Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Крайняя мера против России, что будет с ценами на вино. Главное за ночь Общество, 08:51
Сын Бжезинского предложил ЕС нанести «предупредительный удар» по России Политика, 08:49
Минобороны Азербайджана сообщило о гибели военного на границе с Арменией Общество, 08:44
Аналитики обнаружили базу данных пациентов наркологической клиники Москвы Общество, 08:43
РФПИ сообщил об отсутствии планов выходить со «Спутником V» на рынок США Общество, 08:43
История одного мира: как любитель фантастики создал Roblox — Bloomberg Pro, 08:37
Ровно 22 грамма: как перестать пить невкусный кофе РБК и Bork, 08:36
Польская PGNiG назвала условие для решения газового кризиса в Европе Экономика, 08:30
Росавиация объяснила «наросты льда» на экстренно севшем самолете S7 Общество, 08:27
Спрос вырос на 6000%: какая опция ДМС стала популярна в пандемию РБК и BestDoctor, 08:10
Посол Украины призвал Германию устроить «холодный душ» для России Политика, 08:02
Аналитики назвали российские акции «страховкой от глобальной инфляции» Pro, 08:00
Кому и зачем нужен в Дубае клуб КХЛ Спорт, 08:00
Как экономить на командировках еще больше РБК и Smartway, 07:42
Пандемия коронавируса ,  
0 

Глава КС заявил о риске вторжения в сферу прав человека при пандемии

По словам Зорькина, вводимые властями меры для борьбы с угрозами «должны быть оправданы защитой конституционных ценностей», «соразмерны степени опасности» для них и не должны «вести к нарушению конституционных прав и свобод»
Валерий Зорькин
Валерий Зорькин (Фото: Сергей Бобылев / ТАСС)

В условиях кризиса у государственной власти «возникает большой соблазн» пойти по пути ограничения прав граждан ради общего блага, но этот путь не всегда правильный. Об этом заявил председатель Конституционного суда (КС) России Валерий Зорькин в своей статье «Под знаком Основного Закона», опубликованной в «Российской газете».

В ней глава КС обращает внимание на ч. 3 ст. 55 Конституции, в которой говорится, что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Как отмечает Зорькин, столь общая формулировка опасна тем, что ее «неоправданно широко» могут истолковать и установить «чрезмерные ограничения прав и свобод человека для защиты ценностей общего блага», особенно учитывая специфику российского менталитета, при котором государственные и общественные интересы традиционно «преобладают над личными».

Опасность вторжения в сферу прав человека резко возрастает в условиях усиления активности террористов, социально-экономических и экологических кризисов, а также пандемий, продолжил Зорькин. В таких ситуация у власти «возникает большой соблазн пойти по пути ограничения прав граждан в целях защиты прав и законных интересов других лиц, основ конституционного строя, обеспечения безопасности государства и т.д.», отметил он.

КС признал законным ограничение передвижения во время пандемии
Общество
Фото:Андрей Любимов / РБК

«Однако жизнь показывает, что этот более легкий путь далеко не всегда бывает верным. Во всяком случае, если и двигаться по нему, то не очень далеко и очень осторожно», — предупредил председатель КС.

По его словам, вводимые властями меры для борьбы с актуальными или возможными угрозами «должны быть оправданы защитой конституционных ценностей», «соразмерны степени опасности» для них и не должны «вести к нарушению конституционных прав и свобод».

Зорькин также отметил, что КС разработал ряд позиций, которые касаются «допустимого ограничения прав и свобод человека и гражданина». При этом суд опирался на системное толкование текста Конституции, опыт собственной практики, а также практики Европейского суда по правам человека и опыт европейского конституционного правосудия. «При решении вопроса о критериях ограничения федеральным законом конституционных прав человека суд исходит из того, что Конституция содержит принципиальные требования, касающиеся правомерности ограничения этих прав», — добавил глава КС.

Зорькин к тому же отметил, что важный смысл также несет ч. 2 ст. 55 Конституции, в которой говорится, что не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. «Термин «умаление» <...> означает не ограничение прав, как нередко считают, а принижение значения их основного содержания, уменьшение их роли как критерия и регулятора для текущего законодательства, девальвацию их ценности для правовой системы в целом», — пояснил он.