Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Армения и Азербайджан поспорили из-за сообщений об обстреле города Политика, 14:30 Готовим машину к зимнему сезону. Чек-лист РБК и Авито Авто, 14:27 Как Ту-154 совершил свой последний в России гражданский перелет. Видео Технологии и медиа, 14:26 Амбулаторным пациентам с COVID пообещали бесплатные лекарства Общество, 14:25 В Москве 180 тыс. работодателей передали данные о сотрудниках на удаленке Общество, 14:22 СМИ сообщили об обжаловании штрафов за нарушение карантина на ₽270 млн Общество, 14:19 Голикова заявила об осложняющейся ситуации с COVID-19 в России Общество, 14:19 Битва за налоги: как оспорить кадастровую стоимость недвижимости Pro, 14:19 Володин указал Силуанову, что он «не слышит граждан» Политика, 14:14 Голикова назвала число регионов с критической ситуацией с коечным фондом Общество, 14:14 «Бизнес Авиация»: турбулентность и работа с самыми богатыми людьми РБК и Райффайзенбанк, 14:13 В Нагорном Карабахе сообщили о 59 погибших военных за сутки Общество, 14:13 МСП Банк принимает заявки на покупку обеспеченных облигаций с рейтингом​ Пресс-релиз, 14:11 Путин объяснил, почему в России не говорят о второй волне коронавируса Общество, 14:06
С.-Петербург ,  
0 

Без розовых слонов: почему за сто лет Финляндия ушла так далеко от России

Финляндия 6 декабря отметила 100-летний юбилей независимости. За это время бывшее Великое княжество Финляндское смогло поднять качество жизни своих граждан на уровень, который российские  чиновники в своих программных документах обещают нам не раньше 2030 или даже 2040 года. Впрочем, считают историки, залог успеха финнов — не время, потраченное на модернизацию жизни, а отсутствие нездоровых амбиций.

Владимир Гельман, профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге:

«Экономический взлет финнов был связан с их умением выстраивать отношения и с СССР, и с Западом. Впрочем, яркий контраст двух соседних регионов при переходе российско-финской границы объясняется не только экономическими обстоятельствами. Посмотрите самый известный текст русской литературы о Финляндии — очерк Куприна «Немножко Финляндии» 1907 года. Он описывает ценности, которые и сейчас характерны для финского общества — высокую значимость образования, заботу финнов о своем здоровье, внимание к статусу женщин и пр.

В конечном счете это работает на повышение качества человеческого капитала, увеличивает продолжительность жизни. Все это делает Финляндию конкурентоспособной, хотя это маленькая страна.

Экономический взлет финнов был связан с их умением выстраивать отношения и с СССР, и с Западом.

Ответ на вопрос, почему у финнов так, а в России — по-другому, заключается в разном целеполагании. Цель России — статус великой державы, и это сидит в голове как у руководства страны, так и у значительной части граждан. Финляндия — страна не великая ни в чем, кроме хоккея. У финских политиков, чиновников и граждан нет и мысли о том, чтобы стать великими, но есть понимание того, как стать лучше. Разные цели развития диктуют и разные результаты. Именно поэтому экология, например, для финнов очень важна. А для большинства граждан России она не имеет значения, пока мы не сталкиваемся с действительно масштабными катастрофами.

Очень важно, что финские граждане всегда пытаются искать компромиссы. Финляндия извлекла урок из пережитой тяжелой гражданской войны: для страны с населением 3 миллиона 40 тыс. жертв — это чудовищный результат. Финское общество было разделено на протяжении очень долгого времени — до тех пор, пока не случилась Зимняя война 1939-1940 годов. И тогда финны сплотились против внешней угрозы. С тех пор как этот раскол и трагедия после гражданской войны были преодолены, всякая конфронтация и радикализм в Финляндии отвергаются.

Финляндия — страна не великая ни в чем, кроме хоккея. У финских политиков, чиновников и граждан нет и мысли о том, чтобы стать великими, но есть понимание того, как стать лучше.

Подчеркну еще одну важную особенность: в Финляндии нет такой силы, которая может навязывать остальным свою волю. Там очень фрагментированная партийная система, и ни разу за долгие десятилетия власть не была сосредоточена в руках какой-то одной партии. Финнам приходится формировать коалиционный кабинет, договариваться. Да, договоренности не всегда эффективны, но, по крайней мере, нет подавления интересов той или иной стороны. В Финляндии есть политический плюрализм, и чтобы добиться своего, вам нужно убедить своих оппонентов».

Николай Межевич, профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета:

«Хотя тенденция к интеграции Финляндии в состав Российской империи и распространению там общеимперских норм наметилась еще при Александре III, степень автономии Великого княжества Финляндского была уникальной. Фактически до 1917 года мы имели феномен «государства в государстве» — своя модель конституционного устройства, денежной системы, свой сейм.

Финляндия имела такую автономию, которой сегодня не может похвастать ни одна страна в рамках Евросоюза. Фактически государства были объединены только вопросами внешних связей и обороны. Это называется конфедерацией. И говорить о том, что 100 лет назад мы разделились, и начали жить по-разному, не совсем корректно.

Финнов конфедерация устраивала. Во-первых, имели больше свободы, чем во времена шведского правления; во-вторых, в период вхождения в состав империи в России наблюдался довольно быстрый экономический рост. И финны пользовались его плодами. Дело не только в том, что финские города стали окном в Российскую империю для европейского бизнеса. В Гельсингфорсе базировался флот, а столетие назад судостроение и судоремонт как индустрия были сродни современной космической промышленности.

В составе России Финляндия имела такую автономию, которой сегодня не может похвастать ни одна страна в рамках Евросоюза. Фактически государства были объединены только вопросами внешних связей и обороны.

Бывшая в эпоху шведов аграрно-лесным краем, Финляндия стремительно развивалась как промышленная страна. К тому же для финнов был открыт такой огромный сельскохозяйственный рынок как Петербург, финские купцы пользовались определенными привилегиями. Не случайно вплоть до Октябрьской революции финны не хотели расставаться с Россией. Даже после Февральской революции, обсуждались разные модели развития конфедеративного устройства.

Если пропустить события Зимней войны 1939-1940 годов и перейти к послевоенному периоду, то можно отметить, что и в этот период для развития Финляндии сложились благоприятные условия. Стране позволили спокойно выйти из Второй мировой войны, а репарации, наложенные на финнов, как ни странно, способствовали экономическому росту. В частности, финны смогли быстро захватить советский рынок, не избалованный импортными продуктами. Для ленинградцев финская продукция стала альтернативой мрачноватым советским товарам производства фабрик «Скороход» или «Большевичка», и в Ленинграде их можно было не только достать, но и купить!

В 1960-1970 годы финны смогли догнать по уровню развития такие страны, как Германия или Франция. Во-первых, благодаря торговле и великолепному разделению труда с СССР. Во-вторых, они долгое время сильно экономили на военных расходах, по сравнению с теми же Германией, Францией, Данией или Бельгией. Все это способствовало развитию финской экономики.

В 1960-1970 годы финны смогли догнать по уровню развития такие страны, как Германия или Франция.

И даже сейчас, когда происходит сближение Финляндии с НАТО, финские политики продолжают ту же традицию — никогда не позволяют себе демонстративно конфронтационных заявлений, которые мы так часто слышим с южного берега Балтийского моря и не только… Финский стандарт в политике и в экономике — спокойствие, взвешенные рациональные решения, понимание стратегической перспективы. Не случайно последние социологические опросы показали рост числа финнов, выступающих против интеграции с НАТО и за углубление экономических связей с Россией».


Позиция спикеров может не совпадать с мнением редакции.


В цикле «Итоги года» РБК Петербург публикует наиболее актуальные материалы 2017 года.