Лента новостей
Беглов назвал причину обрушения перекрытий в здании петербургского вуза Общество, 00:34 Россия воссоздала систему предупреждения о ракетных ударах Общество, 00:09 Мать Децла назвала причину остановки сердца музыканта Общество, 16 фев, 23:33 Главная награда Берлинале досталась фильму «Синонимы» Общество, 16 фев, 23:15 Глава МЧС прибыл к месту обрушения перекрытий в петербургском вузе Общество, 16 фев, 22:55 В УПЦ заявили о поджоге храма в Кривом Роге Общество, 16 фев, 22:22 МИД счел необходимым для Японии признать суверенитет России над Курилами Политика, 16 фев, 21:44 Доротея Вирер упустила лидерство в общем зачете Кубка мира по биатлону Спорт, 16 фев, 21:18 СМИ показали момент обрушения перекрытий в петербургском вузе Общество, 16 фев, 21:15 В Твери два человека пострадали при обрушении деревянного навеса Общество, 16 фев, 20:49 Порошенко заявил российским СМИ о необходимости извиниться перед Украиной Политика, 16 фев, 20:35 Российский скелетонист выиграл 13-й этап Кубка мира в карьере Спорт, 16 фев, 20:00 Путин сообщил Макрону о готовящихся в Сирии провокациях с химоружием Политика, 16 фев, 19:50 Последствия обрушения в университете в Петербурге. Фоторепортаж Общество, 16 фев, 19:32 
Общество ,  
0 
Экс-адвокат Н.Толоконниковой ответила на обвинения в связях с властями
Экс-адвокат участницы панк-группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой Виолетта Волкова, которую бывший клиент обвинила в связях со властью, ответила на выпады феминистки.
Фото: РБК

Юрист опубликовала пост, рассказав подробности встречи с Н.Толоконниковой в колонии. Именно эта беседа послужила поводом для громкого скандала.

В.Волкова пишет, что узнала о желании Н.Толоконниковой встретиться в конце сентября. Пользуясь своим старым соглашением с феминисткой, которое так и не было расторгнуто, она отправилась в колонию. Это решение было спонтанным, но желание помочь арестантке превысило "чувство самосохранения", хотя адвокат прекрасно понимала, что ее визит может быть превратно оценен "недружественной аудиторией", к которой относятся и супруг Н.Толоконниковой Петр Верзилов.

В разговоре Н.Толоконникова сразу сообщила, что начала голодовку. По мнению В.Волковой, арестантке объявлять такие акции протеста нельзя: "она убивает себя этим". "Наверное, если бы вы встретили Надю сейчас на улице, вы бы никогда ее не узнали. Она старается быть сильной, старается бороться, но когда ее видишь, возникает только одно желание: вытащить ее оттуда, накормить и, наконец, дать возможность выспаться", - написала юрист. Прекращать голодовку нужно немедленно, иначе Н.Толоконникова или погибнет, или останется инвалидом.

В.Волкова предложила попросить руководство колонии оставить ее на лечении, этот вопрос она готова была взять на себя.

Сторонники Н.Толоконниковой придерживаются другой точки зрения и рассказывают о встрече в совершенно других выражениях. По словам представителей арт-группы "Война", В.Волкова заявила бывшему клиенту: "пресса о тебе не пишет, и никто ничего не знает о твоей судьбе". Адвокат якобы предложила феминистке действовать "без скандала, тихо". Она также предложила использовать "мои личные, доверенные связи с руководством ФСИН", чтобы урегулировать вопрос о переводе в другую колонию.

Именно последняя фраза и стала поводом для скандала. Н.Толоконникова связалась с П.Верзиловым, после чего встал вопрос о лишении В.Волковой адвокатского статуса: юрист не защищает интересы клиента.

Но и это не все: Н.Толоконникова передала В.Волковой письмо с просьбой вручить его журналисту издания The New Times Зое Световой. Об этом в Facebook сообщила сама журналистка, о чем ее уведомил П.Верзилов.

Письмо почему-то не попало в руки З.Световой сразу, зато было опубликовано "Новой газетой". Чем объясняется "медлительность" адвоката, остается неизвестным.

В письме Н.Толоконникова раскрыла подробности ее этапирования в колонию №13. Перевод якобы прошел с нарушениями: девушка жаловалась на сильные головные боли, однако врачу не дали осмотреть арестантку. Также феминистка опасается за безопасность тех людей, которые лежали с ней в тюремной больнице и рассказывали о произволе конвоиров и других сотрудников колоний.