Лента новостей
Число погибших в столкновении двух автобусов под Воронежем выросло до 5 18 сен, 23:36, Общество Трамп заявил об отсутствии планов вводить санкции за «Северный поток-2» 18 сен, 23:26, Политика Долгосрочный ущерб: кто пострадает от торговой войны между США и Китаем 18 сен, 23:19, Экономика Трамп прокомментировал уничтожение российского Ил-20 в Сирии 18 сен, 23:10, Политика Спор о 19 протоколах: как КПРФ пытается изменить итоги выборов в Приморье 18 сен, 23:05, Политика В данных Минобороны о сбившей над Украиной Boeing ракете нашли нестыковки 18 сен, 23:01, Политика В США заявили об отсутствии иллюзий о шагах России во избежание санкций 18 сен, 22:59, Политика Под дружественным огнем: почему в Сирии был сбит российский Ил-20 18 сен, 22:27, Политика СК возбудил дело после гибели Ил-20 в Сирии 18 сен, 22:15, Политика Новак обещал бюджету около 7 трлн руб. от роста добычи нефти в Сибири 18 сен, 22:10, Бизнес Лига чемпионов по футболу. «Галатасарай» — «Локомотив». Онлайн 18 сен, 22:00, Спорт Полиция не нашла связи отравления в ресторане с «делом Скрипалей» 18 сен, 21:55, Общество Месси сделал хет-трик в первом матче «Барселоны» в Лиге чемпионов 18 сен, 21:54, Спорт В Воронежской области столкнулись два пассажирских автобуса 18 сен, 21:49, Общество Трамп рассказал о судьбе идеи по созданию военной базы США в Польше 18 сен, 21:49, Политика Центр «Э» на Урале отказался считать экстремизмом призывы бить геев 18 сен, 21:27, Общество МИД вызвал послов Нидерландов и Швейцарии из-за обвинений в шпионаже 18 сен, 21:02, Политика Bloomberg узнал об уголовном расследовании против Tesla из-за твита Маска 18 сен, 20:52, Бизнес Как производят мраморную говядину в России 18 сен, 20:44, РБК и Мираторг По Северному морскому пути успешно прошел первый контейнеровоз 18 сен, 20:38, Общество При обрушении лесов в мадридском отеле Ritz погиб человек 18 сен, 20:33, Общество Племяннику Тельмана Исмаилова предъявили обвинение в похищении человека 18 сен, 20:21, Общество Кадыров поблагодарил Путина за передачу Чечне нефтяной компании 18 сен, 20:13, Экономика Путин после гибели Ил-20 указал Нетаньяху на несоблюдение договоренностей 18 сен, 20:08, Политика Совет Европы назвал Россию лидером по числу невыполненных решений ЕСПЧ 18 сен, 19:55, Общество Индекс Мосбиржи впервые в истории превысил 2400 пунктов 18 сен, 19:53, Экономика СКР решил издать сборник интервью «главного следователя страны» 18 сен, 19:50, Политика Минсельхоз заявил о сборе зерна менее чем с 30% засеянных в Сибири полей 18 сен, 19:48, Экономика
Компания для Улюкаева: как в России судят за взятки
Общество, 15 дек 2017, 00:02
0
Компания для Улюкаева: как в России судят за взятки
Суд приговорил бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева к восьми годам колонии строгого режима и штрафу в размере 130,4 млн руб. РБК проанализировал, кого и как российские суды наказывают за взятки

Бытовая коррупция

Около 70% приговоров по ст. 290 (получение взятки) и ст. 291 (дача взятки) УК России в 2014–2017 годах пришлось на случаи, когда взятка составляла менее 10 тыс. руб., подсчитал РБК на основании данных судебного департамента Верховного суда. По этим статьям за рассматриваемый период были осуждены 19,4 тыс. человек, однако за получение взяток в особо крупном размере (от 1 млн руб. и выше) приговоры были вынесены в отношении всего 309 человек — 1,5%. В эту категорию входит и взятка на $2 млн, в получении которой суд обвинил Алексея Улюкаева.

​«Взятки до 10 тыс. руб. относятся к бытовой коррупции, — пояснил РБК адвокат Александр Молохов. — Люди платят мзду за улучшение качества услуг в здравоохранении, образовании, медицине и так далее».

В 2012–2013 годах средний размер взятки составлял около 3 тыс. руб., рассказал РБК ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения (ИПП) при Европейском университете Кирилл Титаев. «Потом средняя взятка выросла примерно до 15 тыс. руб., а затем снова скатилась обратно. Этого можно было ожидать: для правоохранительных органов наказывать за мелкие взятки — самый простой вариант, — объяснил он. — Если взяточник незащищенный, не спецсубъект (а спецсубъектами в уголовном праве называются депутаты, судьи, в отношении которых оперативные и следственные мероприятия проводятся со специальной санкции), то это требует гораздо меньше усилий. Кроме того, правовая защита будет гораздо слабее. «Коррупционер» (в кавычках или без) гораздо легче согласится на признание вины, что всегда облегчает жизнь сотрудникам правоохранительных органов».

Со второй половины 2000-х за взятки стало можно привлекать к уголовной ответственности людей, которые не являются должностными лицами, указал Титаев: «Это учителя, преподаватели, врачи и так далее. Соответственно, в статистике их стало очень много — подавляющее большинство».

Состав не для чиновников

С января 2016 года по июнь 2017-го по делам о взятках были осуждены 7 тыс. человек, из них всего 13 (менее 0,2%) — федеральные чиновники. Причины у этого чисто статистические. «Чиновников такого уровня мало», — пояснил управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Роман Скляр.

Коррупционные преступления федеральных чиновников, как правило, квалифицируются по другим составам УК, указал Кирилл Титаев: «Здесь есть хитрость. В российской правоприменительной практике как взятка квалифицируются только деньги, полученные за то, что человек действительно мог сделать или не сделать, исходя из своих полномочий. А если я, будучи мэром города, пообещаю вам добиться разрешения на строительство на федеральной земле — это с точки зрения российского права уже мошенничество», — объяснил ведущий специалист ИПП.

По словам Титаева, самые распространенные уголовные составы именно среди чиновников — это мошенничество и злоупотребление полномочиями. «А если мы говорим об осуждении за взятку в узкоюридическом смысле, то там довольно странная структура судимости: чиновники туда попадают редко, а например, врачи — постоянно. Получение денег за выдачу фиктивного больничного листа — это типичная взятка».

«Чем значительнее масштаб деятельности и влияние чиновника, тем меньше вероятность привлечения его к ответственности. Это можно объяснить тем, что высокий статус предполагает больший контроль за деятельностью и меньшую возможность для получения взяток», — рассуждает генеральный директор юридического консорциума «Высшая инстанция» Иван Шевельков. Впрочем, резонансные дела последнего времени, возбужденные в отношении федеральных чиновников, такое объяснение опровергают, замечает собеседник РБК.

Сроки по здравому смыслу

Две трети осужденных к реальному лишению свободы за взятки в 2014–2017 годах получили менее трех лет колонии, следует из данных судебного департамента. Суд приговорил Улюкаева к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима. Теперь экс-министр попадает в категорию 2,3% осужденных за взятки на сроки 8–10 лет (верхний предел наказания по статьям о даче и получении взятки — 15 лет).

Сроки более десяти лет в течение трех последних лет получили всего пять человек. Среди них — экс-мэр Ярославля Евгений Урлашов и бывший мэр города Усть-Илимска Владимир Ташкинов.

«Чиновникам категории А суды в России назначают приговоры, сопоставимые с теми, который вынесли Улюкаеву. Например, бывшему директору ФСИН Александру Реймеру [осужденному за растрату 1,3 млрд руб.] суд дал восемь лет колонии», — прокомментировал запрошенный прокурором срок РБК руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

«Российские суды не умеют оправдывать, но часто выносят наказание в соответствии со здравым смыслом. Если они видят, что перед ними инспектор ГИБДД или врач, оформивший фальшивый больничный, они стараются либо вообще не применять наказание, связанное с лишением свободы, либо работать по нижней планке. Это не снисходительность к большим взяткам и чиновникам как классу, а здравый смысл. Даже если человек — прожженный коррупционер, например завуч, которая десятки детей взяла в школу по блату, никому не будет лучше от того, что она окажется в исправительном учреждении», — пояснил Кирилл Титаев.

Видео: РБК

Наказание рублем

Две трети осужденных за взятки в 2014–2017 годах оштрафованы на суммы в пределах 100 тыс. руб. ​В подавляющем большинстве случаев, когда речь идет о бытовых взятках, штраф является основным видом наказания, а не дополнительным к лишению свободы, подчеркнул управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Роман Скляр: «Это вполне оправданно. Как правило, цели наказания, закрепленные в Уголовном кодексе, достигаются путем назначения наказания, не связанного с лишением свободы».​

Улюкаева ​днем в пятницу приговорили к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в однократном размере взятки — 130,4 млн руб. УК предусматривает штраф до стократного размера взятки, но не более 500 млн руб. Обычно по такой категории дел назначается штраф, в 50–70 раз превышающий взятку, указывал ранее в беседе с РБК председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго.

Ранее обвинение запрашивало максимально возможный по закону штраф — 500 млн руб. О таком размере штрафа эксперты говорили, что он сопоставим с «масштабом деятельности Улюкаева» и суммой взятки, названной в уголовном деле, хотя «для обывателя подобное соотношение цифр может выглядеть гротескным», считает Иван Шевельков.

«На практике суммы штрафов обычно меньше, поэтому в случае с Улюкаевым требования прокуратуры выглядят чрезмерными», — считает руководитель уголовного департамента BMS Law Firm Тимур Хутов. Назначать штраф в полмиллиарда рублей было нецелесообразно, согласен адвокат Владислав Капканов.

Не просто преступление

Штраф, который суд постановил взыскать с Улюкаева, составил около 10% общей суммы, которую суды взыскали с осужденных за взятки за первую половину 2017 года.

Ситуация с Улюкаевым, безусловно, специфическая, считает заместитель председателя коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Владислав Капканов: «Ее нельзя рассматривать как один из результатов борьбы с коррупцией: уж слишком много здесь политики. Фигуранты дела — и обвиняемый, и заявитель — люди из высшего эшелона власти».

По мнению юриста Ивана Шевелькова, дело Улюкаева рассматривали не как обычное уголовное преступление. «Это определенный юридический знак гражданскому обществу, что политика борьбы с коррупцией будет проводиться бескомпромиссно», — отметил он.