Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Что делать, если сотрудник заразился COVID-19 Pro, 16:59 Суд назвал имена фигурантов дела Фургала Общество, 16:56 Фургал счел себя уже бывшим губернатором Хабаровского края Общество, 16:53 РПЛ перенесла дерби «Локомотива» и ЦСКА на 16 июля Спорт, 16:43 Сотни процентов прибыли. 14 криптовалют, за которыми стоит следить Крипто, 16:42 Кумиры о зумерах: борцы за прогресс или прагматичные консерваторы Стиль, 16:41 Руководители «Спартака» в эру Федуна. Чем они запомнились и чего добились Спорт, 16:33 Поставки нефти в мире снизились до минимума за девять лет Бизнес, 16:29 Хоккеист клуба ВХЛ «Южный Урал» умер в возрасте 23 лет Спорт, 16:26 Власти нашли антитела к COVID-19 у каждого пятого жителя Москвы Общество, 16:24 Адвокаты Добровинский и Пашаев не смогли объяснить претензии палаты к ним Общество, 16:15 В работе приложений для Apple произошел сбой по всему миру Общество, 16:15 Правительство объявило о начале реализации проекта трассы Москва — Казань Общество, 16:15 Насколько ваша компания готова к эпохе перемен. Тест 16:11
С.-Петербург ,  
0 

Дневник кризиса: «Они не дали нашему бизнесу умереть»

Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс
Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс

Петербургские предприниматели продолжают вести «дневник кризиса» в условиях эпидемии. Ответы руководителей компаний на практические вопросы, возникающие ежедневно, могут помочь другим предпринимателям принять нужное решение. В сегодняшней хронике — страхи нефтяного бизнеса, «вопросы без ответов» от производителей мебели и подготовка к перезагрузке ресторанного рынка.


Олег Ашихмин, президент НП «Нефтяной клуб Санкт-Петербурга»:

«Падение биржевых цен на нефть, которое все активно обсуждают, на бизнес компаний-участниц Нефтяного клуба никак не влияет. Для нас главное — объём нефтепродуктов на внутреннем рынке, он влияет на ценообразование. Сейчас у российских нефтяных компаний достаточно запасов нефтепродуктов для безопасного обеспечения внутреннего рынка; к тому же, прокачка на АЗС упала на 40%, а где-то и больше.

Сегодня нас беспокоят другие вопросы. Нефтяной бизнес опасается серьезного снижения объёма реализации нефтепродуктов, из-за которого компании, работающие на кредитных деньгах, не смогут их вернуть банкам. В эти дни мы плотно работаем с банками по перекредитованию предприятий, входящих в наш клуб. И далеко не все банки идут навстречу нефтекомпаниям по этому вопросу. Мы ведь зависим от ряда отраслей — практически от всех, где задействованы автомобильные перевозки. Поэтому у нас одна надежда — на скорейшее окончание пандемии и выход людей на работу».


Алексей Фурсов, совладелец ресторанов «Евразия» и CheGroup:

«У меня не было никаких сомнений, что нерабочий режим будет продлен. Более того, я ожидаю, что это не последнее продление. Будет хорошо, если период простоя закончится до середины мая, но, скорее всего, он затронет еще и июнь. Сейчас веду переговоры с собственниками помещений, занимаюсь снижением издержек и сокращением балласта. Если был какой-то временный персонал, то с ним мы сейчас вынуждены распрощаться. Дальше ждем, что будет.

Отрасль полностью парализована и ее ждет перезагрузка. По сути, нам предстоит запускать рестораны заново. И если по аренде обязательства не такие большие (половина юристов меня убеждают, что мы вообще имеем право ничего не платить, но отталкиваться будем от судебной практики в этом вопросе), то по зарплатам мы выйдем в глубоком минусе. Глубина его зависит от длительности простоя. Если в мае выйдем, то это еще здорово, отделаемся легким испугом, а если в июне-июле, то я даже не берусь предсказать последствия.

Однозначно откроются после окончания эпидемии не все — в лучшем случае 50% заведений Петербурга. Потому что и безо всякого кризиса часть ресторанов дышала на ладан, работала на тройку с минусом.

Обнадеживает меня мое окружение — то, что 90% нашей команды готовы подписать заявление на отпуск по собственному желанию, не дав тем самым компании умереть. Пожалуй, это и дает мне смотреть в будущее с оптимизмом».


Александр Шестаков, гендиректор «Первой мебельной фабрики»:

«Сегодня мы пытались решать вопросы, на которые пока нет ответа. Из каких средств выплачивать зарплату? Как содержать людей на предприятии, которое закрыто? Как общаться с арендаторами, которые «сидят» сейчас в закрытых торговых центрах? Пока ответов мы не нашли.

Что касается мебельной промышленности, то никаких поводов для оптимизма тут не разглядеть. За прошлый год спрос на мебель сильно просел, поскольку это предмет отложенного спроса. Сейчас, даже когда закончится вынужденный простой в производстве, спрос снизится еще больше, и ситуация будет катастрофической — отрасль будет переживать предсмертные судороги.

Помимо прочего, мы также стали испытывать проблемы с сырьем для производства мебели со стороны российских производителей. Например, закрылась фабрика в Смоленской области, которая поставляла нам плиту для выпуска мебели.

Пока мебельную фабрику после вынужденной остановки смогут в какой-то степени поддержать небольшие госзаказы, например, со стороны МИД и медучреждений. Но это слишком маленькие объемы для того, чтобы исправить ситуацию.

Что может спасти нас? Две вещи, которые зависят от действий федерального правительства. Первое, что нужно сделать, это вновь ввести требование закупать только отечественную мебель при проведении различных госзакупок. Второе — это включить во вновь разрабатываемые Минстроем критерии стандартного жилья минимальное обеспечение его деревянной мебелью, произведенной на территории ЕАЭС. Ассоциация мебельной промышленности уже направила соответствующие предложения в Минпромторг и другие федеральные структуры. У федеральных властей есть и полномочия, и все ресурсы для того, чтобы принять такие изменения для поддержки мебельной промышленности».


О том, какие решения принимает петербургский бизнес в новых условиях, читайте в обзоре РБК+

Подпишитесь на РБК Петербург в ВКонтакте, Facebook и Instagram