Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Зачем бизнесу создавать собственные маркетплейсы Pro, 15:28 Греф — о бизнесе с «Яндексом», третьей волне и санкциях. Полное видео Финансы, 15:18 Стоимость Ethereum обновила исторический максимум Крипто, 15:14 Единая лига ВТБ изменила формат плей-офф за полмесяца до старта Спорт, 15:13 Зачем ИТ-гиганты выходят на рынок банковских услуг Индустрия 4.0, 15:10 Госдума отменила «день тишины» при многодневном голосовании Политика, 15:09 Отстраненный арбитр Вилков отказался просить прощения на коленях Спорт, 15:02 Три способа копить на пенсию для самозанятых РБК и НПФ «Будущее», 15:00 Рублев вышел в четвертьфинал турнира ATP в Барселоне Спорт, 14:58 Госдума переназначила Москалькову уполномоченной по правам человека Политика, 14:53 Скованные одной цепью: как правильно развивать экосистемные продукты Pro, 14:42 Рубль резко укрепился после приказа Шойгу отвести войска с юга России Инвестиции, 14:35 Росреестр сообщил о рекорде сделок с нежилой недвижимостью в Москве Недвижимость, 14:30 Таиланд сообщил о принятом Россией предложении по поставкам «Спутника V» Общество, 14:29
Общество ,  
0 

СМИ Польши: Смоленская трагедия - итог нашей безответственности

Доклад Межгосударственного авиационного комитета (МАК) о расследовании авиакатастрофы Ту-154 под Смоленском вызвал крайне болезненную реакцию в Польше, где, по-видимому, до последнего надеялись, что Россия возьмет на себя хотя бы малую часть вины за смоленскую катастрофу.

Если оставить за скобками заявления польской оппозиции и утверждения сторонников теории заговора, в местных СМИ просматриваются достаточно выдержанные и конструктивные, лишенные истерии взгляды на доклад МАК и смоленскую трагедию в целом. Смысл всех этих мнений сводится к тому, что катастрофа под Смоленском - следствие безответственности польской стороны, хотя русские всей правды так и не рассказали.

Так считает, к примеру, обозреватель Gazeta Wyborcza Вацлав Радзивинович. "Отчет МАК, несмотря на его недостатки, подтвердил печальные, но очевидные вещи. К трагедии 10 апреля 2010г. привели, главным образом, наши типичные безответственность, неорганизованность и безрассудство", - признает журналист. В то же время он отмечает, что в докладе МАК есть и "неправда". Так, по мнению польского журналиста, российская сторона сокрыла от Варшавы важную часть информации, касающейся переговоров смоленских диспетчеров.

В частности, В.Радзивинович напоминает, что во время переговоров диспетчеров с экипажем Ту-154 в "башне" находился некий полковник Николай Краснокутский, который, как утверждает польская сторона, звонил в Москву неустановленному лицу, чтобы проконсультироваться по поводу того, разрешать или запрещать посадку самолета.

Особое внимание поляков привлек "скандальный" вывод МАК о наличии алкоголя в крови главкома ВВС Польши Анджея Бласика в концентрации 0,6 промилле. Польских журналистов возмутил не сам факт обнаружения алкоголя в крови военачальника, а та легкость, с которой российские и многие западные СМИ подхватили версию о том, что главком ВВС был пьян и в таком состоянии чуть ли не самостоятельно руководил действиями экипажа.

Вышеупомянутый корреспондент Gazeta Wyborcza В.Радзивинович подчеркивает, что к алкогольной версии следует подходить осторожно, поскольку "после катастрофы самолета Boeing 737 в Перми 14 сентября 2007г. в МАК заявили, что пилот самолета был пьян, однако потом выяснилось, что доказательства этого отсутствуют" (на самом деле авиакатастрофа в Перми произошла 14 сентября 2008г. - прим. РБК).

По этому поводу другая польская газета Rzeczpospolita публикует мнение эксперта, профессора с кафедры судебной медицины Университета Николая Коперника Кароля Сливки. Эксперт поясняет, что данные МАК еще не являются свидетельством того, что главком польских ВВС был пьян, ведь частицы этилового спирта можно найти в тканях любого человека. Но даже если генерал А.Бласик и не употреблял алкоголь перед катастрофой, он все равно находился в кабине пилотов в решающие моменты - этот факт польская сторона не оспаривает - и, как главнокомандующий ВВС, безусловно, оказывал психологическое давление на пилотов спецполка транспортной авиации, управлявших самолетом Л.Качиньского.