Лента новостей
Суд отклонил иск к Facebook связанного с Пригожиным издания Технологии и медиа, 08:40 Панама распорядилась снять флаг страны с задержанного Ираном танкера Политика, 08:14 На Украине начались выборы в Верховную раду Политика, 08:01 Парламентские выборы на Украине. Что важно знать Политика, 08:00 СМИ сообщили о новом виде туризма в России Общество, 07:22 «Бавария» обыграла «Реал» в матче Международного кубка чемпионов Спорт, 06:51 СМИ узнали об изучении MI-6 версии причастности России к захвату танкера Политика, 06:49 В Японии из-за ливневых дождей эвакуировали более 110 тыс. человек Общество, 06:18 Twitter заблокировал аккаунты нескольких иранских СМИ Политика, 06:17 МЧС уточнило число пропавших без вести из-за паводка в Иркутской области Общество, 05:40 Зеленский показал на видео крейсер «Украина» изнутри Политика, 05:22 Рогозин допустил запуски «Прогрессов» с Восточного в ближайшее время Технологии и медиа, 04:55 СМИ узнали о планах Лондона ввести санкции против Ирана из-за танкера Политика, 04:51 Минск опроверг присутствие российских войск в зоне отчуждения ЧАЭС Политика, 04:33
Общество ,  
0 
«Русским свойственна спонтанность»
Фото: Олег Яковлев/РБК

Об особенностях российского туристического и гостиничного рынка в интервью РБК рассказал сооснователь и главный операционный директор компании HotelTonight Джаред Саймон.

— Почему вы начинаете работать в России именно сейчас, когда доходы у людей упали из-за кризиса?

— Решение мы приняли еще летом прошлого года. У нас были некоторые опасения из-за нестабильности в экономике, но позже мы поняли, что это не имеет значения по двум основным причинам. HotelTonight специализируется на бронировании в последнюю минуту, а в кризисные времена люди предпочитают долгим поездкам короткие, стараются сэкономить. Мы инвестируем в рынки, где люди готовы к спонтанным путешествиям и легко перенимают новые технологии. Россия подошла идеально. Во-первых, русским свойственна спонтанность. Они не планируют на годы вперед, как делают многие в других странах. Во-вторых, Россия технологически развитая по сравнению с другими рынками, например, Южной Америкой. В-третьих, у отелей немного каналов для дистрибуции своих предложений.

Мы приходим [к управляющим отелей] и говорим: наш контракт состоит из двух страниц, он не меняется, можете подписать один раз и забыть о них. При этом у нас гибкие условия. Например, у отеля сегодня осталось пять комнат. Скорее всего, их не раскупят. Но кто-то может прийти и снять номер. Отелям предстоит сделать выбор — продать их через HotelTonight или через другой сервис бронирования. Они могут разместить объявление на Booking.com, но потом убрать его оттуда или изменить цену не смогут. Вероятность, что кто-то может прийти с улицы и попросить комнату, остается: у отеля есть риск продать ее нескольким клиентам. А у нас гибкая политика — можно повесить и убрать объявление, изменить цену. Менеджер отеля может сидеть за ланчем или ложиться спать и менять настройки на HotelTonight — обновление опубликуют без модерации. У отелей возникает чувство контроля над собственным бизнесом.

Кроме новой технологии мы даем другой подход. Мы одинаково относимся к двум сторонам — к отелям и пользователям — как к клиентам. Это звучит просто, но разница велика.

— Вы конкурируете ценами?

— Наши цены оказываются ниже, потому что отели соревнуются за место в списке. У нас сравнительно короткий список гостиниц, который видит пользователь, — 10–15 отелей. Их очень легко просмотреть, зато в предложениях Booking можно утонуть, хотя они на самом деле мало чем отличаются друг от друга. Мы сами отслеживаем качество — идем и разговариваем с отелями. Поэтому пользователь может быть уверен в нашем сервисе. Мы сделали детальные и подробные ревью о каждом из 15 тыс. наших отелей, которые помогут пользователю сделать правильный выбор.

Иногда, когда ты бронируешь комнату спонтанно, тебе хочется оказаться в роскошном отеле, иногда — выбираешь просто место, где можно переночевать. У нас есть несколько ценовых категорий, и не все отели дорогие. Например, в Москве цены варьируются от $50 до $400 [за ночь], в Петербурге — от $30 до $350.

Например, если я хочу поехать в Париж, выбираю отель, жму на кнопку «бронировать», оплачиваю через кредитную карту, привязанную к приложению, или прикладываю палец для оплаты через Apple Pay. Все это занимает 10 секунд, все — я могу заселяться в отель. Выглядит все очень просто, но за этой простотой скрываются сложные разработки кода, система поддержки 24/7 на любом языке.

И наконец, в нашем приложении хорошие фотографии. Мы отправляли фотографов в каждый из отелей, чтобы они сделали подходящие для мобильных устройств фотографии. Это дорого, но вложение оправданно: выбор отеля — это эмоциональный выбор. Описания гостиниц у нас тоже оригинальные. Вы наверняка видели сайты со множеством фактов, их откуда-то копируют, не проверяют. У нас есть команда редакторов, которые лично ходят в отели и пишут отзывы, которые помогут пользователю сделать правильный выбор.

— Когда вы собираетесь выйти в прибыль?

— Мы могли бы стать прибыльными, но решили вкладывать в развитие бизнеса. Запускаться в новых странах очень дорого: нужно нанять команду, сделать фотографии, перевести все тексты, написать обзоры местных отелей. Пока мы будем запускаться в новых странах, прибыльными мы не будем. Когда мы решим остановить экспансию, мы точно будем прибыльными.

План [по прибыли] у нас есть, но мы можем его поменять, поэтому озвучивать я его не буду. Если появятся новые возможности, мы ими воспользуемся. Нам повезло с инвесторами — они верят нам и дают время.

Мы считаем, что придумали новый способ бронирования отелей, и хотим сделать его доминирующим для «мобильного» поколения. Хотим быть самой большой компанией в этом сегменте, которая дает возможность снять номер максимально быстро. Если для скорейшего достижения этой цели нужно будет продать компанию тому, кто поможет нам ресурсами, я соглашусь. Если нужно будет провести IPO или привлечь новый раунд [инвестиций], тоже соглашусь. Пока плана нет, но есть цель — построить большую инновационную компанию.