Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин и Рахмон возложили венки к Могиле Неизвестного Солдата Политика, 11:31 Зеленский заявил о вкладе украинцев в победу Политика, 11:26 В России третий день подряд выявили больше 8 тыс. случаев коронавируса Общество, 11:13 Женская сборная России по керлингу вышла в финал чемпионата мира Спорт, 11:09 Кто и как решал жилищный вопрос в российской армии РБК и ПСБ, 11:09 Зюганов назвал дату и место похорон бывшего секретаря ЦК КПСС Лигачева Политика, 10:56 Dow Jones и Вторая мировая: как индекс США реагировал на военные действия Инвестиции, 10:55 «Вам не перехитрить рынок». 10 заповедей трейдинга Льюиса Борселино Pro, 10:53 Сауль Альварес выиграл третий пояс чемпиона мира по боксу Спорт, 10:46 В Совфеде назвали провокацией учения НАТО в Эстонии Политика, 10:45 Путин заявил об оставшихся с войны «недобитых карателях» Политика, 10:40 Что вы знаете о работе иммунитета. Квиз РБК и Деринат, 10:20 Мурашко оценил сроки достижения коллективного иммунитета от COVID Общество, 10:10 Инвестиции в гигантов рынка: выбираем акции FANGMAN Pro, 10:07
Общество ,  
0 

Свободу экспорту

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Директор и акционер инвести­ционной компании Devon & Partners Investments Дмитрий Скорняков считает, что правительству следует разрешить малым нефтегазовым компаниям экспортировать СПГ. Технические, финансовые возможности для этого у них есть, а конкуренцию с крупными российскими поставщиками сжиженного газа они не составят, уверен бизнесмен.

В настоящее время на доработке в правительстве находится законопроект, разрешающим другим компаниям помимо «Газпрома» участвовать в экспорте СПГ. «Будет обидно, если только крупные ВИНК получат это право», — говорит Дмитрий Скорняков. В настоящее время на доработке в правительстве находится законопроект, разрешающий другим компаниям помимо «Газпрома» участвовать в экспорте СПГ.

Г-н Скорняков в нефтегазовом бизнесе не новичок. Еще в 1995 году он начал заниматься нефтегазотрейдингом, а через год основал компанию «Нефте­трейд», поставлявшую топливо по бартеру. В кризисный 2008 год многие предприниматели потеряли все, а вот Скорнякову удача, наоборот, улыбнулась. Под его полный или частичный контроль перешло несколько российских малых нефтегазовых активов, владельцы которых ему задолжали. В 2011 году был образован закрытый паевой инвест­фонд прямых инвестиций (его бенефициар — зарегистрированная в Лондоне Devon & Partners Investments) под управлением российской компании «Девон Менеджмент Компани».

Дмитрий Скорняков управленец по образованию и предпочитает все держать под контролем. «Я очень волнуюсь, когда мы запускаем скважину, — рассказывает он про себя. — Однажды из Москвы за сутки наездил за рулем по месторождениям больше 2000 км».

«Наш проект консолидации и развития малых нефтегазовых активов через механизм паевого инвестфонда динамично развивается, — продолжает он. — Так, в январе 2012 года одна из компаний нашего фонда, «Медведица Нефть», получила лицензию на Западно-Фроловский уча­сток. Менее чем за год удалось произвести бурение скважин, построить узлы подготовки газа, внутрипромысловый газопровод и запустить в эксплуатацию одно из месторождений на участке. С начала этого года запущена поставка газа потребителю. По итогам года она составит порядка 20 млн куб. м газа».

По его словам, либерализация экспорта СПГ будет дополнительным стимулом для малых нефтегазовых компаний, их шансом выйти на новый уровень развития. Например, рентабельность бизнеса г-на Скорнякова, по его оценке, может увеличиться раза в два.

Особых проблем с производ­ством СПГ не предвидится. «Есть много разработок по СПГ-установкам в России и за рубежом. Для примера, стоимость одной мощностью 10 т в час составляет 35—40 млн долл. Ее окупаемость — два-три года. Можно выйти и на более скромные установки — мобильные, модульного типа, не требующие крупных капзатрат. Они позволяют без масштабного строительства СПГ-заводов производить сжижение газа на небольших месторождениях. Для этого достаточно одной-двух скважин», — продолжает он.

Потенциальным рынком сбыта СПГ для своего проекта Дмитрий Скорняков видит, например, Украину: в год поставки могут составить 80—100 тыс. т сжиженного газа. «Мы уже говорили с украинскими потребителями, в частности с муниципальными образованиями. Они готовы покупать наш продукт», — говорит он. По его словам, эти объемы настолько малы, что не составят конкуренции крупным российским экспортерам СПГ, тому же «Газпрому».

Дмитрий Скорняков вспоминает, как его впечатлила поездка в Испанию, где он побывал на одном из фермерских хозяйств с комплексом по регазификации сжиженного газа. И таких по­требителей в Европе немало, на них и ориентируются небольшие производители СПГ.

Средства на развитие СПГ-направления можно найти в банковском секторе. Банки охотнее прокредитуют малые компании, если за ними будет законодательно закреплено право экспорта СПГ при наличии у них запасов газа и потенциальных потребителей, отмечает г-н Скорняков и поясняет: «Сейчас круг потребителей нашего газа крайне ограничен. Банкиры видят в этом риски. Так, в одном из банков нам прямо сказали: была бы у вас свобода поиска потребителя на зарубежном рынке СПГ, могли бы воспользоваться нашей программой кредитования малого и среднего бизнеса».

В разработанном законопроекте упоминаются вариант заключения агентского соглашения с «Газпромом» и организация прямых поставок СПГ с шельфовых месторождений, отмечает аналитик ИФД «КапиталЪ» Виталий Крюков. В таких случаях компания может получить право экспортировать СПГ. Вопрос с материковыми месторождениями не прописан и требует дополнительной доработки, говорит эксперт. «В принципе сама идея (участие среднего бизнеса в экспорте СПГ. — РБК daily) здравая и вполне осуществимая, но проблема будет в регулировании и согласовании поставок с «Газ­промом». Многие мелкие компании захотят выйти на экспорт, что потребует четкого регулирования этого процесса со стороны государства», — отметил он.