Лента новостей
Базовые правила: как обезопасить себя от гепатита РБК и Philips, 22:50 Трамп ответил на обвинения в расизме предложением жалобщикам покинуть США Политика, 22:48 СК назвал причиной возвращения рейса «Победы» в Казань задымление салона Общество, 22:47 Захарова ответила на угрозу Киева обрушить мост в Крым крылатыми ракетами Политика, 22:26 «Победа» ответила на сообщения о запахе гари в вернувшемся самолете Общество, 22:25 Предсказывавший рост рубля экономист спрогнозировал его падение Экономика, 22:13 «Локомотив» упустил победу в игре с «Рубином» из-за гола бывшего игрока Спорт, 22:09 Минэкономразвития сочло однобокими выводы Россельхознадзора о гибели пчел Общество, 22:04 СК представил видеопроект с именами виновных в преступлениях на Донбассе Политика, 22:02 Самолет «Победы» вернулся в Казань после взлета из-за птицы в двигателе Общество, 21:59 Защита сестер Хачатурян заявила о сомнениях в подлинности их показаний Общество, 21:51 Олимпийский чемпион боксер Пернелл Уитакер погиб в 55 лет Спорт, 21:44 Какие специальные гаджеты нужны для ухода за зубами РБК и Philips, 21:41 Зеленский решил сменить 12 послов Украины Политика, 21:35
Общество ,  
0 
Европейская «матушка»
Фото: EPA

В Германии в это воскресенье состоятся парламентские выборы. С большой долей вероятности будущую правящую коалицию возглавит Христианско-демократический союз (ХДС), а Ангела Меркель вновь сохранит за собой пост канцлера. Спустя пять лет после начала европейского долгового кризиса она — единст­венная из действовавших на тот момент лидеров ведущих стран ЕС (Германия, Франция, Италия и Великобритания), кто до сих пор остается у руля. Меркель пожинает плоды успешных экономических реформ, многие из которых ФРГ начала еще до кризиса, а также своей уверенной внешней политики, направленной на усиление евроинтеграции, полагают аналитики.

Наверняка сегодня Николя Саркози, Сильвио Берлускони и Гордон Браун с завистью читают новости из Берлина. Социологические опросы свидетельствуют о том, что правящая ХДС/ХСС получит относительное большинство голосов избирателей (38—39%). Это примерно на 10% больше, чем у ее основных соперников из СДПГ во главе с бывшим министром финансов Пеером Штайнбрюкком. Это, правда, еще не означает победу. Для формирования правительства необходимо простое коалиционное большинство. ХДС/ХСС может рассчитывать на поддержку СвДП. Однако в партии Меркель опасаются, что СДПГ сможет привлечь на свою сторону не только «зеленых», но и Левую партию (подробнее см. график). В последнем случае шанс занять пост канцлера получит Пеер Штайнбрюкк. Впрочем, видеть его на этом посту хотели бы лишь 26% бюргеров. Большинство же избирателей (вне зависимости от партийных симпатий) предпочитают во главе правительства Ангелу Меркель (52%).

Карьера на зависть

Первый шаг в политику Меркель сделала в январе 1990 года, став пресс-секретарем берлинского отделения партии «Демократический прорыв». Партия образовалась на волне движения восточных немцев, выступающих за перемены в ГДР, и позднее присоединилась к правящей западногерманской партии ХДС. С 1998 по 2000 год Меркель — генеральный секретарь ХДС, а в 2000 году стала председателем этой партии. В 2002—2005 годах она одновременно возглавляла и фракцию ХДС/ХСС в бундестаге. С ноября 2005 года Меркель — канцлер Германии (второй раз ее избрали на этот пост в сентябре 2009 года).

«Возможно, одна из ее сильных сторон то, что она, в отличие от большинства политиков-мужчин, не стремится быть постоянно в центре внимания», — объяснил высокий уровень популярности Ангелы Меркель в беседе с РБК daily член фракции ХДС, координатор германо-россий­ского межобщественного сотрудничества в МИД ФРГ Андреас Шоккенхофф. «Степень популярности г-жи Меркель как личности действительно очень высока, хотя это не относится к политике, которую она проводит. Противоречие, которое на первый взгляд трудно объяснить, связано с тем, что федеральному канцлеру автоматически сопутствует некий ореол этой должности», — сказал заместитель председателя фракции СДПГ в бундестаге, член германского координационного комитета организации «Петербургский диалог» Гернот Эрлер.

«Меркель скромна, дисциплинированна, патриотична (вспомнить хотя бы ее выступление на теледебатах в ожерелье цветов немецкого флага). Одним она импонирует своими подходами к решению социальных вопросов, другим — личными качествами политика, третьим — порядочностью и умеренностью в быту. Много предвыборных очков Меркель заработала, победив, по оценкам большинства аналитиков, на теледебатах Пеера Штайн­брюкка», — отметил директор Института стратегических оценок и анализа Вагиф Гусейнов.

Экономика в помощь

Главной причиной устойчивости политического правления Меркель большинство аналитиков считают все же не ее личные качества, а стабильное экономическое положение Германии. Несмотря на европейский долговой кризис, уровень жизни немцев не рухнул, как это случилось в большинстве стран ЕС. Рост экономики ФРГ хотя и замедлился, но рецессии удалось избежать. И прогнозы вполне оптимистичны. ВВП Германии в 2014 году вырастет до 1,8% с 0,5% в этом, полагают аналитики Института мировой экономики IfW в Киле.

«Правитель­ство ФРГ осуществило последовательную консолидацию бюджета. Экономика Германии в высшей степени конкуренто­способна. Отличает ФРГ прежде всего гибкость рынка труда и политика в сфере заработной платы, направленная на солидный рост экономики. В долгосрочной же перспективе одним из самых важных факторов является то, что правовые рамки и налоговая политика ФРГ обеспечивают надежность инвестиций», — подчеркнул г-н Шоккенхофф.

Во многом нынешние экономические успехи Германии были заложены предшественниками Меркель, а затем и партнерами по «большой коалиции». «Г-жа Меркель должна быть благодарна социал-демократам за те экономические реформы, которые инициировала СДПГ, будучи в 1998—2009 годах правящей партией», — пояснил РБК daily Гернот Эрлер. Он твердо убежден, что позитивное развитие экономики Германии идет именно благодаря решительности правительственной коалиции социал-демократов с «зелеными» под руководством канцлера Герхарда Шрёдера. «А предложенные в 2008 и 2009 годах социал-демократами пакеты мер спасли немецкую экономику от коллапса», — уверен г-н Эрлер.

Спасительница Европы

Долговой кризис в Европе подарил Меркель уникальную возможность — войти в историю в качестве спасительницы еврозоны. Разумеется, во многом эта миссия оказалась вынужденной. Развал европейского валютного союза не только бы поставил крест на дальнейшей интеграции в регионе (за что так ратовала Меркель), но и лишил бы ориентированную на экспорт экономику ФРГ заказов из-за рубежа и рынков сбыта. В итоге Меркель пришлось воевать на два фронта. Предоставляя миллиарды евро кредитов и госгарантий Греции, Ирландии, Португалии и Кипру, канцлер должна была помнить о своих бюргерах, которые не желали, чтобы их деньги тратились на спасение европейских «нахлебников».

Меркель постоянно подвергалась критике оппозиции, представители которой уверяли, что нельзя спасать Европу под гарантии немецкой казны. И все же очень сдержанной, порой суровой, а порой очень обаятельной Меркель на протяжении пяти лет удавалось вполне успешно держать оборону. Как результат — сегодня она имеет отличные шансы занять кресло канцлера ФРГ, в то время как лидеры ведущих европейских стран, с которыми она вместе начинала выводить Европу из кризиса, уже вышли из большой политической игры. «В борьбе с европейским экономическим кризисом Ангела Меркель была и остается наиболее успешным главой правительства», — уверен Андреас Шоккенхофф. Ни Сильвио Берлускони, ни Гордон Браун, ни даже Николя Саркози в этом с ней соперничать не могли.

Итальянский хвастун

Сильвио Берлускони был одной из центральных фигур в итальянской политике на протяжении 20 лет (впервые он возглавил правительство в 1994 году). Больше страной в современной истории Италии правил только диктатор Бенито Муссолини. В третий раз Берлускони стал премьером в мае 2008 года. Его пребывание у власти сопровождалось чередой коррупционных и сексуальных скандалов с его участием, в парламенте десятки раз ставился вопрос о вотуме недоверия правительству, но миллиардер казался непотопляемым. «По моему мнению, да и не только по моему, я — лучший премьер, которого мы можем найти сегодня», — хвастливо заявлял он.

С Меркель у Берлускони поначалу складывались хорошие отношения. Правда, некоторые его выходки вызывали удивление. Так, на саммите G8 в Японии в июле 2008 года он подарил Меркель итальянскую колбасу. Тогда, впрочем, он удостоился за подобную выходку поцелуя в щеку. Такой же поцелуй он заработал спустя четыре месяца в итальянском Триесте, когда неожиданно выскочил из-за фонарного столба за спиной у идущей на переговоры Меркель и приветствовал ее возгласом «ку-ку». Меркель сумасбродные выходки миллиардера некоторое время терпела — она возлагала на него большие надежды как на союзника в борьбе с кризисом в еврозоне. Однако отношения начали стремительно портиться, когда позиции Берлина и Рима по этому вопросу разошлись. Как писала итальянская La Repubblica, Меркель хотела от Берлускони быстрого принятия мер экономии, однако тот не спешил.

Медлительность и консерватизм Берлускони подорвали к нему не только доверие немецкого канцлера, но и итальянских избирателей. К концу 2011 года экономическая ситуация в Италии ухудшилась настолько, что некоторые аналитики всерьез стали рассматривать вариант выхода страны из еврозоны. Доходность итальянских облигаций впервые превысила 7% — после этого уровня доходности Греция, Ирландия и Португалия запросили финансовую помощь у Евросоюза. Берлускони начал экстренные реформы, но кредит доверия избирателей и политической элиты был исчерпан. Берлускони ушел в отставку в ноябре 2011 года, уступив место технократу Марио Монти.

Показательно, что ответственность за экономические неудачи своего правительства Берлускони частично переложил на Германию. В интервью газете Bild в июне 2012 года он заявил, что Меркель проводит «слишком жесткую политику экономии» и старается доминировать в Европе. «Мы хотим иметь более европейскую Германию, а не более немецкую Европу», — посетовал тогда Берлускони. Он настаивал, что одним из первых среди европейских лидеров увидел угрозу приближающегося кризиса. Беда в том, что его собственные избиратели с ним согласиться не могли. Проведенный спустя семь месяцев после отставки Берлускони опрос показал, что более половины (54%) итальянцев считают, что за время его правления ситуация в стране изменилась к худшему.

Британский финансист

Гордон Браун был назначен на пост премьера Велико­британии в июне 2007 года после досрочной отставки Тони Блэра. В отличие от своего харизматичного и улыбчивого предшественника Браун всегда выглядел по-пуритански строго, улыбался мало и близостью к народу не бравировал. В сфере экономики Браун действовал решительно, опираясь на свой опыт, который приобрел на посту главы Минфина страны. В сентябре 2008 года его правительство выделило 25 млрд фунтов на спасение банка Northern Rock — первая ласточка приближающегося кризиса. И хотя даже такие вливания финансовый институт не спасли (в начале 2008 года он был национализирован), поддержка финансовой системы была продолжена. Это поначалу даже увеличило рейтинг Брауна, но, к сожалению, уже во втором квартале 2008 года рост ВВП Великобритании ушел в минус.

В целом аналитики называют действия Брауна по борьбе с кризисом весьма своевременными и успешными: поддержка банковской системы, стимулирование бизнеса и спроса. Из рецессии страна выбралась в третьем квартале 2009 года, но долги правительства выросли, равно как и безработица, достигшая 8%, — самого высокого показателя за предыдущие 14 лет. Браун спас экономику, но не сумел сохранить поддержку избирателей. В мае 2010 года лейбористы на парламентских выборах проиграли консерваторам, которых возглавлял Дэвид Кэмерон.

Гордон Браун, в отличие от Берлускони, свою вину в кризисе в Великобритании не отрицал. По его мнению, ошибки начались еще в 1997 году, когда он на посту главы Минфина приказал создать управление по финансовому регулированию и надзору (FSA), которому передал некоторые функции Банка Англии. FSA проспало кризис и было ликвидировано уже Кэмероном. «Мы учредили FSA, так как верили, что проблема может исходить только от частных институтов. Это была большая ошибка», — признал Браун. Среди других своих просчетов он выделил снижение регулирования в финансовой сфере в угоду конкуренции за инвестиции. «И я, и вся Британия находились под постоянным прессингом Сити, который обвинял нас в чрезмерном регулировании», — отметил Браун.

Французский союзник

Из всех коллег Меркель по ЕС президент Франции Николя Саркози, пожалуй, успешнее других противостоял кризису. На посту президента (2007—2012 годы) он придавал приоритетное значение связям в рамках Евросоюза. Несмотря на некоторые разногласия с Меркель (так, Саркози безуспешно лоббировал налог на финансовые транзакции и в итоге ввел его в одностороннем порядке), французский президент являлся самым надежным союзником немецкого канцлера по вопросу реформы еврозоны. Их главное совместное достижение — Бюджетный пакт, который аналитики окрестили «планом Меркози» (производное от Меркель и Саркози). Договор предусматривает наложение автоматических санкций на нарушителей бюджетной дисциплины (если структурный дефицит бюджета государства превышает 0,5—1% от ВВП). Пакт был одобрен всеми странами ЕС (за исключением Великобритании и Чехии) в марте 2012 года.

Саркози и Меркель вместе спасали еврозону, но французский президент в отличие от немецкого канцлера не смог навести порядок у себя дома. Во второй половине 2011 года экономика Франции замедлилась почти до нуля, безработица приблизилась к рекордным 10%. К тому же страна лишилась высшего кредитного рейтинга AAA. Приближались выборы, и Саркози пошел ва-банк. В начале 2012 года он обещал работодателям снижение расходов на 13 млрд евро за счет повышения ставки НДС для 75% потребительской корзины и разрешил компаниям по своему усмотрению устанавливать количество рабочих часов. Похожие меры были приняты в Германии еще при канцлере Герхарде Шрёдере и способствовали созданию рабочих мест. Саркози надеялся, что немецкий опыт поможет и Франции.

Из всех коллег Меркель по ЕС Саркози как никто другой был близок к тому, чтобы стать еще одним лидером, пережившим на своем посту европейский долговой кризис, но в итоге в упорной борьбе уступил социалисту Франсуа Олланду.

«То, что правительства других европейских стран менее стабильны, чем Германии, во многом связано с их трудным экономическим и финансовым положением, которое еще более обостряется «диктатурой экономии» со стороны Ангелы Меркель», — уверен г-н Эрлер. По мнению немецких аналитиков, нынешним европейским визави Меркель необходимо помнить, что они имеют дело уже не с «девочкой Гельмута Коля из бывшей ГДР», а с уверенной в себе «матушкой», которая готова сражаться за каждый евроцент в семейной кассе (Германии). Именно этот имидж, по мнению многих экспертов, позволит Ангеле Меркель после 22 сентября снова возглавить правительство в Берлине.