Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Человек погиб и пятеро пострадали при стрельбе в Сиэтле Общество, 06:02 Аналитики сообщили о предпочтениях россиян при выборе ресторана Pro, 06:01 «Союзмультфильм» получил права на показ «золотой коллекции» на платном ТВ Технологии и медиа, 06:00 Блумберг потратил на рекламу $250 млн в рамках предвыборной кампании Политика, 05:59 Объявивший о подготовке «марша на Крым» назвал дату начала акции Политика, 05:27 Генсек ООН назвал четырех угрожающих миру «всадников Апокалипсиса» Политика, 04:59 На Дальнем Востоке эвакуировали более 60 детсадов из-за сообщений о бомбе Общество, 04:56 В Китае число заболевших новым коронавирусом превысило 570 человек Общество, 04:39 «МЮ» проиграл «Бернли» и позволил «Тоттенхэму» догнать себя в таблице АПЛ Спорт, 04:17 ПСЖ крупно обыграл «Реймс» и встретится с «Лионом» в финале Кубка лиги Спорт, 04:09 Российские хоккеисты разгромили США в финале юниорской Олимпиады Спорт, 03:56 В Калифорнии четыре человека погибли при крушении самолета Общество, 03:22 Парламент Великобритании утвердил законопроект о Brexit Политика, 03:17 Временным главой Росздравнадзора стал Дмитрий Пархоменко Политика, 02:42
Общество ,  
0 

В перспективе останется 10—20 компаний, остальные рано или поздно уйдут

Фото: Из личного архива

В феврале закрытый рынок спецдепозитариев праздновал появление нового рынка: в будущем с ними обяжут работать страховые компании. Также на очереди негосударственные пенсионные фонды. Быстро наладить работу с новыми клиентами мешают пробелы в законодательст­ве, о которых корреспонденту РБК daily ИВАНУ ШЛЫГИНУ рассказала генеральный директор СДК «Гарант» ТАТЬЯНА ЕСАУЛКОВА.

Центродеп

— Как повлиял на ваш бизнес запуск Центрального депозитария?

— В настоящее время мы, как специализированный регистратор, открыли первый счет номинального дер­жателя Центрального депозитария для НРД. Этот процесс вызвал некоторые трудности, но они были преодолены. Затраты клиентов по хранению стратегических активов вырастут в связи с их переводом в Центральный депозитарий из реестра. Также, скорее всего, вырастут затраты по обслуживанию некотируемых ценных бумаг. Я считаю, что решение о запрете для депозитариев открывать счета номинального держателя в реестрах акционеров (владельцев инвестиционных паев) является чрезмерным и плохо аргументированным. Еще посмотрим, придут ли иностранные инвесторы благодаря этому на российский рынок.

— Сколько сейчас на российском рынке больших и маленьких спецдепозитариев? Как распределены между ними доли рынка?

— Спецдепозитариев на рынке сейчас около 44. На пять (ВТБ, «Инфинитум», ПРСД, «Гарант» и Росбанк) из них, по данным ПАРТАД, приходится обслуживание большего объема активов НПФ (88,5%) и активов ПИФ (69% рынка). Мы видим существенную концентрацию рынка. Я думаю, в перспективе останется 10—20 компаний, остальные рано или поздно уйдут. Этот рынок не слишком доходный из-за небольших ставок вознаграждения, здесь серьезные требования к собственному капиталу, который должен быть не меньше 80 млн руб.

— Иностранные игроки активны на вашем рынке?

— Нет. Сейчас лицензию спецдепозитария имеют три компании: это Росбанк, Райффайзенбанк и Computershare, за которыми стоят иностранные инвесторы. Наиболее активным из них является спецдепозитарий Росбанка. Другие глобальные банковские структуры присматриваются к возможности выхода на российский рынок.

Закон и СЧА

— Часто можно слышать, что законодательство не отвечает реалиям рынка. С чем это связано?

— С 2004 года сильно изменился рынок коллективных инвестиций, не раз менялись внутренние документы как у спецдепозитариев, так и у клиентов. Кроме того, текущее законодательство содержит много пробелов и противоречий, зачастую отсутствуют встречные нормы в актах, регулирующих деятельность спецдепозитариев и наших клиентов. Такое положение вещей не способствует развитию рынка и снижению издержек, поэтому мы на уровне ПАРТАД постоянно работаем над внесением изменений в нормативные акты.

— И что приходится менять, что за 9 лет потребовало корректировки?

— Сейчас мы не просто осуществляем учет и хранение активов, а отчасти выполняем и функции риск-менеджмента при одобрении сделок, и функции юридического и налогового консультанта. Теперь спецдепозитарий для клиента — это не обуза, это полноправный бизнес-партнер. Хотелось бы развить набор услуг, чтобы наши клиенты могли сосредоточиться на собственно управлении активами, но законодательство пока не позволяет делать это в полной мере.

— Часто можно услышать упрек в ваш адрес, мол, депозитарии работают по серым схемам? Что это за информация?

— Я лично не знаю на рынке спецдепозитарии, которые когда-либо позволяли себе работать по каким-либо серым схемам. Рынок очень узкий, и репутация сегодня не пустой звук.

— С чем связана готовность спецдепозитариев брать на себя функции по ежедневному расчету СЧА и раскрытию информации по стоимости паев у управляющих компаний?

— С тем, что рано или поздно необходимы изменения в законодательстве. Сейчас одни и те же расчеты по изменению стоимости паев фонда обязаны произвести и управляющая компания, и спецдепозитарий. Это совершенно неоправданно. Дублирование функций не может продолжаться слишком долго, поэтому должен быть составлен план по передаче полномочий по расчету СЧА и стоимости пая спецдепозитариям. Этот подход позволит значительно снизить издержки управляющей компании.

— А разговор по работе с активами негосударственных пенсионных фондов также упирается в законы?

— Чтобы использовать ресурс спецдепозитария на 100% и исключить риск недобросовестного распоряжения пенсионными активами, мы считаем целесообразным законом установить обязанность спецдепозитария по контролю за операциями по расчетному счету НПФ по пенсионным накоплениям. Вопросы объема и порядка такого контроля еще надо обсуждать с участниками рынка.

Также мы предлагаем законодательно установить обязанность НПФ при самостоятельном размещении пенсионных резервов получать согласие спецдепозитария по аналогии с управляющими компаниями.

— Не много ли спецдепозитарии берут на себя, учитывая, что есть структуры, ориентированные на работу с госкорпорациями и саморегулируемыми организациями? Какова позиция ФСФР?

— У ФСФР самую большую настороженность сейчас вызывают страховые компании. При текущем законодательстве страховщик инвестирует все свои активы «одним мешком», а затем в учете искусственно делит активы на две категории: страховые резервы и собст­венные средства. И происходит это только на отчетную дату. На мой взгляд, спецдепозитарий может помочь страховым компаниям как на этапе инвестирования, осуществляя предварительный контроль сделок и отсекая покупку рискованных, а порой и откровенно мусорных активов, так и на этапе составления отчетности.

Сейчас страховщики опасаются, что спецдепозитарии станут для их бизнеса дополнительной финансовой нагрузкой, поскольку не могут в полной мере оценить плюсы такого сотрудничества. Такая же история была с негосударственными пенсионными фондами 13 лет назад, но сейчас они уже изменили свое мнение. Мы понимаем, что страховой рынок давно сложился, нужен некий переходный период. Мы готовы поучаствовать в пилотном проекте, по итогам которого можно сформировать как набор услуг, так и адекватные тарифы.