Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Россия передала норвежским властям осужденного за шпионаж Берга Политика, 16:00 «У нас нет ожиданий пузыря»: Дмитрий Шевченко — об отсрочках в ретейле Pro, 15:54  Как открыть агентство недвижимости с оборотом 1 млрд руб. в месяц РБК Стиль и Henderson, 15:41 Самолет с премьером Болгарии аварийно приземлился в Софии Общество, 15:35 Число неподтвержденных транзакций в сети Bitcoin выросло на 8700% Крипто, 15:30 Следственный эксперимент с обвиняемым в убийстве Соколовым. Фоторепортаж Общество, 15:24  Сообщение о работе Верзилова в Meduza оказалось ошибкой СМИ Общество, 15:21 Дюков сообщил о несогласованном с РФС выпуске Adidas формы сборной России Спорт, 15:20 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 15:12 Глава внешней разведки предсказал СНВ-III «печальную судьбу» ДРСМД Политика, 15:11 Главным редактором «Новой газеты» вновь избрали Дмитрия Муратова Технологии и медиа, 15:09 РФС предложил Черчесову продлить контракт со сборной России Спорт, 15:07 Нечеловеческая комедия: лучшие фотографии конкурса Comedy Wildlife Awards Стиль, 15:05 Экс-доцента вывели на следственный эксперимент в шлеме и бронежилете Общество, 15:02
Общество ,  
0 
В СКР рассказали об угрозе терроризма и наркотрафика со стороны юрлиц
Террористическая деятельность и наркобизнес все чаще оказываются связаны с деятельностью юридических лиц, заявил зампредседателя Следственного комитета Александр Федоров. Он поддержал инициативу об уголовных наказаниях для юрлиц
Фото: Олег Яковлев / РБК

Следственный комитет считает необходимым введение в России уголовной ответственности для юридических лиц. Об этом заявил заместитель председателя Следственного комитета РФ Александр Федоров, выступая в четверг, 30 ноября, на юридическом форуме стран БРИКС, передает корреспондент РБК.

«В наши дни терроризм, коррупция и наркобизнес зачастую оказываются связаны с деятельностью юридических лиц. Более того, складывается ситуация, когда именно юрлица становятся выгодоприобретателями [преступной деятельности], в интересах которых, за счет средств которых она осуществляется», — заявил Федоров.

Реакцией на эти вызовы стали поправки в законодательство, введенные во многих государствах: для юрлиц, участвующих в противоправной деятельности, установлена уголовная ответственность наравне с физическими лицами, добавил Федоров. Для борьбы с террористической и коррупционной деятельностью юрлиц появились международные договоры, например, Конвенция Совета Европы по предупреждению терроризма, Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при заключении международных коммерческих сделок и другие документы, уточнил замглавы СКР.

«Из пяти стран БРИКС в четырех предусмотрена уголовная ответственность для юрлиц, в одной — только административная, я имею в виду Российскую Федерацию», — добавил Федоров.

В июле председатель СКР Александр Бастрыкин обращался к спикеру Госдумы Вячеславу Володину с просьбой ввести уголовные наказания для юрлиц. Глава СКР указывал, что отсутствие такой ответственности не дает возможности эффективно бороться с коррупцией, прежде всего в вопросах возвращения выведенных за рубеж капиталов. Без соответствующей нормы также «невозможно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, совершающих преступления в России». К тому же в условиях, когда юрлица подлежат только административной ответственности, невозможно накладывать арест на их банковские счета, указывал Бастрыкин, по информации источников РБК. ​

В 2015 году законопроект об уголовной ответственности юрлиц в Госдуму вносил зампред комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков. Он, в частности,​ указывал, что такой институт действует во всех странах англо-американского права, в странах Евросоюза, в Китае и в ряде стран Ближнего Востока (Иордания, Ливан, Сирия), а также на постсоветском пространстве — в Грузии, Казахстане, Латвии, Литве, Эстонии, Молдавии, на Украине.

Правительство раскритиковало законопроект.​ Он предполагал вменять за особо тяжкие деяния запрет на осуществление деятельности на территории России, принудительную ликвидацию и обращение имущества компании в доход государства (после удовлетворения требований кредиторов). За менее опасные проект предусматривал различные штрафы.