Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Два человека погибли при крушении небольшого самолета в Канаде Общество, 03:38 МИД Белоруссии заявил о пытающихся подорвать госстрой внешних силах Политика, 02:54 МИД Сирии обвинил Турцию и США в оккупации части своей территории Политика, 02:20 Умер актер Театра сатиры Владимир Носачев Общество, 01:45 СМИ сообщили о готовившем покушение на президента Колумбии россиянине Политика, 01:36 Россия возобновила авиасообщение еще с одной страной Общество, 01:32 Трамп выдвинул в Верховный суд США выпускницу Нотр-Дама Эми Баррет Политика, 01:01 Минздрав Белоруссии объяснил рост заболеваемости COVID-19 протестами Общество, 00:04 СМИ сообщили о взломе хакерами сайта Белтелерадиокомпании и канала ОНТ Технологии и медиа, 26 сен, 23:30 Маск показал фото космического корабля Starship с хвостовым оперением Технологии и медиа, 26 сен, 23:11 В Москве зафиксировали максимум смертей за сутки от COVID-19 с конца июля Общество, 26 сен, 23:05 Байден сравнил Трампа с Геббельсом Политика, 26 сен, 22:59 Ученые оценили возможность пожизненного иммунитета к COVID-19 Общество, 26 сен, 22:58 Сына бывшего вице-губернатора Брянской области арестовали по делу о ДТП Общество, 26 сен, 22:56
С.-Петербург ,  
0 

Реальная «просрочка» у банков: что скрывает официальная статистика?

Эксперты полагают, что сделанные Центробанком послабления позволили банкам очень успешно маскировать «просрочку», которая в реальности может составить 10-15%

Официальная статистика говорит о минимальной доле просроченной задолженности в кредитных портфелях банков: порядка 5% по Северо-Западу и 4% в Петербурге. Аналитики советуют не обольщаться - в реальности качество портфелей ухудшается с прошлого года, а в наступившем году «уровень просроченной задолженности не будет комфортным и безобидным», - подчеркивает ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и прогнозирования (ЦМАКП) Михаил Мамонов. Даже самые осторожные банки, видимо, столкнутся с дефолтами заемщиков. Банкиры, впрочем, надеются, что более качественная, чем накануне и во время предыдущего кризиса, кредитная политика позволит им пережить рост "плохих долгов" с минимальными потерями.

Между фальсификацией и страшилкой

Некоторые эксперты называют манипуляции банков с отчетностью не иначе как регулярной фальсификацией, другие говорят об "играх с цифрами". В любом случае, данные обзора Центрального Банка РФ, иллюстрирующего состояние банковской системы страны на 1 января 2015 года, стоит воспринимать критично. По этим данным, роста доли просроченной задолженности не наблюдается. «Однако в конце прошлого года рост мог быть уже активным, - комментирует Михаил Мамонов. – По-видимому, сделанные Центробанком послабления позволили банкам очень успешно маскировать «просрочку». «Многие банки приукрашивают данные своих официальных отчетностей, в большей или меньшей степени. Это для всех, в том числе и для ЦБ, известная проблема», - поясняет он.

Фото: М.Мамонов/facebook.com

«Формально доля просроченной задолженности по кредитному портфелю юрлиц за 2014 год не увеличилась, однако этот показатель далеко не идеален», - подтверждает ведущий эксперт по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин. «Официальная оценка не учитывает пролонгации кредитов крупного бизнеса, которая сопровождается предоставлением отсрочки по уплате основного долга, пересмотром графика погашения и уменьшением ежемесячных платежей, - продолжает Тетерин. - Куда показательнее динамика кредитовых оборотов, т.е. суммарного фактического погашения задолженности, по кредитам юридических лиц. А этот показатель у большинства корпоративных банков сокращался на протяжении почти всего 2014 года, что косвенно свидетельствует об ухудшении платежной дисциплины».

Другой, по отношению к официальным, полюс оценок – недавний прогноз Standard&Poors: по мнению рейтингового агентства, состояние бизнеса и банковской системы России так неблагополучно, что доля «плохих долгов» может достичь в текущем году отметки 40%. «Это в некотором роде устрашение, к которому Standard&Poors вообще склонен, - комментирует Михаил Мамонов. – Аналогичные оценки агентство давало во время предыдущего кризиса, но тогда доля "плохих долгов" так и не превысила 10%. Чтобы их текущий прогноз в 40% реализовался, в экономике должны произойти катастрофические события». Точка зрения ЦМАКП сводится к тому, что при негативном сценарии – углубления рецессии в конце года – просроченная задолженность вырастет до 15-17% объема кредитных портфелей, а при среднем сценарии составит 10-12%, с учетом маскировки в балансах.

«Рост задолженности, в процентном отношении, неизбежен, - уверен президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир Джикович, - хотя бы ввиду снижения темпа кредитования, которое уже произошло во всех сегментах рынка». Когда кредитные портфели пополняются медленно, старые долги в них становятся заметнее, - поясняет президент ассоциации. «Но может сработать и второй фактор увеличения «плохих долгов»: дефолты компаний-заемщиков», - добавляет он. По словам Владимира Джиковича, Центробанк невольно стимулировал неплатежи предприятий друг другу, поскольку при текущей высокой процентной ставке оказалось выгоднее размещать средства на банковских депозитах, чем платить субподрядчикам. «Доход с депозита порой заметно превышает размер штрафов за нарушение договора», - отмечает он. На бизнесе части компаний, и так пострадавшем по объективным экономическим причинам, искусственное затягивание расчетов может сказаться драматично, - полагает Владимир Джикович.

Фото: В.Джикович/osspb.ru

«Кроме того, сейчас гораздо сложнее, чем раньше, перекредитоваться, - добавляет аналитик Национального рейтингового агентства Вадим Тихонов. – Перекрывать ссуду, взятую, предположим, под 15% годовых, кредитом под 25-28%, уже совсем не интересно». Как он считает, особый риск для банков – валютные кредиты бизнесу или физическим лицам, получающим доходы в рублях. «Обеспечение по этим кредитам, в основном, тоже рублевое. В таких случаях наблюдается снижение отношения обеспечения к сумме долга», - отмечает аналитик.

«Плохие долги» - не шутки

К чему приведет неизбежный рост «просрочки»? «Снижение качественной оценки кредитов влияет на достаточность капитала, обязывает банки создавать дополнительные резервы на возможные потери. Объем резервов, в свою очередь, влияет на размер прибыли», - объясняет Вадим Тихонов. По его словам, за прошедший год количество убыточных кредитных организаций увеличилось в России с 88 до 127, объем полученных ими убытков увеличился с 18,7 млрд. рублей (на 1 января 2014 г.) до 264,5 млрд. рублей (на 1 января 2015 г). В то же время прибыльные банки заработали порядка 853,6 млрд. рублей против 1,02 триллиона в 2013 году. Этот тренд продолжится.

«Во время прошлого кризиса прибыльность банковских активов сократилась почти до 0, - говорит Михаил Мамонов. – До кризиса 2008 года мы гордились тем, что прибыльность российских банков была одной из самых высоких в мире, и это объясняло привлекательность банковского рынка страны для иностранных инвесторов. Прогнозируемый сейчас уровень просроченной задолженности в более 10% еще заметнее ударит по прибыльности и инвестиционному потенциалу банков».

«Просроченная задолженность влияет на все, - говорит Владимир Джикович. – Страдает и прибыльность, и надежность. Риск банковских дефолтов при снижении качества кредитных портфелей, конечно, возрастает».

Опыт, сын ошибок трудных

«Нельзя отрицать, что ухудшение качества банковских активов во всех сегментах довольно вероятно. Банки готовятся к этому, увеличивая отчисления в резервы, что, конечно, сказывается на финансовом результате банковской системы», - рассуждает заместитель руководителя Северо-Западного регионального центра ВТБ - вице-президент Руслан Еременко. Позитивным отличием текущего кризиса от предыдущего является полученный банками опыт и скорректированная кредитная политика. Банкиры подчеркивают, что кредитные портфели, сформированные в период 2010 – 2014 годов, - качественнее, чем те, что создавались в начале и середине 2000-х годов. «Нынешний кризис банковская система в целом встретила более подготовленной, - продолжает Руслан Еременко. - Опыт событий 2008-2009 годов научил финансовые институты снижать аппетиты к риску - не кредитовать без проведения детального анализа заемщика и предлагаемого им проекта».

Фото: Р.Еременко/ВТБ

Помимо «снижения аппетитов», результатом работы банков над ошибками прошлого кризиса стали усовершенствованные механизмы риск-менеджмента. «Грамотно выстроенная система риск-менеджмента позволяет нам выявлять признаки «проблемности» на ранней стадии», - подчеркивает Руслан Еременко. О том же говорит заместитель председателя правления «Балтинвестбанка» Андрей Атамась: «Профилактика проблемной задолженности начинается еще на этапе рассмотрения кредитной заявки.» Он добавляет: «Пока у нас есть основания надеяться, что для основных клиентов банка 2015 год пройдет без серьезных финансовых потрясений».

Выгодно быть гуманистами

Но во время кризиса проблемы могут возникнуть даже у надежных клиентов, и не по их вине. «В таких случаях мы всегда стараемся идти навстречу клиенту и выработать обоюдно удобный вариант решения, ведь бывают разные причины возникновения проблем с погашением кредитной задолженности», - отмечает Руслан Еременко. Необходимость сотрудничать с клиентом, испытавшим трудности, - один из уроков прошлого кризиса, - считает Владимир Джикович. «Как правило, банки стараются сохранить клиента, чтобы он смог дальше обслуживать задолженность», - говорит он.

«Все по-разному работают с проблемной задолженностью, - отмечает Вадим Тихонов. - Кто-то реализует залоги, кто-то пересматривает сроки кредита (пролонгация, реструктуризация), даже если изначально не предусматривал такой возможности в договорах». «Наверное, можно сказать, что сейчас банки более лояльны к клиенту, пусть это и не повальная практика», - резюмирует эксперт.

Чтобы система устояла

Сам по себе тревожный уровень «плохих долгов» не является приговором устойчивости банковской системы, подчеркивают собеседники РБК. Предполагается, что это вызов, на который сильные игроки финансового рынка способны найти адекватные ответы. Одним из них станет докапитализация, в том числе, с участием государства, другим - сотрудничество с "проблемными", и даже потенциально проблемными, клиентами. Уже в конце предыдущего кризиса банки и их заемщики демонстрировали большую эффективность переговоров, чем в начале. Можно надеяться,что за прошедшие с тех пор годы культура нахождения компромиссов дополнительно окрепла.

«Во время прошлого кризиса половина проблемных кредитов была возвращена, и банковская система устояла, - говорит Андрей Атамась. - Значит, и сейчас следует предпринимать все меры для того, чтобы достичь как минимум такого же результата».

Елена Кром