Лента новостей
Директор Левада-центра заявил о тоске россиян по «справедливому СССР» Политика, 17:37 Кошелек MyEtherWallet разрешит выводить криптовалюту без верификации Крипто, 17:32 В Москве закрыли частную клинику после смерти пациентки Общество, 17:29 В США актеру сериала «Империя» предъявили обвинение Общество, 17:28 Глава РФПИ попросил суд и СК выпустить Калви из-под стражи Политика, 17:14 Лавров отреагировал пословицей на компромисс по «Северному потоку-2» Бизнес, 17:10 Сборная России по биатлону выиграла золотую медаль на чемпионате Европы Спорт, 17:06 Глава «Сибура» назвал срок строительства аэропорта в Тобольске Бизнес, 16:50 Лавров заявил о заражении ЕС «бациллой американской вседозволенности» Политика, 16:38 Назарбаев объявил об отставке правительства в интересах народа Казахстана Политика, 16:36 В Венгрии переезд штаб-квартиры банка МИБ сочли «троянским конем Путина» Финансы, 16:33 Боюсь рисковать: как открыть агентство бренд-коммуникаций РБК и «Билайн» Бизнес, 16:30 Аэропорт Дублина приостановил полеты из-за дрона Общество, 16:22 Bitcoin теперь можно заработать в Twitter Крипто, 16:22
С.-Петербург ,  
0 
Смелый актер: как Юрский заслужил любовь зрителей и ненависть начальства
Сергей Юрский участвует в спектакле «Избранные судьбы» на сцене театра-студии Ленинградского государственного университета. (Фото: Павел Маркин/Интерпресс)

Сегодня в Москве проходит прощание со знаменитым петербуржцем — артистом, режиссером и литератором Сергеем Юрьевичем Юрским. Он скончался 8 февраля 2019 года в возрасте 83 лет. Хотя Сергей Юрский будет похоронен на московском Троекуровском кладбище, Петербург считает артиста своим — здесь он родился в театральной семье, здесь учился на юрфаке Ленинградского госуниверситета (ЛГУ) и начал театральную карьеру в спектаклях знаменитого тогда театра-студии ЛГУ. Позднее, став студентом Театрального института на Моховой (ныне ГАТИ), был приглашен в БДТ им. Горького, которым руководил Георгий Товстоногов.

Однако в родном городе у артиста постепенно накапливались проблемы — Юрского не полюбили ортодоксальные коммунистические руководители города. О том, почему ленинградец Сергей Юрский переехал в Москву, и что он значит для Петербурга, изданию рассказал литературный критик Никита Елисеев:


«Умер умный артист Юрский. Оксюморон. Умный артист — это что-то вроде горячего снега. Артист вынужден быть глуповатым. Усилим утверждение, подопрём его авторитетом. Если уж «поэзия должна быть глуповата» (А. С. Пушкин), то артисту сама Мельпомена велела быть наивным, непосредственным, повышенно эмоциональным. А Юрский был умён, очень умён. Поэтому ему так здорово удавались эстрадные, чтецкие концерты. Человек на эстраде — гол. Это верно заметила Анна Ахматова: «Насколько сцена скрывает человека, настолько эстрада его обнажает». Ты и текст. Ты не можешь до конца воплотиться в одного из героев рассказов Зощенко или Шукшина. Между тобой и ними всегда будет дистанция. Ты будешь вынужден держать эту дистанцию, воплощаться, но не до самого последнего конца. У Юрского во время исполнения шукшинского рассказа «Сапожки» поразительно получалось одно, а пропо, очень важное и для Шукшина, и для самого Юрского: «Больше других орал Витька Кибяков, рябой, бледный, с большими печальными глазами. Даже когда он надрывался и, между прочим, оскорблял всех, глаза оставались печальными и умными, точно они смотрели на самого Витьку — безнадежно грустно». Вот такие печальные, умные глаза со стороны были у Юрского, когда он читал со сцены даже самые смешные рассказы Зощенко.

Между тем, и театральным, и киношным артистом Юрский был замечательным. Странным, ни на кого не похожим. Особенным. Мне повезло. Я слышал рассказ свидетеля того, как Юрский поступал в БДТ. Со второго курса Театрального института, кстати. Юрский показывался главному режиссёру, Георгию Товстоногову. Играл Фальстафа. Сцену из шекспировской хроники «Король Генрих IV». Тот, кто мне это рассказывал, подавал ему реплики за других персонажей, а Юрский весело их отбивал, будто умелый теннисист закрученные подачи. Товстоногов сначала смотрел и слушал спокойно, а потом нагнулся и, словно болельщик на захватывающем матче, выкрикнул с места: «Какой парень! Ах, какой парень!».

Он поставил на этого парня. И ставил на него до той поры, пока этого парня не возненавидело ленинградское начальство. Интеллигентный Ленинград навсегда запомнил Чацкого, которого сыграл Юрский. Впрочем, Молчалина (Лаврова), Софью (Доронину) интеллигентный Ленинград тоже запомнил, потому что в товстоноговском «Горе от ума» было три умных человека: Чацкий-Молчалин-Софья. Просто их умы действовали в разных плоскостях, если плоскости пересекались — происходила катастрофа, каковая и произошла. Умный Молчалин (Лавров) с некоторым недоумением смотрел на умного Чацкого (Юрского). Чё он надрывается и нарывается? Все и так всё знают. Идиот? Не похож. Значит, с жиру бесится.

Наверное, так смотрело на Юрского ленинградское начальство. Ленинградские начальники, ленинградские Молчалины, нацеленные на карьеру, были очень злые и старательные. Не голодные, но приголоженные. Совсем близко был жирный московский кусок пирога, надо было стараться. Они и старались. Стоит заметить, что ум, по крайней мере, тот ум, что был у Юрского, всегда связан с порядочностью. В России соединение ума с порядочностью поневоле приводит к известного рода смелости, что всегда сопряжено с теми или иными неприятностями.

Недаром Товстоногов на первых представлениях «Горя от ума» вывешивал над сценой цитату из Пушкина (текст залитован: Пушкин же!): «Догадал же меня чёрт родиться в России с умом и талантом!» Разумеется, цитату эту довольно быстро по требованию инстанций сняли. Это ведь русофобия, да? — хотя этот термин тогда ещё в официальных кругах в ходу не был.

Нынешним молодым людям трудно понять, что было такого в том, что артист академического театра, киноартист, уже завоевавший популярность Викниксором в «Республике ШКИД» Полоки, Маргулиесом в швейцеровской экранизации повести Катаева «Время, вперёд», Остапом Бендером в «Золотом телёнке» того же Швейцера, взял, да и подружился с опальным, нигде не печатающимся, только что выпущенным из ссылки поэтом, Иосифом Бродским, будущим нобелевским лауреатом по литературе (1987 г.). Людям старшего поколения понятно, что для этого нужна была смелость.

А Юрский крепко подружился с опальным поэтом. Настолько крепко, что перешёл с ним на «ты». Бродский редко кому говорил «ты». Уже в другом времени (в 1995 году), в другой стране (в Швейцарии), в другом городе (в Женеве) поэт при личной встрече сказал артисту, которому предстоит сыграть отца поэта в фильме «Полторы комнаты»: «Я посвящу тебе стишок…». И посвятил. Только не стишок, а поэму: «Театральное». Последняя поэма Бродского, напечатанная после его смерти в сборнике, который Бродский успел составить сам, посвящена Сергею Юрскому. Это — орден. Его надо заслужить. Этим стоит гордиться.

Актер и режиссер Сергей Юрский (1935 - 2019 гг.) (Фото: Елена Никитченко/Интерпресс)

Как стоит гордиться зашкаливающей ненавистью тогдашнего ленинградского начальства. Эту ненависть тоже надо было заслужить. По всей видимости, Юрский стал личным врагом тогдашнего хозяина города, Григория Васильевича Романова. В театре ему перестали давать главные роли. В фильмах главные роли ему тоже не давали. Телеспектакль, который ему удалось поставить на ленинградском телевидении, «Фиеста», долго не выпускали на телеэкраны. Спектакль «пробил» тогдашний руководитель Лентелевидения, Борис Фирсов, будущий создатель и первый ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге. Телеспектакль показали всего два раза в самое неудобное для зрителей время. Ну, а когда исполнитель роли тореадора, Михаил Барышников, эмигрировал, телеэкранизация романа Хемингуэя прочно легла на полку. Спасибо, что хоть плёнку не смыли.

Юрский уехал в Москву, где начальство было сытое, наевшееся, не такое злое, не такое старательное. Играл в театрах, снимался, писал прозу, стихи, ставил спектакли, снял фильм. Работал, потому что для таких, как он: работа и жизнь синонимы. Оставался умным, порядочным, а, значит, и смелым человеком. R.I.P».