Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Защитники киноцентра «Соловей» подали в иск к Собянину Общество, 18:39 Как полностью отказаться от курения и избавиться от его вредного влияния РБК Стиль и CHN, 18:38 Фигуристы Синицина и Кацалапов победили в ритм-танце на Гран-при России Спорт, 18:35 Елисейский дворец назвал дату нового саммита в нормандском формате Политика, 18:29 Падение курса Bitcoin и анонс Bakkt: главные новости недели Крипто, 18:28 Трамп в разговоре с Зеленским отметил участниц «Мисс Вселенная» с Украины Политика, 18:24 Почитай старших: что читают русские рэперы РБК и Билайн, 18:08 США отказали в визе участнице конкурса «Мисс Вселенная» с Украины Общество, 18:06 Основатель гастроулицы StrEAT: хайп с фуд-холлами в Москве прошел Pro, 18:03 Во ФСИН объяснили изменение формата общения с журналистами Общество, 18:01 Кузнецов затмил Овечкина, Ковальчук близок к КХЛ. Обзор недели НХЛ Спорт, 18:00 Глава Росстата заявил об острой нехватке кадров Общество, 17:54 Ректор петербургского вуза предложил РАН подумать о форме открытости Общество, 17:53 Спецслужбы Украины сообщили о задержании под Киевом одного из лидеров ИГ Политика, 17:52
С.-Петербург ,  
0 
Российским производителям лекарств обещают судьбу мамонтов
Фото: Евгений Степанов/Интерпресс

Несмотря на резкое замедление роста российского фармрынка, петербургские производители и дистрибуторы в 2018 году росли на 15-40%. Как говорят опрошенные РБК Петербург игроки рынка, дальше держать высокие темпы роста будет непросто — на аптечные продажи давит низкая покупательная способность, а на продажи через госзакупки — законодательное ограничение цен.

Росли быстрее рынка

Биотехнологическая компания Biocad в 2018 году нарастила выручку на 39,5%, до 21,7 млрд руб. Рост финансовых показателей компании обеспечили успешные продажи препаратов для терапии онкологических заболеваний (рост — на 25,9%, до 16,5 млрд руб.), а также расширение продуктового портфеля в сфере аутоиммунных заболеваний, продажи здесь выросли в четыре раза, до 3,3 млрд руб. Уверенно сохраняет темпы роста на уровне 30% фармкомпания «Вертекс», в 2018 году ее объем продаж составил 8,65 млрд руб., из них 7,4 млрд руб. компании принесли лекарства. Такой темп компания держит последние три года.

Выручка компании «Активный компонент» выросла на 14% — до 1,1 млрд руб (без НДС). Производитель продал около 63 тонн активных фармсубстанций, что на 15% больше объема производства предыдущего года. Ожидаемая выручка в этом году — 1,5 млрд руб. в год (без НДС). Схожие темпы роста у фармацевтического холдинга «БСС», чей оборот в прошлом году составил 52,4 млрд руб., это на 13,2% выше показателя за 2017 год. «Результат обусловлен возросшим числом клиентов в рамках фармацевтической дистрибуции, увеличением числа аптек сети «Алоэ» и модернизацией производства «Аспера», позволившей значительно расширить ассортиментную матрицу», — говорит Виктор Сажин, коммерческий директор ФК «БСС». По данным DSM Group, «БСС» на седьмом месте в рейтинге крупнейших фармдистрибьюторов России с долей 3,7%.

Оборот компании «Герофарм» в 2018 году составил 5 млрд руб., что позволило компании прирасти относительно 2017 года на 7%. Генеральный директор «Герофарм» Петр Родионов говорит, что важной составляющей прироста стало увеличение доли компании в сегменте генно-инженерных инсулинов человека в 2018 году до 30%. Кроме того, увеличение оборота произошло за счет увеличения присутствия дженериков в коммерческом сегменте.

Помешало регулирование

Несмотря на успехи фармпроизводителей в 2018 году, ситуация на рынке ухудшается, признают опрошенные РБК Петербург эксперты. Это сказывается, в частности, на темпах роста. Оборот того же «Герофарма» годом ранее вырос на 19%. «Оригинальные препараты компании, входящие в перечень ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты — ред.), не достигли показателей планового роста, так как регулирование цен не позволяет осуществлять индексацию даже на уровне инфляции», — объясняет Петр Родионов.

«Госпитальные закупки очень сильно регулируются государством, и из-за этого мы испытываем давление, — говорил в интервью РБК Петербург Дмитрий Морозов из Biocad. — С одной стороны, от нас ждут новых инновационных препаратов, которые будут востребованы и за рубежом. А с другой стороны — нужно продавать все очень дешево». Результат, по его словам, будет плачевный: страну большое количество устаревших лекарств, а все новые препараты будут приходить из-за рубежа.

О начинающихся на фармацевтическом рынке проблемах говорится и в исследовании DSM Group. Так, если в течение последних пяти лет рынок рос в среднем на 16% ежегодно, то по итогам 2018 года его объем составил 1,7 трлн руб., всего на 1,8% больше объема в 2017 году. Эксперты это связывают с сокращением коммерческого сегмента, вызванного падением покупательной способности населения.

Вымирающие мамонты

Российский фармрынок в прошлом году вплотную подошел к очень сложному рубежу, говорит Николай Беспалов, директор по развитию аналитической компании «АРЭНСИ Фарма», — на коммерческом секторе российского фармрынка стали очевидны стагнационные процессы (спрос сокращается или растет весьма скромными темпами), а сегмент госзакупок сталкивается с мощным прессингом в отношении порядка ценообразования. Последствия прессинга будут серьезными и для рентабельности производителей, и для ассортимента — количество продуктов будет сокращаться, прогнозирует он. «Пока рынок поступательно рос, имея в ассортименте дженерики и устаревшие препараты можно было достигать приемлемого уровня рентабельности, но если рынок будет сокращаться, такие производители рискуют начать вымирать, как мамонты», — ожидает Беспалов. Причем не стоит думать, что в группе риска оказываются только самые старые предприятия, вполне современные и респектабельные производители тоже могут понести потери, добавляет он.

«Изменить ситуацию еще можно, но, если подход к регулированию цен в госзакупках сохранится (а пока предпосылок к отмене этого подхода не видно), для этого придется формировать специальный институт развития», — говорит Николай Беспалов.

Больше препаратов и стран

Перспективными направлениями игроки рынка называют экспорт и расширение сфер терапии. Так, в планах БСС на 2019 год развивать дистрибуцию и производство энтерального питания, онкологических и орфанных (разработанных для лечения редких заболеваний) препаратов. В рамках качественного развития и диверсификации существующего бизнес-портфеля «БСС» рассматривает предложения о покупке различных компаний на территории РФ и ближайшего зарубежья. Расширять географию и спектр препаратов планирует и «Активный компонент»: компания намерена начать сотрудничество с Беларусью, Казахстаном, Азербайджаном, Узбекистаном, Кубой, Ираном, Словенией и Францией. «После запуска нового производства мы сможем выпускать до 95 тонн фармсубстанций в год, это на 76% больше сегодняшних показателей. Помимо субстанций классического синтеза будут производиться противоопухолевые субстанции (цитостатики), а также гормональные субстанции пептидного синтеза», — говорит президент компании «Активный Компонент» Александр Семёнов. При этом доля экспорта сохранится на уровне 6%, ожидает он, за счет равномерного роста по всем направлениям.

«Герофарм» ведет переговоры с рядом стран Юго-Восточной Азии, Северной Африки и Ближнего Востока. Увеличение объемов производства и вывод на рынок двух новых препаратов диабетологического портфеля позволят увеличить оборот в 2019 году на 25%, ожидает Петр Родионов. Biocad уже экспортирует свою продукцию в 21 страну, поставки еще в 50 стран начнутся в перспективе ближайших пяти лет. К 2023 году компания планирует увеличить долю экспортной выручки до 50%. «В 2025 году мы будем поставлять продукцию в каждую третью страну мира», — говорит Дмитрий Морозов, генеральный директор компании Biocad.

Своими силами

«Для многих российских фармкомпаний работа на экспортном направлении может стать спасительной возможностью. Но реальных мер государственной поддержки в настоящее время по сути нет, у нас есть Российский экспортный центр, который предоставляет ограниченный набор услуг, получение которых усложнено», — отмечает Николай Беспалов. — Фактически всю экспортную инфраструктуру российский производитель вынужден выстраивать с нуля и своими силами, не хватает и компетенций, и финансовых ресурсов, те же клинические исследования стоят очень недешево».

Дмитрий Морозов еще категоричнее: «Мы, российская фарма, на уровне экспорта пока просто не видны. Субъективная причина этому — российская фармацевтика еще очень молодая, объективная — юрисдикция, в которой находятся отечественные компании, пока вне рамок мировой фармацевтической индустрии».​

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК