Лента новостей
На Камчатке из грузовика на дорогу вывалились 8 т рыбных отходов Общество, 09:38 С потерявшего ход около Норвегии лайнера эвакуировали более 300 человек Общество, 08:56 Мадуро заявил о разрушенном плане Гуаидо убить его Политика, 08:50 Партия Бойко посоветовала Порошенко «покаяться на коленях» перед народом Политика, 08:26 The Prodigy пригласила поклонников на похороны Кита Флинта Общество, 08:05 В Совфеде предсказали «дым и туман» в докладе Мюллера вместо конкретики Политика, 07:32 WSJ узнала об одобрении в США обновления к ПО Boeing 737 MAX после аварии Общество, 07:16 На индонезийском острове Сулавеси произошло землетрясение магнитудой 5,4 Общество, 06:46 Каракас оценил сумму похищенных «по распоряжению США» средств в $30 млрд Политика, 06:12 В Испании задержали грабивших банки мужчин в возрасте 80 и 73 лет Общество, 05:57 Синоптики предупредили о «рецидиве зимы» в Москве на следующей неделе Общество, 05:06 Японии указали на риск краха из-за гуляний по случаю отречения императора Финансы, 04:58 Пассажиры опубликовали видео с борта сломавшегося у Норвегии лайнера Общество, 04:32 Климкин заявил о «деградации» образования на Украине после выхода из СССР Общество, 03:44
С.-Петербург ,  
0 
Российскую экономику поместили «между архаикой и мракобесием»
Фото: сайт Петербургского международного инновационного форума

Один из участников Петербургского международного инновационного форума 2018, который проходил на прошлой неделе, заметил: «Когда на пятом (если судить по пиару) году цифровизации стратегическая сессия Петербургского инновационного форума посвящена ответу на вопрос «Что такое цифровая трансформация бизнеса и зачем она нужна?», невольно спрашиваешь себя: «Наверное, машина времени перенесла меня лет на пять назад?». Содержание некоторых выступлений еще больше усиливает впечатление дежавю, добавили другие собеседники РБК Петербург.

«Мы про жизнь»

«Мы больше компания не про цифру, мы больше компания про жизнь», — с порога заявил генеральный директор железнодорожного оператора АО «Евросиб» Дмитрий Никитин. «В моем понимании цифровая трансформация — это просто мем, взятый нашими руководителями для того, чтобы быть в тренде. Цифровой трансформации как таковой не существует, на мой взгляд», — огорошил он аудиторию, состоящую из первых лиц компаний, активно, судя по их докладам, внедряющим цифровые технологии. Изложил Дмитрий Никитин и свои аргументы: «Хотя «Сбербанк» стал «24/7» [рекламный слоган цифровизированной программы «Сбербанка» для малого бизнеса — ред.], деньги от этого дешевле не стали. Более того, они стали дороже. 20 лет назад, когда авиакомпании летали без всякой цифры, расписание выполнялось минута в минуту, а багаж на ленте появлялся через 10 минут. Сегодня, когда все оцифровано, практически 80% рейсов «Аэрофлота» идут со сдвижкой расписания, а багаж выходит через 20 минут. То же самое можно сказать про железную дорогу. Так при чем здесь цифра?».

Участники дискуссии не стали возражать, хотя могли напомнить, что стоимость денег определяется не банковскими технологиями, а экономической политикой государства, что задержки авиарейсов и проблемы с выдачей багажа возникли из-за радикального увеличения пассажиропотока. Всем это давно известно, как и то, что без применения цифровых технологий проблемы были бы стократ более серьезными не только у авиакомпаний. «Без цифровизации процессов мы, безусловно, не смогли бы эффективно работать с нашим нынешним гигантским объемом трафика», — уверенно заявила ​начальник диджитал департамента Банка «Санкт-Петербург» Александра Рыбакова на IV Digital City Forum, организованном РБК Петербург. По словам руководителя «Центра компьютерного инжиниринга» (CompMechLab®) Алексея Боровкова, без цифровой фабрики до сих пор не был бы создан лимузин для президента РФ (в рамках проекта «Кортеж»), а уникальные сани для перевозки 60-тонных грузов в Антарктиде не удалось бы изготовить за пять месяцев, поскольку при выполнении такого заказа традиционными методами только на проектирование ушло бы больше года.

Зачем нам цифра?

По словам одного из собеседников РБК Петербург, закон выживания в современной рыночной экономике известен: «Кто не цифровизируется — умрет». «Но это на рынке. А если кто-то может существовать вне рыночных законов, то ему и цифровизация не нужна. В большинстве развитых стран это касается крайне узкого круга организаций, например, завязанных на государственную безопасность. Впрочем, даже им, при всем их безусловном монополизме, новые технологии нужны хотя бы для того, чтобы не отстать от своих клиентов, которые энергично внедряют такие технологии. В других странах — таких, как Россия, где от 50 до 70% экономики непосредственно контролируется государством, существуют сферы, в которых компании могут спокойно жить вне мирового мейнстрима», — отметил эксперт.

«Цифровые технологии способны революционизировать практически любой сектор экономики. Если хочешь, чтобы было лучше — применяй. А если у тебя нет задачи борьбы с конкурентами, если ты государственное предприятие, у тебя есть государственный заказ и ты нормально работаешь из года в год — то зачем тебе проводить эту цифровую трансформацию», — отреагировал на выступление Дмитрия Никитина президент НП «Руссофт» Валентин Макаров. «Трансформация сильно связана с бизнесом. Если бизнес реально конкурирует, борется на глобальном рынке — ему точно нужна цифровая трансформация. Иначе он опоздает с развитием и проиграет всем, кто это делает», — добавил он.

Декан Школы экономики и менеджмента НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург» Елена Рогова уверена, что негативное влияние нашего государства на экономику проявляется не только в излишнем и часто меняющемся регулировании условий, а также в засилье госкомпаний с их недобросовестной конкуренцией. «Более серьезную проблему я вижу в навязывании государством неадекватной модели поведения бизнесу», — отмечает эксперт, имея в виду, что многие даже частные компании не хотят цифровизироваться, рассчитывая продержаться на безконкурентном сотрудничестве с государством или благодаря фактически поддерживаемой государством монополизации рынков.

Между архаикой и мракобесием

Само государство одной рукой пропагандирует цифровые технологии, а другой явно не торопится создавать условия для их развития и внедрения. Как признал глава технического комитета РВК Никита Уткин (ему поручено разрабатывать нормативную базу функционирования цифровых технологий), до сих пор правительство России не только не утвердило «Дорожную карту» направления «СэйфНет», но и не приняло даже базовое законодательство в этой сфере. При этом абсолютное большинство участников рынка цифровых технологий считает проблемы кибербезопасности самыми важными в своей работе (так считает 88% из более 3 тыс. участников недавного опроса мировых компаний исследовательской фирмой Gartner). «В сфере цифровых технологий рынков НТИ у нас не утверждены даже гармонизированные стандарты», — заявил Уткин. «В начале декабря мы надеемся сделать позитивное заявление на этот счет», — самое большее, что смог сообщить он в ответ на прямой вопрос журналистов «Когда же наконец появятся хотя бы базовые нормативные документы?».

Видимо, все эти обстоятельства побудили главу «Роснано» Анатолия Чубайса в ходе пленарного заседания Инновационного форума саркастически заметить: «По моей шкале уровня цифровизации экономики мы находимся, как мне представляется, где-то между архаикой и мракобесием — двумя низшими уровнями развития».