Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Погоня за малым рублем: почему российской экономике вредны новые налоги Мнение, 14:36 Депутаты разрешили признать физлица иностранными агентами Политика, 14:33 Россия пригласила экспертов из Малайзии изучить данные по делу MH17 Политика, 14:33 ФСБ пришла с обыском в дом главы Чеховского района Подмосковья Общество, 14:30 Дума приняла закон о предустановке российского софта на смартфоны Технологии и медиа, 14:28 Госдума утвердила бюджет на три года Политика, 14:24 Власти отчитались о выплатах пострадавшим при стрельбе в Благовещенске Общество, 14:20 Эксперты оценили призыв Дурова удалить WhatsApp Технологии и медиа, 14:14 Испытать русский дзен: 4 места для ритрита РБК и Mercedes-Benz, 14:13 СМИ узнали детали возможного контракта Ибрагимовича с «Миланом» Спорт, 14:13 Обесценивание кур и свиней. Почему снизилась прибыль группы «Черкизово» Quote, 14:11 Власти назвали сроки начала работы «Северного потока — 2» Экономика, 13:58 Песков не увидел связи между видео казни в Сирии и операцией России Политика, 13:56 Трафик не главное: ошибки маркетологов при продвижении торговых центров Pro, 13:55
Итоги года СПб ,  
0 
Смольный: Если не хочешь работать за 30 тыс., значит есть на что жить
Глава петербургского комитета по труду Дмитрий Чернейко уверен, что трудности с поиском работы во многом связаны с завышенными ожиданиями соискателей.
Глава комитета по труду правительства Петербурга Дмитрий Чернейко (Фото: РБК)

Только за первую половину 2015 года безработица в Петербурге, по данным Петростата, увеличилась почти на 40% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. Более свежих данных статисты пока не опубликовали, но большинство экспертов не видят предпосылок для снижения показателей. Тем не менее председатель городского комитета по труду и занятости населения Дмитрий Чернейко уверен, что паника по поводу безработицы не адекватна реальному масштабу проблемы. В интервью РБК Петербург он объяснил, что трудности с поиском работы в Петербурге во многом связаны с завышенными ожиданиями соискателей. Впрочем, добавил г-н Чернейко, число безработных было бы заметно больше, если бы статисты и чиновники владели более современными методами их подсчета.

ТОЧКИ РОСТА И ПАДЕНИЯ

— В каких отраслях сейчас наблюдается наибольшее сокращение числа вакансий?

Ситуация такова, что часть предприятий сокращают производство, но другие, наоборот, показывают существенный рост. Возьмем, например, автомобильный бизнес. На фоне общего сокращения продаж в отрасли тот же АвтоВАЗ постепенно увеличивает свою долю рынка, Hyundai выходит на внешние рынки. В сфере судостроения наблюдается рост за счет оборонного заказа. Но растут и сферы, не связанные с оборонзаказом, — машиностроение, транспортное машиностроение, логистика. Даже на одной большой площадке, которая раньше называлась Ижорскими заводами (там сейчас несколько десятков предприятий), мы видим совершенно разнонаправленные процессы.

То же самое в ретейле. Розница переходит в совершенно другие ценовые ниши. Меняется структура товаров: на рынке начинают доминировать другие товарные группы. Все это приводит к перераспределению рынка. В итоге часть торговых сетей сокращает персонал, а другая часть, наоборот, — набирает сотрудников.

Другая тенденция — компании выстраивают совершенно новые связи. Какие-то предприятия выпадают из своих цепочек, потому что они входят в различные холдинги как непрофильные активы, а сейчас вынуждены искать новые ниши на рынке. Характерно, что внутри таких структур, как «Роснано» и «Ростех», даже появляются подразделения, которые занимаются «пристраиванием» непрофильных активов. Руководство холдингов понимает, что в нынешних условиях содержать непрофильные активы обременительно, поскольку они работают на рынках, выходящих за рамки компетенции материнских компаний. Но просто продать такой актив как металлолом — тоже не лучший вариант. Нужно найти способ вписать непрофильный актив в рынок, чтобы потом выгодно продать его. И эту задачу решают специальные подразделения холдингов.

— Слабый рубль теоретически создает выгодные условия для экспорта из России. Создает ли это новый спрос на рабочие места?

Разумеется. Мы, например, видим значительный рост в фармкластере. Петербург — это по сути центр развития фармакологического производства в России. Совершенно очевидно, что через некоторое время эта отрасль начнет работать на экспорт. И это уже приводит к повышению спроса на кадры.

АРИФМЕТИКА ОТ ЛУКАВОГО

— Эксперты и статисты, тем не менее, называют довольно тревожные цифры по безработице. Насколько в действительности остро стоит проблема безработицы в городе?

Цифры в данном случае не позволяют адекватно оценить ситуацию. Любое микроскопическое изменение уровня безработицы может выражаться в значительных вроде бы цифрах. Но представьте, что был уровень безработицы 0,25%, а стал 0,4%, то есть произошел рост на 0,15%. В данном случае 0,15 — это и есть 40%.

— Какой уровень безработицы является нормальным для Петербурга?

Проблема в том, что мы (и прежде всего я имею в виду органы статистики) не умеем ее правильно измерять. Если бы у нас был нормально выстроен механизм рынка труда и мы измерили бы все происходящие на нем процессы, то даже в случае полной всеобщей занятости мы все равно имели бы уровень безработицы примерно 4-5%.

— Каким образом?

За счет того, что граждане периодически меняют работу, и это занимает время. В результате возникает так называемая «фрикционная» безработица в 4-5%. И в Петербурге она примерно такая и есть. Но, как я уже сказал, «фрикционную» безработицу у нас измерять не принято. В итоге реальный уровень безработицы всегда существенно выше, чем тот, который показывает статистика.

Есть и другой фактор, который влияет на эти показатели. Минимальный размер пособия по безработице на 2016 год составит 850, а максимальный — 4900 руб. Это федеральный мандат и его величина не индексировалась с 2009 года. При таком размере пособия статус безработного теряет смысл. Сегодня официальных безработных в городе 12 тыс. 500 человек, к концу года будет около 13-14 тыс. Это рост на 12%. Но что такое 1,5 тысячи от 3 млн. работающих? А если научиться более точно измерять уровень безработицы и приравнять размер пособия к минимальной заработной плате (в Петербурге с 1 января 2016 года это 11700 рублей), то зарегистрированных безработных могло бы стать в пять раз больше.

НЕИЗВЕСТНОЕ ЧИСЛО МИГРАНТОВ

— По экспертным оценкам, число официально работающих в России мигрантов за 2015 год сократилось на 44%. Какова ситуация в Петербурге?

Меня всегда пугают проценты, потому что в этом есть элемент лукавства. В этом году по Петербургу было продано порядка 190 тыс. патентов, по итогам года будет примерно 200 тыс. Но как следует понимать эту цифру? В ней точно нет граждан Киргизии и Армении, поскольку они вошли в Евразийский экономический союз. Гражданам этих стран не требуются патенты и разрешения на работу. То есть цифра уже не совсем корректная. И до конца этого года, я уверен, поток граждан из этих стран вырастет.

— Так и сколько же тогда иностранных граждан у нас работают? И насколько их число сократилось?

Я полагаю, что сокращение их числа за этот год было незначительным — порядка 10%. Если в прошлом году их было 200-220 тыс. человек, то сейчас — 190-195 тыс. В начале 2015 года было резкое падение, но потом ситуация начала выправляться. Правда, структура потока мигрантов несколько изменилась: стало меньше выходцев из Средней Азии и больше из Украины и Молдавии.

— Как будет развиваться ситуация дальше? Поток мигрантов будет расти или сокращаться?

Я думаю, что в целом он будет сокращаться. Потому что ослабление рубля плохо вписывается в экономику мигранта. Ему нужно заплатить за еду около 4 тыс., примерно столько же за жилье, остальное он отправляет домой. Это должна быть сумма не меньше 300-400 долларов. Иными словами, его совокупный доход должен быть не ниже 30 тыс. руб. Иначе работать в России ему невыгодно.

НЕИНТЕРЕСНЫЕ ВАКАНСИИ

— Как будет развиваться ситуация на рынке труда дальше — в 2016 году? И существует ли в городе какая-то политика по контролю безработицы?

Разумеется, контроль существует — начиная от статистики и заканчивая прокуратурой. И мы находимся где-то посередине между статистикой и прокуратурой. Наша задача — сделать всю работу по созданию инфраструктуры рынка труда. Кроме того, в нашем городе с конца 2012 года действует программа «Миграция», которая координирует усилия всех структур в данном направлении.

— Хочу спросить подробнее о прокуратуре. У компаний возникают проблемы с выполнением обязательств перед сотрудниками. Как следствие — проблемы с надзорными и правоохранительными органами. Нам рассказывают даже о случаях вымогательства со стороны органов.

Что касается вымогательства, то я ни одного такого факта (по крайней мере доказанного) не слышал. А то, что у многих работодателей возникают трудности с регулярной выплатой зарплаты и налогов, не только слышал, но и занимаюсь этой проблемой. Есть разные способы решения подобных проблем, в зависимости от ситуации. Бывают, конечно, случаи безнадежные, когда речь идет уже о банкротстве. Но бывает, что необходимо обращение к собственнику от органов власти. Мы очень плотно взаимодействуем с прокуратурой. Общение с ней обычно производит отрезвляющее воздействие на собственников. Как правило, они находят ресурсы для погашения задолженности.

— В Петербурге рынок труда сейчас — это все-таки рынок соискателя или работодателя?

В целом у нас избыток предложения работы. И есть очень большая структурная диспропорция спроса и предложения. Поэтому зачастую бывает так, что работодатель не может закрыть вакансию, а соискатель не может найти работу. А государство в это время не получает налоги. Но у работника сегодня все равно есть выбор, причем огромный выбор. У нас сейчас есть порядка 60 тыс. живых вакансий.

— Но может быть, это вакансии, которые никому не интересны.

А что значит «никому не интересны»? Если человек не соглашается на зарплату 30 тыс. рублей — значит ему есть, на что жить. То есть возможность сохранять «завышенные» запросы для соискателей пока остается. А это и говорит о том, что пока рынок труда в Петербурге — это рынок соискателя, а не работодателя.