Лента новостей
Глава МИД Ирана прокомментировал слова Трампа о сбитом беспилотнике Политика, 02:20 В Индии назвали условия покупки у России истребителей пятого поколения Политика, 01:59 ВВС Британии заявили о появлении тысяч гиперзвуковых ракет НАТО Политика, 01:42 Польша назвала неуместным присутствие Путина на годовщине Второй мировой Политика, 01:10 Эксперт назвал «Буревестник» с ядерной энергоустановкой оружием возмездия Политика, 01:07 СМИ узнали о просьбе президента «Реала» Зидану отложить покупку Погба Спорт, 00:44 Формула здорового сна: как подготовить мозг к отдыху РБК Стиль и Altay Resort, 00:15 Instagram отказался от числа лайков под постами пользователей семи стран Технологии и медиа, 00:05 Новая глава Еврокомиссии решила вести диалог с Россией с «позиции силы» Политика, 18 июл, 23:43 Определился соперник тульского «Арсенала» в квалификации Лиги Европы Спорт, 18 июл, 23:41 В Думу внесли законопроект о предустановке российского софта на смартфоны Технологии и медиа, 18 июл, 23:32 Суд арестовал предполагаемого сообщника «друга Кудрина» по делу о хищении Общество, 18 июл, 23:21 Инне Чуриковой вызвали скорую после падения на сцене в московском театре Общество, 18 июл, 23:07 СПЧ предложил допустить к выборам в Мосгордуму всех собравших подписи Политика, 18 июл, 22:54
С.-Петербург ,  
0 
Экспорт лекарств из Петербурга может ударить по российскому покупателю
Фото: Евгений Степанов/Интерпресс

Петербургские фармацевты форсируют вывод своих лекарственных препаратов на зарубежные рынки, рассказали РБК Петербург гендиректора крупнейших компаний в отрасли — таких как «Цитомед», «Полисан», BIOCAD, «Активный компонент», ФГУП СПБНИИВС. По их словам, на экспорт российскую фарму мобилизует дефицит спроса на местном рынке, с одной стороны, и появление в России заводов, аттестованных международными агентствами, — с другой. По словам участников рынка, пострадать от этого может российский потребитель.

Экспортные амбиции

О переговорах, запросах, тестовых поставках за рубеж РБК Петербург рассказали гендиректора большинства петербургских фармпредприятий.

Например, «Полисан», по словам гендиректора компании Александра Борисова, ведет переговоры с потенциальными покупателями в странах Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. BIOCAD, согласно сообщению пресс-службы компании, планирует подписать предварительный договор о дистрибьюции препарата Адалимумаб в страны Евросоюза. По словам гендиректора «Цитомеда» Александра Хромова, его компания в прошлом году начала малыми сериями поставлять в Германию препараты для диагностики рака, и рассчитывает увеличить поставки после прохождения регистрационных процедур.

По данным директора по развитию аналитического агентства «АРЭНСИ Фарма» Николая Беспалова, суммарный объём экспорта лекарственных препаратов из России (без учета стран таможенного союза) по итогам девяти месяцев 2017 года составил порядка 14,9 млрд руб. включая таможенные сборы.

По сравнению с аналогичным периодом 2016 года динамика в рублях составила минус 2,3%. В то же время петербургские фармкомпании показали положительный результат — плюс 16,5% к 1-3 кварталам 2016 года. На петербургских фармацевтов приходится порядка 1,6 млрд руб. (почти 11% от общего объёма экспорта).

Экспортируй или умри

Большая часть петербургских фармацевтов в последние годы привела производственные практики в соответствие с международными стандартами GMP (Good Manufacturing Practice — РБК), поэтому экспортный «ажиотаж» стал всеобщим, поясняет исполнительный директор «Полисана» Евгений Кардаш.

К тому же местные фармпроизводители, работающие только на российском рынке, не имеют шансов выстоять в конкурентной борьбе с иностранцами, считает гендиректор BIOCAD Дмитрий Морозов. Дело в том, что продажами только на российский рынок трудно обеспечить скорость и масштабы разработки новых препаратов, сопоставимые с показателями зарубежных компаний.

«Цикл разработки одного препарата — 5-7 лет. Поэтому если не вложить в разработку сегодня, в будущем предложить будет просто нечего, нынешние «хиты» безвозвратно устареют. Откуда брать деньги на разработку? Только на рынке — больше неоткуда. На российском рынке, если не загибать неадекватный ценник, столько не заработать. Поэтому к мировому покупателю идти просто необходимо», — пояснил Морозов в разговоре с РБК Петербург.

По данным «АРЭНСИ Фарма», для подавляющего большинства российских фармпредприятий средний уровень загрузки производственных мощностей не превышает 80-85%. Чтобы загрузить мощности полностью или хотя бы минимизировать объемы простоя, компании стремятся развивать направление контрактного производства — оказывают услуги для сторонних производителей по отдельным этапам производственного цикла.

Примечательно, что объем реальной потребности в лекарственных препаратах на российском рынке существенно выше платёжеспособного спроса, говорит гендиректор аналитической компании DSM Group Сергей Шуляк. «Это особенно актуально для оригинальных зарубежных дорогих препаратов, применяемых при лечении онкологических, иммунных заболеваний, где даже для государственного бюджета закупка является существенной нагрузкой и не всегда покрывает потребности. Врачам часто приходится назначать более дешёвые, но менее эффективные аналоги, исходя только из ограниченности финансовых возможностей», — приводит пресс-служба DSM слова Шуляка.

Работа в убыток

Впрочем, на мировом рынке действуют жесткие правила игры, в рамках которых существенная часть ассортимента российской фармы окажется неконкурентоспособной. По словам гендиректора «Цитомеда» Александра Хромова, его компания формирует экспортный портфель только из инновационной продукции, не имеющей прямых аналогов на мировом рынке. Однако даже уникальным российским разработкам спрос не гарантирован.

«Экспортировать дженерики бессмысленно — это низкорентабельный продукт, и уже есть негативный опыт иностранных резидентов. Имеет смысл поставлять за границу только оригинальные препараты, не имеющие аналогов на целевом рынке. Но в таком случае не обойтись без крупных вложений в продвижение продукции. По сути, в первые 3-5 лет экспортных поставок объем фактической реализации может быть ниже, чем расходы на продвижение», — констатирует Кардаш.

«Недоедим, но вывезем»

Рост российского экспорта лекарственных препаратов может привести к парадоксальным последствиям. С одной стороны, отечественная фарма финансово стабилизируется и станет более эффективной. С другой стороны, отечественный производитель может утратить интерес к домашнему рынку, считает Морозов.

«Теоретически, может сложиться конъюнктура, при которой продавать препараты в России станет существенно менее выгодно, чем за рубежом. Если из-за рубежа есть серьезный спрос, то какой смысл будет себя лишать дополнительной выручки, продавая в России по ценам, ниже рыночных?», — говорит глава BIOCAD.

Аналогичная ситуация, по его словам, сложилась на турецком фармрынке. «Государство боролось за цены, и добилось того, что сейчас иностранные резиденты даже не регистрируют в Турции новые препараты. В результате, на рынке присутствует большое количество устаревших лекарств», — рассказал РБК Петербург Морозов.