитанник «Барселоны» перешел в клуб РПЛ Спорт, 16:42
Соловьев опроверг исключение Союза журналистов из международной федерации Политика, 16:39
В России снизилось число погибших в результате преступлений Общество, 16:35
Санкт-Петербург и область ,  
0 

«Люди в органах еще живы»: чем напугали чиновников таблички на домах

Претензии петербургских чиновников к активистам проекта «Последний адрес», устанавливающим таблички памяти расстрелянных в годы репрессий горожан, обернулись крупным скандалом. После того, как правозащитники обратились к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой разобраться в ситуации, вице-губернатор города Игорь Албин решил встретиться с общественниками, реализующими проект в Петербурге. Отметив, что принцип «что не запрещено, то разрешено» — не подходит для Петербурга, чиновник все-таки призвал сформировать правовую базу для дальнейшей реализации проекта. РБК Петербург спросил экспертов, какие проблемы в законодательстве мешают «Последнему адресу» и чем он так помешал представителям городской власти.

«Люди в органах еще живы»: чем напугали чиновников таблички на домах

Эдуард Понарин, заведующий Лабораторией сравнительных социальных исследований Высшей Школы Экономики в Санкт-Петербурге:

«Позиция комитета по культуре и мнение, которое озвучил сегодня Игорь Албин, говорят о том, что правительство не поощряет инициативу общественников. Могло бы оно перед выборами как-то использовать эту историю для себя? Вряд ли. Ведь если судить по рейтингу и недавним выборам, то у правительства и так все в порядке. Да, рейтинг несколько упал из-за пенсионной реформы, но он все еще достаточно высокий. В этом смысле активисты не всегда нужны, иногда они могут быть и досадной помехой. Вспомните проблемы со сквером Довлатова. С точки зрения власти, Довлатов — не наш человек: эмигрировал, даже «очернял». Люди, которые работали в органах во времена Довлатова, еще живы, а некоторые остаются при власти.

Напоминания о репрессиях нежелательны, наверное, потому, что для правительства не только Петербурга, но и страны в целом сейчас важна национальная консолидация. Последние лет 10 мы в сложной экономической ситуации. После 2008 года экономика практически не растет, экономическое положение граждан не улучшается. Чтобы сохранить поддержку народа, правительству нужны другие действия. Крымские события, а до этого война в Грузии, возрождают представление у граждан о том, что Россия является великой страной, даже сверхдержавой, что она может на равных спорить с США. Это способствует росту национальной гордости, которая несколько компенсирует экономическое трудности и потери. Какое-то время такой подход может работать; я вижу по своим исследованиям, что, несмотря на экономическую ситуацию, уровень счастья не упал, может быть, даже слегка улучшился на фоне роста национальной гордости.

В этом контексте память о репрессиях, о том, что у нас была какая-то плохая история, подрывает национальную консолидацию, при которой все люди в едином порыве сплачиваются вокруг правительства под знаменем великой державы. Поэтому такие напоминания о темных печальных страницах истории нежелательны. Тем более, что по этому поводу в обществе тоже нет единства. Часть людей хочет, чтобы о репрессиях помнили, а другая часть общества возмущается и пытается ставить памятники Сталину. А многие представители молодого поколения, я подозреваю, вообще не знают о репрессиях.

Официальная позиция, которую первое лицо нашего государства уже озвучивало несколько раз: что репрессии были, что это плохо, что повторения этих репрессий быть не должно, но в то же время выпячивать репрессии и чернить нашу историю — это тоже плохо. Примерно такая позиция у правительства, а на местах люди при власти стараются следовать принципу «как бы чего не вышло» и более ли менее повторяют генеральную линию со своими местными нюансами».


«Люди в органах еще живы»: чем напугали чиновников таблички на домах

Ольга Батура, руководитель практики недвижимости и государственно-частного партнерства «Дювернуа Лигал»:

«В данном случае я бы говорила не о нарушениях со стороны общественников, а о том, что инициатива установки памятных знаков выявила сразу два пробела в региональном законодательстве. Установка памятных знаков попадает под действие постановления правительства Петербурга от 21.08.2009 N 944 «О порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при установке произведений монументального искусства в Санкт-Петербурге». Этот акт определяет порядок установки произведений монументального искусства, увековечивающих память о выдающихся личностях или событиях, к которым относятся памятные знаки. Порядок носит заявительный характер. Заявление подается и рассматривается в комитете по градсотроительству и архитектуре Петербурга.

Кроме того, к указанной ситуации применимы правила благоустройства территории Петербурга (постановление правительства от 31.01.2017 N 40), определяющего правила благоустройства территории Санкт-Петербурга в части, касающейся эстетических регламентов объектов благоустройства и элементов благоустройства.

Пробелы же заключаются в том, что, во-первых, существующий заявительный порядок сложный и длительный, растягивается на несколько месяцев, поскольку требует избыточного количества согласований и, очевидно, должен быть упрощен. А, во-вторых, перечень выдающихся личностей, которые могут быть увековечены, определен распоряжением правительства города от 12.05.2017 N 28-рп, а вот перечень известных событий, связанных с Петербургом, пока не создан, хотя указание на него есть.

Учитывая данную ситуацию, можно рекомендовать сторонам садиться за стол переговоров и подготовить предложения по внесению изменений в указанные нормативно-правовые акты, устраняющие выявленные недочеты и упрощающие процедуру по размещению памятных знаков, например, в случае получения инициаторами размещения на фасадах памятных знаков согласия ТСЖ, если речь не идет об объектах культурного наследия. Поскольку история резонансная, а инициатива полезная, велика вероятность, что правительство Санкт-Петербурга оперативно примет изменения в указанные акты».​


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

«Последний адрес»

Проект «Последний адрес» — это широкая общественная инициатива, имеющая своей целью увековечение памяти наших соотечественников, ставших жертвами политических репрессий и государственного произвола в годы советской власти. В рамках проекта активисты устанавливают персональные мемориальные знаки единого образца на фасадах домов, адреса которых стали последними прижизненными адресами жертв этих репрессий. Первые 12 табличек проекта «Последний адрес» появились в Петербурге 22 марта 2015 года. За время работы активисты фонда установили около 800 памятных знаков в 48 городах страны. В Северной столице установлено около двухсот табличек с именами репрессированных ленинградцев.

Инициатор проекта Сергей Пархоменко был награжден Премией РБК Петербург 2016 в номинации «Выбор аудитории».