Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Семак посетовал на невнятную игру «Зенита» до первого гола в матче ЛЧ Спорт, 23:30 Как устроен отпуск в новой реальности: не так, как год назад РБК и Hyundai Mobility, 23:23 Глава Пентагона заявил о необходимости агрессивно конкурировать с Россией Политика, 23:19 Израиль перехватил ракету из сектора Газа Общество, 23:16 Мэр Екатеринбурга призвал пассажиров выгонять из автобуса людей без масок Общество, 23:13 Власти назвали условие сокращения поездок между Россией и Белоруссией Общество, 22:59 Глава СПЧ предложил нанять студентов для слежки за пассажирами в Москве Общество, 22:46 Кержаков заявил о конце существования юношеской сборной России Спорт, 22:44 Требования к автомобилю для путешествий по дикой природе РБК и Jeep, 22:41 МИД назвал бездоказательными выводы из доклада ОЗХО по делу Навального Политика, 22:35 Депутаты решили обязать агрегаторы такси создавать филиалы в регионах Технологии и медиа, 22:30 Как пандемия повлияла на бизнес в России. Цифры и факты РБК и SAP, 22:00 Израиль и ОАЭ договорились о безвизовом режиме Политика, 21:57 «Зенит» на последних минутах проиграл в первом матче Лиги чемпионов Спорт, 21:50
С.-Петербург ,  
0 

Заглянули и ужаснулись: эксперты рассказали правду о цифровых технологиях

Уже и в России, а не только на Западе, цифровые технологии меняют поведение потребителей и саму экономику. Она становится демократичной: «цифра» обеспечивает всеобщий доступ к товарам и услугам и радикально снижает цены. Компаниям сложно зарабатывать в таких условиях, поскольку уникальность предложения исчезает, а маржа постоянно сокращается, рассказали эксперты прошедшего в Петербурге III Digital Forum РБК.

Правда о «цифре» заключается в том, что это не волшебное средство повышения эффективности, а суровый управленческий вызов — принять его вынуждены все, а продуктивно ответить могут немногие, констатировали участники форума. При определенных условиях, цифровые платформы позволяют быстро масштабировать бизнес — это компенсирует компаниям низкую маржу и дает возможность, самостоятельно или в кооперации с партнерами, монополизировать отраслевые рынки. К чему и стремятся российские лидеры цифровизации. Два главных фактора, замедляющих этот процесс, — перманентная угроза прихода Счетной палаты и консерватизм собственного персонала.

МЕЖДУ «ЦИФРОЙ» И ПРОВЕРЯЮЩИМИ — ПРОПАСТЬ

Алексей Минин, исполнительный директор Института прикладного анализа данных компании Deloitte:

Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург
Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург

«Мнение о том, что цифровые технологии — это набор уникальных преимуществ, которые позволяют бизнесу оторваться от конкурентов, в корне неверно. Как выразился шведский экономист Кьелл Нордстрем, «все, что может быть оцифровано — будет оцифровано; все что будет оцифровано — будет скопировано; все, что будет скопировано — потеряет ценность». То есть все, что переходит в цифровую реальность, становится общедоступным. Цифровая экономика — это победившая форма демократии; она дает всем пользователям во всех странах (если, конечно, вы не житель закрытого изнутри государства) равный доступ к товарам и услугам и радикально снижает их цену благодаря конкуренции всех со всеми. Именно поэтому зарабатывать деньги на «цифре» крайне сложно, но заработать их без «цифры» вскоре будет просто невозможно — кто не участвует в цифровом рынке, тот уходит из бизнеса; другого рынка уже нет.

«Все, что может быть оцифровано — будет оцифровано; все что будет оцифровано — будет скопировано; все, что будет скопировано — потеряет ценность»

В России число выбывших компаний будет, к сожалению, высоким. Во-первых, существенная доля российского бизнеса — это посреднические компании, дистрибуторы или попросту перекупщики, не создающие никакой добавленной ценности. С распространением цифровых торговых площадок (marketplace), связывающих напрямую производителя и покупателя, потребность в физических посредниках будет сведена к нулю.

Во-вторых, мы очень сильно отстали в темпе и качестве цифровизации. Это связано с тем, что значительная часть крупных компаний так или иначе связана с государством, то есть с госденьгами, расходование которых в инновационных целях весьма непросто, и всегда контролируется Счетной палатой.

Вот недавно мы разработали модели для моделирования экспортных потоков продукции АПК и их оптимизации, основанные на системах искусственного интеллекта. Эта технология, по нашим оценкам, должна дать стране увеличение выручки от экспорта сельхозпродукции за рубеж более чем на 20%. Однако, когда дело дошло до реализации проекта, объяснить то, как будет устроена система, оказалось весьма затруднительно — ведь объяснять приходится людям, далеким от такого рода систем. Более того, приемочные комиссии опасаются того, что придет Счетная палата и попытается выяснить, каковы результаты внедрения систем искусственного интеллекта в процессе оптимизации какой-либо аналогичной производственной цепочки. Мы отвечаем, что не может быть прогнозируемых результатов, поскольку это эксперимент — не проведя его, не узнаешь конечный эффект. А проверяющие говорят, что государство может проводить только результативные НИР (научно-исследовательские разработки — ред.); у него нет поля для экспериментов — на этом пункте истории с госконтрактами в части внедрения инноваций в большинстве случаев заканчиваются.

Зарабатывать деньги на «цифре» крайне сложно, но заработать их без «цифры» вскоре будет просто невозможно

Внедрение сложных алгоритмов требует высокой квалификации и от заказчика, и от проверяющих органов. В проверяющих органах зачастую просто нет специалистов, способных оценить инновационность работы. Но позиция «мы не можем этого понять, и поэтому не можем принять вашу идею» неприемлема. Иными словами, между законом о закупках, техническими заданиями, отношением проверяющих органов, с одной стороны, и цифровой экономикой, с другой — огромная пропасть. В нее падают многие потенциально взрывные, по своим позитивным эффектам, российские цифровые проекты».

СТРАШНО «ВЫПРЯМЛЯТЬ» РАБОЧИЕ ПРОЦЕССЫ

Михаил Гаврилов, директор по развитию digital-департамента Банка «Санкт-Петербург»:

Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург
Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург

«В последние четыре года банки хорошо освоили все связанные с продажами современные технологии — cross-sell, up-sell, предиктивные системы продаж и прочее. Все, что мы хотели выжать из продаж с помощью «цифры», уже сделано. Но время, когда можно было внедрить новую технологию и за счет большого притока новых клиентов или финансовой экономии получить десятки, а то и сотни миллионов рублей дополнительно, прошли. Новых денег больше не будет: с этого года мы живем в новом мире — мире низкой инфляции. Перекладывать на клиента растущие расходы на IT-внедрения уже не получится. И пока мы не знаем, что с этим делать.

Новых денег больше не будет: с этого года мы живем в новом мире — мире низкой инфляции

Вернее, мы знаем: надо смотреть внутрь себя, но это страшно. Нас шокирует, когда мы приходим в операционную дирекцию и видим, как ее сотрудники открывают одну программу, списывают на бумажку определенный номер, потом открывают вторую, сверяют с ней этот номер, тратят на это 80% рабочего времени. А в этот самый момент менеджеры компании рассказывают на конференциях о том, как они внедрили искусственный интеллект в области предиктивных моделей построения клиентского сервиса.

То есть, вместо того чтобы регулярно выпрямлять по 20-30 внутренних мелких процессов, получать от этого экономию в миллион рублей, радоваться ей и приступать к выпрямлению следующих 30 процессов, российская компания, как правило, думает о том, где и как бы найти дополнительных клиентов. Однако дополнительных клиентов уже не будет — все разобраны. Чтобы остаться конкурентоспособными, нам придется шагать в эту черную пропасть — работы над собственной внутренней эффективностью».

Чтобы остаться конкурентоспособными, нам придется шагать в черную пропасть работы над собственной внутренней эффективностью

СОЮЗ ЦИФРОВОГО ПРОЕКТА С ФИЗИЧЕСКИМ ОБЪЕКТОМ

Андрей Лукашевич, управляющий директор Delivery Club:

Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург
Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург

«Наша цель — сломать стереотипы и модель потребления. Для этого критически важны цена и скорость. Это отлично доказал рынок такси — когда, благодаря уберизации, у вас время подачи автомобиля сократилось с условных получаса до 2 минут, а цена поездки стала сопоставимой с расходами на общественный транспорт, вы начали пользоваться этой услугой не как роскошью, а как средством решения повседневных задач. Немало людей пользуются такси ежедневно, чтобы попасть на работу, учебу, заехать в магазин.

Примерно та же ситуация складывается на рынке доставки еды. Мы, цифровой сервис доставки, хотим, чтобы потребитель мог заказать котлеты по цене, не существенно отличающейся от стоимости их приготовления на личной кухне. Тогда вы будете заказывать доставку, чтобы просто пообедать, а не только по праздничным случаям. Основная сложность — обеспечить адекватное для задач регулярного повседневного питания время доставки. И вот поэтому компании, созданные в интернете, «обрастают» активами из физического мира.

На ресторанном рынке создается новая модель бизнеса — ее можно назвать киберфизической, так как она интегрирует онлайн-сервисы с офлайн-производствами

Например, сложно удовлетворить утилитарную потребность в питании в спальных районах — там большая часть ресторанов предлагает только продукты, предназначенные для событийных нужд: пиццу, суши и т.д. Мы не можем и не должны склонять потребителя к тому, чтобы он ел это каждый день. А длительность доставки нормальной домашней еды из центра в спальный район уже выходит за рамки паттерна регулярного питания: больше 45-60 минут человек ждать не будет, ему легче сходить в магазин и купить что-то для быстрого приготовления. Поэтому нам необходимо размещать в спальных районах собственные офлайн площадки, куда мы приглашаем партнеров из центра города, гарантируя им спрос. Популярным решением является строительство так называемых «темных кухонь», то есть ресторанов, часто размещающихся в подвалах, с недорогим ремонтом, но современных, технологичных и нацеленных в основном на доставку. С помощью анализа больших данных, мы подсказываем партнерам-рестораторам, где стоит разместить такие точки, и на какое меню сделать ставку, поскольку такое размещение закроет дефицитную для данной локации потребность.

Так создается новая модель бизнеса на ресторанном рынке — ее можно назвать киберфизической, так как она интегрирует онлайн-сервисы с офлайн-производствами».

ОКУПАЕМОСТЬ ЧЕРЕЗ УБЕРИЗАЦИЮ

Андрей Лушников, председатель совета директоров ГК «БестЪ»:

Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург
Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург

«В одном из зданий нашего комплекса «Ферма Бенуа» мы реализуем проект подготовительной школы, базирующийся на цифровых технологиях. Изначально мы ставили задачу конвертировать посетителей ресторана, который находится в соседнем здании, в клиентов школы. Но процент конверсии был невысоким, а окупить вложения в историческое здание, обучающие методики и прочее — через работу одного школьного проекта, было невозможно. Поэтому мы разработали цифровую модель франчайзинга, фактически исключающую риски нарушения партнерами-франчайзи стандартов школы.

Благодаря цифровой платформе, созданной для нашего бизнеса, франчайзи становятся членами общей с нами экосистемы. Один из важных ее принципов — оценка учениками качества работы учителей, тренеров, администрации. Это как в Uber: водителю не столько важны чаевые, сколько оценка, которую выставит ему клиент. Причем, мы создаем полностью самообучающуюся систему, где участники с лучшими рейтингами развивают участников с рейтингами пониже. Все учебные материалы нами оцифрованы и доступны в системе каждому партнеру».

Благодаря цифровой платформе, созданной для нашего бизнеса, франчайзи становятся членами общей с нами экосистемы

«ОБЩЕНИЕ» РОБОТОВ

Фарид Мадани, генеральный директор ГК «Деловые линии»:

Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург
Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург

«Основной «цифровой» тренд компании сегодня — это масштабное внедрение роботов. Как нематериальных — по сути, программ, которые автоматизируют процессы, так и вполне реальной робототехники.

Например, на автоматизированных складах мы тестируем самоуправляемые тележки: они «общаются» друг с другом по принципу «мультиагентных систем», выполняют задания и перемещаются, избегая столкновений. Безусловно, пока — это скорее эксперимент. А вот дрон, который инвентаризирует склад, наша реальность. Он собирает информацию о грузах и их габаритах, помогает выявлять нештатные ситуации.

Главным же риском при внедрении «цифры» сегодня является стремительное развитие технологий. Можно вложить огромные средства, потратить ресурсы и на выходе получить неактуальный продукт. Который уже просто не нужен рынку. Поэтому мы отказываемся от проектов, которые не могут показать результат за 3 месяца. Долгосрочные проекты у нас также, безусловно, есть, но и их результативность по ним отслеживается поквартально. Такой подход неоднократно помогал нам избежать лишних трат».

ФОМИРУЮТСЯ НОВЫЕ МОНОПОЛИСТЫ

Марина Липецкая, директор Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад»:

Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург
Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург

«Мы видим отчетливое движение компаний из крупных секторов экономики (таких как машиностроение, логистика, железнодорожные перевозки) в сторону создания цифровых платформ для ведения и расширения бизнеса. Речь идет об универсальных платформах, позволяющих как формировать широкую линейку конечных продуктов для потребителей, так и строить внутренние бизнес-процессы. Подобное решение использует, например, автопроизводитель MAN. На свою платформу он привлек поставщиков комплектующих, логистические компании и так далее. Другой пример — платформа сервисной компании Lufthansa Technik, консолидирующая рынок авиапроизводителей, авиакомпаний, их поставщиков и партнеров.

Почти каждый крупный игрок большого рынка выводит свою собственную платформу. И по мере ускорения этого процесса, все острее встают вопросы перед каждой компанией: какую позицию занять в формирующемся новом ландшафте? Надо договариваться с коллегами по отрасли и разрабатывать общую цифровую платформу, укрупняться через слияния и поглощения или оставаться в своей нише и пытаться бороться за долю рынка самостоятельно?

Надо договариваться с коллегами по отрасли и разрабатывать общую цифровую платформу, укрупняться через слияния и поглощения или оставаться в своей нише и пытаться бороться за долю рынка самостоятельно?

На этом фоне мы видим возникновение большого количества консорциумов в digital-сфере. Рынок переделывается, идет новая монополизация уже не через физические активы, производственные или логистические мощности — а через платформу, к которой вынуждены подключатся остальные участники рынка».

Стратегическими партнерами Digital City Forum III выступили Банк «Санкт-Петербург» и компания Комфортел; автомобильный партнер — Ауди Центр Петроградский; партнеры: МегаФон, консультационная группа «Прайм Эдвайс», Группа «Эталон», компании Газинформсервис, Ростелеком, Смарт Телеком, Агентство Цифрового Радиовещания, Код безопасности.