Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Число жертв коронавируса в Москве превысило 4,5 тыс. человек Общество, 00:08 Жириновский назвал условие для выдвижения Дегтярева в губернаторы Политика, 00:01 Каждый пятый ребенок в России оказался за чертой бедности Экономика, 00:00 Спрос на наличные в России вернулся к докризисным значениям Финансы, 00:00 SANA сообщило об отражении воздушной атаки в районе Дамаска Политика, 03 авг, 23:37 Неизвестный облил женщину кислотой в подмосковном Пушкино Общество, 03 авг, 23:34 В ЦБ заявили о возможности нового падения цен на нефть Экономика, 03 авг, 23:14 Ретейлеры сообщили о сложностях с получением акцизных марок для алкоголя Бизнес, 03 авг, 22:55 Хет-трик Свечникова принес «Каролине» победу в матче над «Рейнджерс» Спорт, 03 авг, 22:50 Сирийские войска понесли потери в ходе атаки боевиков в зоне деэскалации Общество, 03 авг, 22:39 Вдову рэпера Картрайта арестовали на два месяца по подозрению в убийстве Общество, 03 авг, 22:23 Адвокат историка Соколова будет защищать вдову рэпера Энди Картрайта Общество, 03 авг, 22:13 Глава ВОЗ предупредил об отсутствии «серебряной пули» против коронавируса Общество, 03 авг, 22:07 Трамп потребовал продать TikTok компании из США до середины сентября Политика, 03 авг, 22:00
С.-Петербург ,  
0 

Подозрительная спешка: эксперты комментируют срочный снос СКК

Фото: Анна Шевардина/Интерпресс
Фото: Анна Шевардина/Интерпресс

Градозащитники подали в комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Смольного повторное заявление о включении СКК «Петербургский» в перечень выявленных объектов культурного наследия. 31 января зданию исполнилось бы сорок лет — именно столько было нужно, чтобы возникли формальные основания присвоить ему статус памятника. Однако за несколько дней до подачи этого заявления инвестор реконструкции СКК — ООО «СКА-Арена» начало демонтаж крыши, в ходе которого произошло обрушение большей части здания. Эксперты РБК Петербург выразили сомнение как в юридической, так и в технической обоснованности сноса СКК.

Александр Кононов, заместитель председателя Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИиК:

«Как я понимаю, решение о сносе СКК было принято инвестором (ООО «СКА-Арена» — ред.) В концессионном соглашении со Смольным указано, что при реконструкции здания могут быть изменены объёмно-пространственное решение, высотность, этажность и проведены демонтажные работы. В Градостроительном кодексе даже частичный демонтаж трактуется как снос. То есть инвестору по договору было не запрещено снести отдельную конструкцию СКК, часть СКК или всё здание.

Однако, на мой взгляд, действия инвестора были неправомерны с точки зрения соблюдения процедур. В статье 55.31 Градостроительного кодекса всё детально расписано: если инвестор собирается реконструировать здание или сносить здание и на этом месте строить другое, то он должен провести свой проект через госэкспертизу и получить разрешение. На сегодня точно понятно, что никакого проекта демонтажа, который бы прошел либо Главгосэкспертизу России, либо Службу государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга нет. Нашей организации этого не сообщали в правительстве Петербурга, но, если бы такая документация была, информация о ней по закону должна была быть опубликована на сайтах соответствующих ведомств. Разрешения на демонтаж СКК «Петербургский», как мы видим, там нет. Честно говоря, даже по срокам эту документацию теоретически бы не успели подготовить — прошло только две недели после заключения договора между городом и инвестором.

На сегодня точно понятно, что никакого проекта демонтажа, который бы прошел либо Главгосэкспертизу России, либо Службу государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга нет.

Всё что происходило, я надеюсь, сопровождалось какими-то внутренними документами «СКА-Арена». Если проект демонтажа был, то он был либо безграмотным, либо не соблюдался. То, что видно на видеозаписи происходящего не укладывается ни в какие нормы — рабочие используют дикую, непрофессиональную, идиотскую технологию.

Что касается вопроса нужно ли было демонтировать здание полностью или оставлять, то я считаю, всё должно происходить в соответствии с законом. На момент проведения работ СКК никаким охранным статусом не обладал. Поэтому формально инвестор мог демонтировать здание, однако должен был это делать по одобренному госэкспертизой проекту.

Впрочем, с 31 января (31 января 2020 года пройдёт 40 лет после строительства СКК — ред.) можно рассматривать вопрос о присвоении СКК статуса выявленного объекта культурного наследия. Мы подадим такую заявку в КГИОП, несмотря на то, что здание во многом разрушено. Лично моя позиция и позиция ВООПиК в том, чтобы архитектурный облик СКК был восстановлен. Соответствующий статус может обязать инвестора восстановить здание в прежнем виде — в зависимости от того, как будет сформулирован предмет охраны.

Хочу напомнить об архитектурной роли СКК. Он составляет единый ансамбль с Парком Победы. В парке есть главная аллея, которая должна была по изначальному плану заканчиваться зоной спортивных сооружений. Этот облик единого историко-культурного комплекса прослеживается по всем историческим планам и документам. Более того, здание СКК связано с выдающимися спортивными событиями в жизни города, людьми, которые там выступали. Победа «Зенита» — в 1984 году он единственный раз в истории СССР стал чемпионом страны. И конечно, хочу отметить инженерную уникальность этого здания. Её уникальная мембрана, уникальное решение кровли здания вошло во многие архитектурные учебники — советские, иностранные и российские».

Владимир Линов, доцент кафедры архитектурного проектирования СПбГАСУ:

«Здание СКК «Петербургский» прежде всего имеет инженерную ценность. Это уникальная строительная конструкция с крышей, которая состоит из тонких металлических листов (состояла, к сожалению, ) — так называя мембрана. Но многие специалисты — архитекторы и историки — считают, что здание имело и архитектурную эстетическую ценность. То есть, это пример упрощённой конструкции, которая воспринималась в 60-70-е годы как очень современный архитектурный образ. Конструкция здания, простая по внешнему виду, создаёт какую-то нестандартную форму — эта цилиндрическая форма — не прямоугольник, не сундукоподобный объём, а более изящный круглый объём с хорошей пропорцией. С точки зрения архитектуры очень важно соотношение между высотой, длиной здания, пропорциями отдельных частей зданий по отношению к общему объёму. Вот всё это было сделано с хорошим вкусом, хотя и достаточно просто по форме.

Впрочем, лично мне казалось, что это немного устаревшая архитектурная форма и недостаточно выразительная, как и вся советская архитектура 60-70 годов. Она очень сдержанная по образу, и мне казалось, что такие сооружения могут иметь более яркую, резкую и эффектную форму. В общем, мне это здание не казалось выдающимся примером архитектуры. А вот как инженерная конструкция — это безусловно объект мирового значения.

Мне это здание не казалось выдающимся примером архитектуры. А вот как инженерная конструкция — это безусловно объект мирового значения.

Что касается вопроса сносить или не сносить здание СКК, то я за то, чтобы его сохранить и реконструировать под новые требования Федерации хоккея. Несколько членов градостроительного совета даже попробовали в эскизном виде проанализировать возможности реконструкции здания и эти эскизы показывали в доказательство того, что необходимости в сносе не было. Можно было полностью сохранить несущую конструкцию — те колонны, что стоят по периметру и крышу. Если была необходимость техническая, то можно было усилить конструкцию крыши, чтобы она была не аварийной. Либо даже заменить её, но на такую же другую новую конструкцию. Внутри здания можно было демонтировать старые трибуны и старые технические помещения и сделать на их месте новые. То есть коробка здания могла бы сохраниться полностью, а начинка была бы изменена. Кроме того, можно было сделать новые пристройки к зданию, чтобы разместить по новым требованиям всякие технические помещения.

Хочу отметить, что несколько экспертиз показали, что крыша СКК не находится в аварийном состоянии. Необходимо было провести несколько повторных экспертиз и разработать варианты её укрепления. Ввиду плохой эксплуатации крыши (её плохо чистили от снега и не герметизировали микротрещины) металл конструкции местами заржавел».

Елена Чернова, конфликтолог градостроительства:

«Город — это плацдарм, на котором разворачивается множество процессов. Эти процессы представляют собой единство и борьбу противоположностей. Новое невозможно без разрушения старого, но должны быть границы, за которые нельзя заходить, потому что они уничтожают сущность. За каждым процессом стоят свои субъекты — градозащитники, новаторы, инвесторы и т. д. Обсуждаемый градостроительный конфликт — это ситуация поиска балансов этих процессов через взаимодействие субъектов, отвечающих за тот или иной процесс.

Городское управление при этом должно решать задачи медиации — посредничества в поиске баланса этих процессов и санкционировать только сбалансированные решения. Иначе будут крайности: или постепенно разрушающийся город-музей или разрушительное обновление, уничтожающее сущность.

Обсуждаемый градостроительный конфликт — это ситуация поиска балансов этих процессов через взаимодействие субъектов, отвечающих за тот или иной процесс.

Не важно, как городское управление будет искать баланс — своими силами или с привлечением соответствующих специалистов, главное найти баланс. Поиск такого баланса — это и есть процесс управления городом. Тогда будет то, что во всём мире называют устойчивым развитием. Когда процессы сбалансированы, разрушение не носит катастрофический характер.

Важно и то, что городские власти не должны «вкладываться» в один из процессов. В данной ситуации власть, вместо того, чтобы заниматься управлением «вложилась» в один из процессов — разрушение, поэтому это произошло в катастрофических формах».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.