Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Взаимопомощь, корона-кризис и бизнес: справедливость в режиме форс-мажора Социальная экономика, 12:21  «Природа на удаленке» и черепашки в Яузе: экологические инициативы Москвы РБК и ДПиООС, 12:14 В Псковской области обнаружили останки 188 узников концлагеря Общество, 12:09 Акции Twitter обвалились на 17% из-за низких темпов прироста подписчиков Инвестиции, 12:06 Чем рискует компания при заключении договора ГПХ вместо трудового Pro, 12:00 Таксисты вышли к мэрии Екатеринбурга из-за указа о перегородках Общество, 11:56 Российский рекордсмен в прыжках получил вид на жительство в Белоруссии Спорт, 11:54 Лукашенко назначил Гриба главой милиции Минска Общество, 11:53 Changan представил свой самый дорогой кроссовер Авто, 11:51 Успешные предприниматели из малого бизнеса — о преодолении гравитации РБК и Райффайзенбанк, 11:49 DeFi-проект увеличил награду за поимку взломавшего его хакера до $1 млн Крипто, 11:42 МВД проверит передачу настоятелю московского храма квартиры от прихожанки Общество, 11:31 В России упростили оформление соцвыплат на покупку жилья молодыми семьями Общество, 11:28 «Газпром» на время обогнал «Роснефть» по капитализации Инвестиции, 11:27
Общество ,  
0 

Виновники алкогольного кризиса в шаге от парламентского расследования

Ситуация на российском рынке алкогольной продукции продолжает оставаться крайне напряженной. Недавно Госдума обратилась к правительству с просьбой объяснить, что спровоцировало кризис и кто в этом виноват. Депутаты надеются, что их официальный запрос заставит кабинет несколько по иному подойти к решению этого вопроса. Вместе с тем эксперты не исключают, что в дальнейшем, если положение будет ухудшаться, парламентарии могут инициировать проведение специального расследования.

Участники рынка алкогольной продукции даже приблизительно не берутся назвать сумму убытков, которую они понесут в результате кампании акцизной перемаркировки и легализации рынка. Только убытки бюджета, по различным данным, оцениваются в 5 млрд руб., о своих же потерях представители заводов-производителей, фирм-оптовых дистрибуторов и розничной торговли предпочитают просто говорить, как о колоссальных. Понесут убытки и инвесторы крупных алкогольных сетей, крепко призадумаются импортеры. Пока невозможно понять, насколько вырастут цены, кто уйдет с рынка, насколько уменьшится конкуренция. Сейчас в авральном режиме предпринимаются попытки спасти ситуацию.

Причем эти «колоссальные» убытки придутся на легальных производителей спиртного, так как нелегалы как были в тени, так и остались, и кампания их никоим образом не затронула. Наоборот, эксперты считают, что от царящей на рынке неразберихи и спровоцированного ею «сухого закона» пока выигрывают «теневики» и разномастные изготовители «палева» и самогона, к которым нынешний УК весьма либерален. По идее, ФЗ №102 «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» должен «зачистить» специфический рынок от нелегалов - считается, что до 50% оборота спиртного находится в тени, - привить культуру винопития, озаботиться здоровьем нации. Ужесточение контроля также объективно приведет к переделу рынка - сокращению числа его участников, количества торговых точек, закреплению монопольных позиций в этой отрасли за государством. Если с точки зрения идеологии и решаемых задач к закону нареканий мало, то технология реализации вызывает массовое неудовольствие участников рынка и потребителей.

«Когда мы предлагали 102-й закон, прорисовывали нормы, касающиеся ужесточения регулирования, контроля, ни в коей мере не думали, что дальнейшие подзаконные акты будут написаны, мягко говоря, коряво, не вовремя и с непониманием той реальной ситуации, в которой работает алкогольный рынок», - заявил в эфире телеканала РБК в программе «Диалог» первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Юрий Медведев. «Не хочу сейчас жестко критиковать правительство, но считаю, что это просто невыполнение тех функций, которые возлагал закон», - отметил депутат.

Участники рынка не понимают, почему надо было их загонять в такие жесткие рамки, заведомо невыполнимые сроки. И так было ясно, что к 1 января 2006 года, времени начала действия закона, Гознак не успеет напечатать необходимое количество новых акцизных марок, а Минфин подписал приказ о порядке продажи и учета марок только 17 января. Значит, не имеющим солидных складских помещений заводам придется частично сворачивать производство, что и случилось. На сегодняшний день огромные товарные запасы находятся в подвешенном состоянии. «С введением первого этапа закона с первого января предприятиям удалось еле-еле откашляться к концу марта, - говорит вице-президент торгово-промышленной группы «Кристалл» Дмитрий Раутбарт. - Два месяца вообще колом стояла вся промышленность, ничего не производилось».

Второй этап - запрет на хождение с 1 июля акцизных марок старого образца на привозной алкоголь - смел с прилавков практически весь импорт, даже элитные заморские вина и коньяки по несмешным ценам. Причем власти, затянувшие с постановлением о порядке требований к акцизным маркам, что негативно отразилось в январе-феврале на производстве, выводов не сделали, и нормативные документы, регулирующие процесс нового этапа реализации закона, появились аккурат к его началу, в конце июня. И возникают закономерные вопросы. Почему не был установлен приемлемый переходный период, когда акцизные марки старого образца могли использоваться наравне с новыми? В чем причина для спешки? По мере изготовления и поступления они плавно обновили бы акцизный «парк», не напрягая покупателей и не ставя отрасль на грань выживания. Сразу было ясно, что полгода очень малый срок для обеспечения наклейками и перемаркировки всей продукции в масштабах страны.

Нелогичные шаги дают повод участникам рынка для подозрений в игре за личные интересы, за передел «пирога». Нелогичность, например, в том, что марка на сегодняшний день по существующему законодательству клеится не на горлышко, а на бок бутылки. И при вскрытии она не разрушается, что само по себе допускает возможность сбора оборотной тары, налива туда чего угодно и вторичного запуска в продажу. Притом, чем бренд дороже, тем больше желающих его подделывать. Хотя большинство экспертов сходятся на том, что к кризису в значительной степени привели некомпетентность и нерасторопность чиновников среднего звена, готовивших документы. Сейчас правительство стремится исправить положение, разрешив перемаркировывать алкоголь акцизной маркой на оптовом складе, а не вывозя его, как требовалось ранее, на завод производителя. Предложено разобраться с Единой государственной автоматизированной информационной системой (ЕГАИС) по учету алкогольной продукции, начиная от производителей и до таможни, налоговиков и магазина, в связи с тем, что она, как говорят производственники, практически сегодня не работает, и т.д.

Чиновники, впрочем, держат оборону, мотивируя кризис тем, что процесс саботируют недобросовестные предприниматели. Производственники парируют, что по ряду спорных, «непрозрачных», вопросов в подзаконных актах до сих пор нет разъяснений, но обращения в инстанции ни к чему не приводят. Объясняется это, по их мнению, тем, что как только кто-то из чиновников скажет: действительно не прописано, соответственно, он автоматически возложит вину на свое ведомство по нереализации того или иного механизма. К тому же, по всей видимости, чтобы не создавать прецедента, Арбитражный суд Москвы отклонил иск Нижегородского завода шампанских вин, требовавшего от властей возместить 9 млн руб. убытков из-за необеспечения новыми акцизными марками и вынужденного простоя.

Пока явного оттока операторов с рынка не наблюдается, и думцы не согласны с бытующим у некоторых производственников мнением, что значительная часть участников рынка уйдет в тень, а вот рынок, скорее всего, покинет некоторая часть производителей, оптовиков и розницы. И в этой ситуации спешить надо медленно, в течение определенного времени поправить часть документов с учетом реалий, с которыми столкнулся этот бизнес. «Когда мы почувствовали, что идет процесс задержки принятия решений, мы с коллегами вышли с инициативой продлить хождение марок старого образца до 1 января будущего года, - говорит Юрий Медведев. - Нам же правительство дало отрицательное заключение на этот законопроект и пообещало, что все необходимые документы, касающиеся реализации 102-го закона будут сделаны». Есть еще один вывод, который могут сделать парламентарии, исходя из нынешнего печального опыта. Любой закон, который принимает Госдума, должен иметь как можно больше норм прямого действия, которые позволят избежать коллизий между бизнесом и властью, подобных алкогольному кризису.