Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин уволил замглавы ФСИН Политика, 17:58 В Рязани столкнулись 12 автомобилей Общество, 17:57 Совместный внедорожник Toyota и Subaru показали на видео Авто, 17:53 В московском фитнес-клубе застрелили вора в законе Альберта Рыжего Общество, 17:33 Во Владикавказе задержали взявшего 11 человек в заложники Общество, 17:33 На пути к Business of Experience: что поможет предсказать желания клиента Pro, 17:29 В МЧС опровергли сообщения о втором погибшем пожарном в Петербурге Общество, 17:23 «Спас» извинился перед выступившим в защиту Навального священником Политика, 17:23 Не ниже нуля. Зачем нужна диверсификация портфеля криптовалют Крипто, 17:22 Меркель назвала третью волну пандемии самой трудной Общество, 17:14 Арендаторы «Невской мануфактуры» рассказали о пожаре в бизнес-центре Общество, 17:08 СК возбудил дело по факту пожара на «Невской мануфактуре» в Петербурге Общество, 17:01 «Риски сохраняются». Что означает конец расследования для Alibaba и акций Инвестиции, 16:54 Пожар на «Невской мануфактуре» с борта коптера. Видео Общество, 16:53
Общество ,  
0 

Экономисты раскритиковали планы Минфина

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Министр финансов Антон Силуанов считает, что бюджет России на 2016 год должен быть сформирован по более жесткому бюджетному правилу. Об этом он заявил на Гайдаровском форуме в Москве. По его словам, главная задача – иметь сбалансированный бюджет к 2017 году при цене нефти $70 за баррель. Опрошенные РБК экономисты не согласны, что такой подход оправдан.

Алексей Улюкаев, министр экономического развития:

«Накопленных резервов Резервного фонда и ФНБ в 2015–2017 годах хватит для покрытия недостающих доходов бюджета. Общий объем этих двух фондов составляет сейчас порядка 10 трлн руб., из них 8,3 трлн руб. – это ликвидные активы. Если мы считаем, что финансовый разрыв в 2015 году будет 3 трлн руб., то этих резервов хватит на три года, равных по параметрам 2015-му. У нас есть возможность работать над бюджетом 2015–2017 годов, которые, конечно, должны быть адаптированы под условия, но исполняя уже принятые бюджетные обязательства».

Сергей Алексашенко, экономист:

«В Бюджетном кодексе написано, что если доходы меняются, нужно залезать в Резервный фонд. Но почему-то в Минфине призывают резать расходы. Получается, что в 2009 году бюджетный дефицит был возможен, а в 2015-м об этом и речи быть не может. Почему так, Минфин не дает ответа. Между тем вообще неправильно сейчас сокращать расходы, разве что траты на вооружение не могут стимулировать экономику. То, к чему призывает сейчас Минфин, – это продолжение рукотворного кризиса».

Андрей Клепач, главный экономист ВЭБа:

«Должна существовать четкая цель правительственной политики. Правительство вырабатывает план антикризисных стабилизационных мер, отдельные элементы которого уже заработали. Но это отдельные меры, а хочется видеть всю конструкцию целиком. Например, правительство принимало бюджет на 2014–2015 годы как бюджет госпрограмм. Госпрограммы предполагают некоторый алгоритм реформ – здравоохранения, образования, инфраструктуры и т.д. Значит, надо понять, что в том подходе к реформам надо поменять. Какие реформы придержать, какие ускорить».

Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ:

«Главный вопрос во время кризиса – каковы источники инвестиций, которые могли бы демпфировать негативные тенденции. В отличие от кризисов 1998 или 2008–2009 годов сейчас мы не имеем нормальной коммуникации с мировыми финансовыми рынками, поэтому таким источником могут быть только средства государства. Поэтому мне ближе позиция Минэкономразвития не увлекаться урезанием расходов, к чему призывает Минфин. Секвестр бюджета будет иметь отрицательные последствия».

Иммануил Валлерстайн, профессор Йельского университета:

«Кризис в России будет, может, не глубоким, но протяженным во времени. Но проблемы в российской экономике имеют не внутристрановую природу, они наблюдаются во всей мировой экономике. США, Китай или Германия также испытывают определенные сложности. Посмотрите, как скачут цены на нефть. Это увеличивает уровень рисков для инвесторов во всех странах. Поэтому не сваливайте все на плечи российского правительства. Оно делает то, что должно сделать в текущей ситуации, но не все сейчас зависит только от него».