Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Зеленский пообещал потребовать у России вещи с возвращенных кораблей Политика, 01:15 Путин откроет движение по первым Московским центральным диаметрам Общество, 00:58 Зеленский прибыл в Очаков с опозданием после отказа у самолета двигателя Общество, 00:58 Оксфордский словарь выбрал словом года ситуацию с климатом Общество, 00:53 США анонсировали начало поставок СПГ на Украину Общество, 00:40 Посольство ответило на призыв Эстонии вернуть аннексированные территории Политика, 00:30 Минобороны показало видео испытаний модернизированных пушек Общество, 00:11 Соловьев показал видео потасовки экспертов из Украины и США на «России 1» Общество, 00:10 «Яндекс» и Rambler Group решили претендовать на трансляцию Лиги чемпионов Спорт, 00:00 ВЦИОМ обнаружил запрос россиян на сменяемость партии власти Политика, 00:00 Комитет Сената США одобрил назначение Салливана послом в России Политика, 20 ноя, 23:54 Мособлсуд объяснил сбои в работе сайтов подмосковных судов обновлением ПО Технологии и медиа, 20 ноя, 23:41 Принц Эндрю отказался от обязанностей из-за скандала с Эпштейном Политика, 20 ноя, 23:34 СМИ сообщили о тайной свадьбе Роналду Спорт, 20 ноя, 23:23
Общество ,  
0 
Экс-полковник СК заявил о давлении от ФСБ для оговора Бастрыкина
Бывший полковник СК Михаил Максименко в суде заявил, что сотрудники ФСБ добивались от него оговора главы ведомства Александра Бастрыкина. Он заявил, что у него есть доказательства давления ФСБ и на признавших вину сослуживцев
Михаил Максименко (Фото: Александр Щербак / ТАСС)

Бывший начальник главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Следственного комитета Михаил Максименко заявил, что сотрудники ФСБ пытались добиться от него показаний на руководителя СК Александра Бастрыкина. Об этом он заявил в Мосгорсуде, который в четверг, 17 октября, начал рассматривать новые эпизоды дела о взятках, которые высокопоставленные сотрудники СК, по версии ФСБ, получали от представителей криминального мира. 

«На меня оказывали давление с целью получения показаний на Александра Ивановича Бастрыкина, других сотрудников Следственного комитета», — заявил Максименко.

На скамье подсудимых кроме него экс-глава ГСУ СК по Москве Александр Дрыманов и экс-глава управления ведомства по ЦАО Алексей Крамаренко. По тому же эпизоду ранее был осужден в особом порядке бывший замглавы ГСУ СК по Москве Денис Никандров. «Единственным косвенным доказательством моей виновности являются показания Никандрова, который, по ему мнению, был вынужден меня оговорить под давлением сотрудников ФСБ. У меня есть этому подтверждения, которые я представлю позже», — заявил Максименко.

РБК направил запросы в Следственный комитет и в ФСБ.

Он не признает вину по делу. «В преступный сговор я не вступал, никаких денежных средств от установленных и неустановленных лиц не получал и не передавал. Полагаю, никаких объективных доказательств моей вины в деле нет. Денежные средства, якобы полученные нами, не были обнаружены, крупных трат я не совершал, а израсходовать такую сумму скрытно я не смог бы физически», — сказал бывший полковник.

Дрыманов также связал показания Никандрова с тем, что он был «доведен до отчаяния полуторагодичным содержанием в СИЗО», и «его здоровье было конкретно подорвано». Генерал, равно как и полковник Крамаренко, не признал вину.

Задержания офицеров начались через полгода после перестрелки у ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве в декабре 2015 года — в ней принимал участие Андрей Кочуйков (Итальянец), подручный криминального авторитета Шакро Молодого (Захария Калашова). Кочуйков оказался под стражей, а в июне 2016 года следствие не вышло в суд с ходатайством о продлении его ареста.

По версии следствия, двое предпринимателей двумя разными путями передали офицерам СК взятки за освобождение Итальянца. Одну из них, от девелопера Дмитрия Смычковского, по версии следствия, поделили Дрыманов, Максименко, Крамаренко, а также замглавы ГСУ СК по Москве Денис Никандров (последний признал вину, в особом порядке получил пять с половиной лет колонии и уже вышел по УДО). В обстоятельствах передачи этой взятки и предстоит разобраться Мосгорсуду.

Офицеры «были достоверно осведомлены, что одной из сторон конфликта [на Рочдельской] являются лица, приближенные к так называемому криминальному авторитету Калашову», — говорится в обвинительном заключении, которое зачитала на первом заседании процесса гособвинитель Милана Дигаева: так, Крамаренко «в ходе общения со Смычковским узнал, что неизвестные лица из окружения Калашова готовы передать денежные средства» за освобождение Итальянца. Роль руководителя «преступной группы» взяточников гособвинение отводит Максименко.

Офицеры долго обсуждали возможные способы смягчения положения Итальянца, учитывая «возможное противодействие прокуратуры», подчеркнула Дигаева. Кроме того, на оперативное совещание, где решалась судьба дела о перестрелке на Рочдельской, по ее словам, намеренно не позвали замглавы ГСУ СК по Москве Андрея Стрижова и руководителя подразделения процессуального контроля главка — они могли помешать нужным решениям.

Со Смычковским сторговались на сумме в $1 млн, она должна была быть поровну разделена между пятерыми участниками сговора, сказано в обвинительном заключении. Накануне задержаний, 14 июля 2016 года, Максименко вызвал к себе бизнесмена и предложил ему срочно покинуть страну, рассказала Дигаева. Полученные доллары следователи, по версии ФСБ, надежно спрятали, обнаружить их не удалось.

Другую взятку — $500 тыс. от основателя сети ресторанов «Якитория» Олега Шейхаметова — получил лично начальник управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК Максименко: за деньги особист должен был проигнорировать «непроцессуальные решения» следователей насчет судьбы Кочуйкова. Наличные полковник получил через цепочку посредников, также силовиков, двое из которых были освобождены от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, а третий — подчиненный Максименко Александр Ламонов — в результате признания вины и сделки со следствием получил сравнительно мягкий срок в пять лет. Максименко в рамках отдельного процесса получил 13 лет строгого режима.

Дрыманов долгое время проходил по делу свидетелем — он был задержан лишь спустя два с лишним года после описанных событий. Однако представители гособвинения в начале процесса по делу Максименко сразу заявляли о причастности Дрыманова к получению взяток, а в дальнейшем зачитали рапорт ФСБ, из которого следовало, что его заместитель Никандров заплатил ему взятку в €9,9 тыс. «за общее покровительство и попустительство по службе». В обвинительном заключении утверждается, что, подарив начальнику банковскую карточку с этой суммой и iPhone с установленным на нем банковским приложением, Никандров хотел «отблагодарить» начальника за свой карьерный рост.