Лента новостей
Эксперты заявили о недоступности сайтов госорганов для инвалидов Общество, 08:09 Банки предупредили о сокращении платежных терминалов из-за нового закона Экономика, 08:00 Роскачество назвало лучшие зеркальные фотоаппараты и «мыльницы» Технологии и медиа, 08:00 СМИ узнали о желании «Ювентуса» купить у ПСЖ Неймара Спорт, 07:58 В Приамурье из-за дождей затопило шахту Общество, 07:32 Как собрать гардероб в деловую поездку с умом РБК Стиль и BOSS, 07:10 ЦБ предложил отменить налоговый вычет на покупку зарубежных акций Финансы, 07:00 «Танкерная война» Ирана с Западом обрела шпионское измерение Политика, 07:00 Умер первый руководитель космических полетов NASA Общество, 06:47 РСПП нашел в приказе Минкомсвязи требование перевести весь Рунет на VPN Технологии и медиа, 06:00 Сеул открыл предупредительный огонь из-за российского самолета Политика, 05:50 СМИ узнали о возможном запрете служащим банков пользоваться смартфонами Финансы, 05:48 Какой проект спас марку Peugeot от полного уничтожения во время войны РБК и Peugeot, 05:38 Сгоревший на Дальнем Востоке детский палаточный лагерь работал незаконно Общество, 04:53
Общество ,  
0 
В МВД рассказали о последствиях дела генерала Сугробова
Дело Сугробова лишило антикоррупционное управление МВД самостоятельности в проведении операций, говорят собеседники РБК. После ареста генерала и его подчиненных численность подразделения снизилась на треть
Денис Сугробов (Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС)

Под крылом ФСБ

После ареста генералов Дениса Сугробова и Бориса Колесникова Главное управление экономической безопасности и противодействию коррупции (ГУЭБиПК) МВД, которым они руководили, утратило самостоятельность в оперативной работе, рассказали РБК два офицера управления и подтвердили два адвоката, защищавших Сугробова и его подчиненных в суде.

В четверг, 27 апреля, Сугробов был приговорен к 22 годам колонии за создание преступного сообщества в управлении и неоднократное превышение полномочий. Семь его подчиненных получили от 17 до 20 лет, еще один фигурант дела проведет в колонии четыре года. По версии следствия, офицеры поставили на поток фальсификацию оперативных материалов в отношении высокопоставленных чиновников и бизнесменов и массово провоцировали их на преступления. Сугробов и его заместитель Колесников были задержаны в первой половине 2014 года после конфликта с ФСБ. В июне Колесников покончил с собой.

Сотрудники управления экономической безопасности c начала 2014 года практически не проводили «самостоятельных оперативных экспериментов в сфере борьбы с коррупцией», рассказали РБК два офицера ГУЭБиПК. По их словам, ключевые операции санкционируются Федеральной службой безопасности. Остальные задержания — это локальные успехи, но даже их стало «кратно меньше, чем было в сугробовское время», отмечает один из офицеров. Он подчеркивает, что решение «сбавить обороты» было принято внутри управления и стало следствием в том числе «правовой незащищенности» сотрудников: после серии уголовных дел против офицеров ведомства оперативники опасаются инициировать разработку.

В российском законодательстве есть лакуна, позволяющая объявить провокацией и превышением полномочий любой оперативный эксперимент или контрольную закупку «в зависимости от того, кем они проводятся», пояснил РБК адвокат Эдуард Исецкий, представляющий интересы Сугробова. Юрист соглашается, что теперь сотрудники управления МВД согласовывают свои действия с ФСБ. Это обусловлено «негласным и ничем не регламентированным указанием», добавляет адвокат Павел Лапшов, бывший глава управления Следственного департамента МВД.

Структурные изменения

Количество проведенных операций и динамика этого показателя «относятся к сведениям ограниченного доступа», а при оперативной работе управление взаимодействует с ФСБ исключительно в том порядке, в котором это регламентируется законом, заявили РБК в пресс-службе МВД. В ведомстве добавили, что ГУЭБиПК успешно возмещает ущерб от коррупционных преступлений: в 2013 году в бюджет было возвращено 11,5 млрд руб., а в 2016 году — 26,8 млрд руб.

Сейчас в управлении служат 419 человек, сообщили в МВД. В 2013 году численность ГУЭБиПК составляла 645 человек. Речь идет об «оптимизации штатной численности» и «перераспределении функций», добавляют в пресс-службе: с 2013 года были упразднены четыре подразделения — «К» (по борьбе с коррупцией), «М» (преступления в сферах машиностроения и металлургии), «О» (оргпреступность в экономике) и управление «Т» полковника Дмитрия Захарченко (нарушения в топливно-энергетическом комплексе).

Сокращения начались осенью 2014 года, то есть через несколько месяцев после ареста Сугробова и его подчиненных, уточняет собеседник РБК в ведомстве. В свою очередь Исецкий и Лапшов обращают внимание, что структурная реформа сопровождалась увольнением офицеров, входивших в команду Сугробова. Так, ведомство покинули заместители генерала Виталий Скворцов и Феликс Васильков. Еще один заместитель Сергей Солопов оставался в ГУЭБиПК до февраля 2015 года, а затем был переведен в столичное управление МВД. Им на смену начали приходить люди, чье назначение было согласовано с ФСБ, отмечает собеседник РБК, знакомый с ходом расследования дела Сугробова. Например, в мае 2014 года начальником ГУЭБиПК стал Дмитрий Миронов, выходец из органов госбезопасности.
Дело генерала Сугробова
(Видео: Телеканал РБК)

«Дело Сугробова серьезно изменило систему борьбы с коррупцией в стране, считает замглавы российского отделения Transparency International Илья Шуманов. «Теперь у нас есть главная сила в виде Федеральной службы безопасности, а остальные правоохранительные органы — это «младшие братья», которые осуществляют сервисные функции. Все крупные дела на себя взяла ФСБ», — полагает эксперт.

РБК ожидает ответа на направленный Центр общественных связей ФСБ запрос о комментарии.