Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Музыканты «Кино» выпустили новый клип с архивными кадрами Общество, 21:34 Минюст США решил засудить Google за поисковик по умолчанию Бизнес, 21:30 УЕФА из-за коронавируса отменил чемпионат Европы для игроков до 19 лет Спорт, 21:26 Новые временные госпитали в Москве приняли первых пациентов с COVID-19 Общество, 21:25 Мирча Луческу стал самым возрастным тренером в истории Лиги чемпионов Спорт, 21:23 Взыскательные и капризные: аренда бизнес-джетов и сарафанное радио РБК и Райффайзенбанк, 21:21 Глава Россельхозбанка пообещал Путину снизить долю просрочки Финансы, 21:03 MR Group заинтересовалась покупкой исторических зданий рядом c Кремлем Бизнес, 21:02 В МГТУ им. Баумана назвали возможные сроки открытия вуза Общество, 20:51 Агент Головина сообщил о переговорах с «Барселоной» и ПСЖ Спорт, 20:43 Как устроен хай-тек в мире финансов РБК и Refinitiv, 20:42 В «Ростехе» заявили о вере в разум после данных об аппаратах ИВЛ в США Общество, 20:41 Сурков появится в спектакле Богомолова «Бесы» Общество, 20:40 Выработался иммунитет. Почему плохие новости не помешали биткоину расти Крипто, 20:25
С.-Петербург ,  
0 

Бизнесмены сообщили об угрозе «глобального дефицита» лекарств

Фото:Светлана Холявчук/Интерпресс
Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс

В первой половине 2019 года число несостоявшихся тендеров на закупку жизненно важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) увеличилось в России вдвое по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — с 31,8 тыс. до 60,8 тыс. По словам экспертов, это произошло из-за новой методики Минздрава РФ по формированию максимальной цены контракта при госзакупках и, как следствие, отсутствия заявок со стороны производителей.

Согласно новому порядку, который был внедрен в январе 2019 года, госзаказчик должен устанавливать начальную максимальную цену контракта на основании модели расчета по референтным ценам — по минимально возможной стоимости контракта. При этом, например, при расчете цен для относительно небольших поставок должны учитываться цены крупных тендеров. Такая методика была принята для выравнивания цен на госзакупках в разных регионах страны. Механизм оказался невыгоден производителям — из-за него начальная максимальная цена контракта во многих тендерах оказалась слишком низкой.

РБК Петербург спросил игроков рынка, почему компании отказываются от участия в тендерах по новым правилам и может ли это привести к дефициту лекарственных препаратов на рынке:


Дмитрий Чагин, председатель правления Ассоциации фармацевтических производителей Евразийского экономического союза:

«Власти не услышали представителей отрасли. Ситуация складывается таким образом, что государство пытается создать на рынке искусственную конкуренцию между компаниями. Но основная проблема заключается в том, что компании и так снижают цены (без давления государства), потому что это логика бизнеса. Например, после того, как компания Biocad начала производить бевацизумаб (таргетная терапия колоректального рака) и трастузумаб (применяется в терапии рака молочной железы и рака желудка), в течение нескольких лет цены на эти препараты понизились на 77% и 65% соответственно. Это колоссальное снижение цены принесло экономическую выгоду государству — общая экономия составила более 5 млрд руб. При том, что со стороны власти не было никакого давления.

В настоящее время, если производители понимают, что участие в тендере будет для них убыточно — они отказываются от производства данного товара или вовсе перестают участвовать в закупках. И следствием этого становится исчезновение товаров из госпитального и амбулаторного сегментов.

«Следствием этого становится исчезновение товаров из госпитального и амбулаторного сегментов»

Если государство не изменит методику ценообразования, то ситуация и дальше будет заметно ухудшаться. В Санкт-Петербурге у нас выстраивается хороший диалог с властью, и компании готовы идти на долгосрочные проекты с комитетом здравоохранения и городом. Однако для решения этой проблемы необходимо, чтобы представители ведомств не игнорировали проблемы производителей и создавали взаимовыгодные условия для обеих сторон».


Петр Родионов, генеральный директор «ГЕРОФАРМ»:

«В ряде российских регионов действительно возникают проблемы с обеспечением населения препаратами. Сложности с поставками были прогнозируемы еще в прошлом году, и сейчас ситуация еще более обострилась.

В первую очередь, это связано с ужесточением законодательства по регулированию расчета начальной цены контракта. Расчет цены по новым правилам приводит к тому, что участники рынка перестают выходить на торги. В связи с этим, мы разработали и направили предложения по внесению изменений в законодательство по регулированию расчета начальной максимальной цены контракта, которые позволили бы увеличить степень конкурентности торгов, а также снизить долю несостоявшихся аукционов, одновременно сохранив смысл и алгоритм расчета, заложенные в принятом законодательстве.

«Наши предложения позволили бы увеличить степень конкурентности торгов, а также снизить долю несостоявшихся аукционов»

Мы предложили при расчете цены единицы планируемого к закупке лекарственного препарата при первом объявлении вместо референтной цены использовать референтную цену, увеличенную на показатель среднеквадратичного отклонения (он характеризует однородный диапазон цен, в котором проходили торги за предыдущий период). Таким образом, диапазон цен закупки лекарственного препарата будет ограничен определенным уровнем, сложившимся в предыдущие периоды, и характеризующим сложившуюся структуру ценовых предложений.

По нашим прогнозам, такие изменения не приведут к увеличению средней цены закупки лекарственных препаратов на торгах, но увеличат ценовой диапазон, в котором могут осуществляться торги и позволят сократить количество возможных этапов перевыставления процедур закупки (с четырех раз в действующей редакции до трех раз в предлагаемой редакции), сократить количество выставляемых повторно процедур закупки и средний срок закупки лекарственных препаратов».


Александр Семенов, президент АО «Активный Компонент»:

«Сейчас производители лекарственных препаратов оказались в сложной ситуации. Государство считает, что нужно заставить компании изменить политику ценообразования, но все прекрасно понимают — если мы живем в условиях рыночной экономики, никто не будет работать себе в убыток. Если не будут произведены кардинальные изменения в алгоритмах проведения тендеров — с высокой долей вероятности часть фармкомпаний перестанет участвовать в тех тендерах, которые им экономически не выгодны. После изменения порядка определения начальной цены контракта цены на лекарственные препараты в России должны быть ниже самой низкой цены в мире.

При этом, стоит отметить, что в Китае (который вместе с Индией поставляет около 90% активных фармсубстанций в Россию) сейчас проходит глобальная экологическая реформа, в рамках которой закрываются заводы, выпускаются фармсубстанции, не соответствующие требованиям жестких экологических норм. Соответственно, повышаются цены на сырье, причем в долларах. Производители лекарственных препаратов в России оказываются между молотом и наковальней: с одной стороны, себестоимость их продукции растет, а, с другой стороны, государство декларативно снижает выходную цену на лекарственные препараты, входящие в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов.

«Цены на лекарственные препараты в России должны быть ниже самой низкой цены в мире»

Это приводит к прекращению производства определенных лекарств или поставкам их только на коммерческий рынок. Все это было и раньше, но не носило массовый характер.

Решение данной проблемы, на мой взгляд, в следующем: профильным министерствам (Минздрав, ФАС) необходимо посредством конструктивного диалога с ассоциациями производителей лекарств или самими производителями достичь компромисса в вопросе установления фиксированной максимальной цены на каждый препарат, входящий в список ЖНВЛП. На мой взгляд, лучше иметь возможность поставки чуть более дорогого препарата (иногда разница между зафиксированной ценой и ценой, предлагаемой производителем, всего лишь десятки рублей), чем получить глобальный дефицит данного препарата на отечественном рынке».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.