Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Посольство заявило об ошибке в сообщениях о гибели россиян с АЭС «Аккую» Общество, 21:31 Почему опасно водить машину в пуховике РБК и Dunlop, 21:30 Озоновая дыра над Антарктидой уменьшилась до рекордного за 37 лет размера Общество, 21:17 Reuters сообщил о выходе курдских формирований из зоны безопасности Политика, 21:14 «Авангард» по буллитам обыграл «Салават Юлаев» в матче КХЛ Спорт, 21:11 «Локомотив» назвал стартовый состав на игру ЛЧ с «Ювентусом» Спорт, 21:09 Шойгу напомнил об оставшихся у США 1,5 часах по Сирии Политика, 20:52 Адвокаты заявивших об избиениях на митингах обратились к новому главе СПЧ Общество, 20:51 В родовом ауле Арашуковых задержали родственников экс-сенатора Политика, 20:38 Путин назвал судьбоносными решения по итогам переговоров с Эрдоганом Политика, 20:33 Путин и Эрдоган договорились о российских патрулях на границе с Турцией Политика, 20:31 Актриса Бочкарева сообщила о травле в соцсетях Общество, 20:20 Путин обсудил с Эрдоганом использование карт «Мир» в Турции Экономика, 20:13 Эрдоган сообщил о гибели двух россиян при строительстве АЭС «Аккую» Общество, 20:06
С.-Петербург ,  
0 
Риск ретрограда: чем опасны устаревающие бизнес-модели?
Фото: Роман Пименов/интерпресс

Только 4% топ-менеджеров российских компаний готовы к цифровой трансформации бизнеса. К такому выводу пришла консалтинговая компания Strategy Partners в ходе соответствующего опроса руководителей ста производственных компаний России. Аналитики выяснили, что 91% российских компаний используют устаревающую бизнес-модель. 17% не считают трансформацию приоритетным направлением развития бизнеса. 26% опрошенных вообще не понимают, как цифровые технологии могут способствовать развитию их бизнеса.

Для улучшения ситуации 35% опрошенных считают необходимым создавать специализированные образовательные программы; 17% — повысить эффективность государственных закупок в сфере инновационных технологий, еще 17% говорят о необходимости снизить торговые барьеры в сфере международных технологий.

Проблему признают и в федеральном правительстве. Посвященный цифровой трансформации национальный проект «Цифровая экономика» является одним из самых слабореализованных проектов правительства РФ: по состоянию на середину июня ход кассового исполнения составлял около 7%, сообщал ранее первый вице-премьер Антон Силуанов. Редакция РБК Петербург попросила экспертов прокомментировать эти данные, в том числе, в разрезе петербургского бизнеса.


Председатель Ассоциации электронных денег, эксперт ФАТФ Виктор Достов:

«Как любая статистика, эта лукава, но в целом отражает настрой. Не то, чтобы менеджеры были такими ретроградами, но за массой текущих хлопот довольно сложно думать о концептуальном анализе. Тем более, для успешно работающих моделей риски перемен представляются абсолютно избыточными.

Частные компании действительно не видят кратко- и среднесрочных выгод от цифровизации. Госсектор, который к цифровизации подталкивают сверху, скорее видит это как федеральную, а не локальную инициативу и весьма осторожно двигается в этом направлении.

Причина невысокого энтузиазма довольно проста — цифровизация сама по себе — не панацея. Есть острый недостаток конкретных приложений этой концепции, которые показали бы бизнесу, особенно малому и среднему, легкопонятные выгоды от перехода на цифру. Часть отраслей — например банки, крупный ретейл или страховые компании — уже вполне оцифрованы. Для производства, мелкого ретейла, медицины и других отраслей модели и выгоды не то чтобы не очевидны, но, на взгляд управленцев, не стоят инвестиций и ломки существующих концепций.

«Для многих отраслей выгоды не то чтобы не очевидны, но, на взгляд управленцев, не стоят инвестиций и ломки существующих концепций»

Среди факторов, способных изменить ситуацию, главный — это время. Нужно еще год-два на разработку, понимание и распространение упомянутых моделей и подходов. Государство также может активно помочь, в первую очередь — вводя цифровые подходы в подконтрольном секторе. Это будет и демонстрация эффективности, и подготовка специалистов и, в хорошем смысле, навязывание цифровых моделей всем, кто планирует работать с госсектором.

В Петербурге уровень цифровой готовности скорее всего заметно выше, чем в среднем по стране. Во-первых, регион достаточно сильный в финансовом смысле, чтобы компании могли себе позволить цифровые эксперименты. Во-вторых, высокий интеллектуальный потенциал, связанный с большим количеством академических и образовательных учреждений дает о себе знать. Определенную роль может сыграть и географическая близость к Европе. Тем не менее, я бы говорил скорее о количественных отличиях, а не о качественных».


Вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Княгинин:

«В Петербурге уже есть отрасли, которые пережили цифровую трансформацию. Прежде всего это рынок такси, туристический бизнес в сегментах бронирования гостиниц и билетов, в значительной степени — рынок средств массовой информации и торговля, отдельные сектора в сфере услуг. Крупные игроки, претендующие на большие доли своих рынков, решения о цифровой трансформации и соответствующей смене бизнес-модели уже приняли. Видимо, они и составляют те 4%, о которых говорит Strategy Partners.

Очевидно, что абсолютному большинству компаний придется в ближайшие годы существенно увеличить инвестиции в IT-составляющую своих бизнес-процессов. Думаю, что прежде всего это относится к финансовому, в частности банковскому сектору. Соответствующие изменения в нем уже происходят. Также, мне кажется, высока степень готовности к цифровой трансформации в медицине. Масштабная дальнейшая информатизация здесь пока задерживается главным образом потому, что этот сектор в основном бюджетный и здесь государство взяло на себя значительный объем программных действий по цифровизации.

«Абсолютному большинству компаний придется в ближайшие годы существенно увеличить инвестиции в IT-составляющую своих бизнес-процессов»

Только что принято решение о создании значительного по масштабам венчурного фонда в сфере образования, РВК подбирает оператора. Но и без этого мы видим, что аффилированные с государством компании довольно быстро внедряют цифровые технологии в систему образования. В частности, университеты активно переходят на новые программные платформы.

Хотя отставание России в целом (и Петербурга в частности) от развитых стран значительное, в целом не катастрофическое. Имеются данные ВШЭ о внедрении информационных систем в промышленности. Мы тут выглядим несколько хуже, чем ведущие европейские страны — разрыв хоть и большой, но не критический, гораздо меньший, чем демонстрирует Strategy Partners. Большинство ведущих петербургских компаний имеет весьма развитую информационную базу, у них есть IT-директора, которые активно занимаются соединением информационных и операционных технологий. В частности, «Газпромнефть» является одним из лидеров цифровизации не только в Петербурге, но наверно и в масштабе страны.

«Отставание России от развитых стран значительное, но в целом не катастрофическое»

В 2020 году планируется внедрение в Петербурге беспроводной связи 5G, позволяющей передавать большие объемы данных на высоких скоростях. В первую очередь ею будут пользоваться транспортники и медики. Это помимо индустрии развлечений, которая уже предлагает почти неограниченный доступ к потоковому видео.

Наибольшие проблемы с цифровизацией испытывает машиностроение. Там сложное, дискретное производство, «зоопарк» унаследованного аналогового оборудования и уже установленных информационных систем предыдущего поколения. Так что пока не очень понятно, в какой конфигурации машиностроители будут реализовывать свои программы цифровизации. Правда, появляются полностью цифровизированные компании в промышленном инжиниринге. Самый яркий пример — CompMechLab Алексея Боровкова. Но увеличивается и число заводов, которые переходят на промышленный интернет. Показательный пример — «Средненевский судостроительный завод», который создает «цифровую верфь». Подобный объект проектирует Морской технический университет, внедряют цифровые решения двигателестроители.

Такие предприятия используют возможности промышленного интернета для связывания разного рода технологических комплексов. У них постепенно происходит переход от автоматизации к интеллектуализации производственных процессов. Косвенным признаком такого перехода является использование современных сложных MES-систем (система управления цехом) последних поколений. По опросам, их используют уже около 20% машиностроительных предприятий Петербурга.

Вторая отрасль, которая всех интересует, это — транспорт. Помимо сегмента такси, с которым уже все ясно, здесь выделяется наш, да и общероссийский, лидер автомобильных грузоперевозок — компания «Деловые линии». У нее есть своя программная платформа, она в значительной степени уже цифровая компания. В ОЖД идут позитивные процессы. Рядом с Балтийским вокзалом Октябрьская железнодорожная дорога месяц назад открыла свой испытательный полигон для новых технологий. 90% представленных там решений–цифровые.

В целом, цифровизация бизнеса идет. Хотя темпы могли бы быть выше, ситуация — далеко не катастрофическая. Внедрение новых технологий, помимо прочего, сдерживается наличием информационных и технологических систем предыдущих поколений. Нет смысла их просто сносить и начинать все с чистого листа. Тут все определяет экономика — зачем отказываться от систем, которые вполне справляются пока с поставленными задачами?

Я думаю, именно такие ситуации имеют в виду те 26% опрошенных, которые заявили Strategy Partners, что не понимают, как цифровые технологии могут способствовать развитию их бизнеса. Они пользуются, конечно, благами цифровизации, но именно как пользователи, а не разработчики. Например, когда традиционные технологии сбыта их продукции заменяются электронной торговлей, когда они начинают вести расчеты через электронные кассы или создавать новые сервисы на основе базы данных клиентов мобильных операторов. Так что довольно большая, на первый взгляд, цифра в 26% «не понимающих» меня не расстраивает».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

Задайте вопрос Максиму Орешкину
Министр ответит на самые популярные из них в онлайне на РБК