Лента новостей
В Росприроднадзоре предупредили об угрозе «экологического Чернобыля» Общество, 05:16 11 вещей, которые полезно иметь в рабочем гардеробе летом РБК Стиль и BOSS, 04:58 СМИ узнали об отстранении Месси от отборочного матча на ЧМ-2022 Спорт, 04:43 «Реал» обыграл «Арсенал» в товарищеском матче в США Спорт, 04:15 Эспер вступил в должность министра обороны США Политика, 04:13 ЕС пригрозил США ответными пошлинами на €35 млрд Экономика, 03:38 В Канаде почти 70 человек пострадали в ДТП с двумя школьными автобусами Общество, 03:38 Сирийские СМИ сообщили об ударе Израиля по провинции Дераа Политика, 03:12 В Латвии главу МВД раскритиковали за поход на концерт Лепса Политика, 03:12 Житель Пензы отсудил у онкодиспансера 90 тыс. руб. за ошибочный диагноз Общество, 02:52 ExxonMobil попросила власти упростить ей работу на российском шельфе Бизнес, 02:49 Минюст США начал антимонопольное расследование против онлайн-платформ Технологии и медиа, 02:32 Путин поздравил россиянок с золотом на чемпионате мира по фехтованию Спорт, 01:51 Украина установила комплексы ядерного контроля на границе с Россией Общество, 01:28
Общество ,  
0 
Эксперты Кудрина предложили не считать ошибки бизнесменов преступлениями
ЦСР Алексея Кудрина и Европейский университет предложили вывести не несущие общественной опасности ошибки в бизнесе из сферы уголовного права. Криминализация мелких растрат и ошибок учета мешает росту экономики, уверены эксперты
Фото: Василий Кузьмиченок / ТАСС

​Слишком суровое наказание

В России незначительные ошибки в экономической деятельности предприятий, организаций и граждан слишком часто квалифицируются как преступления, констатировали эксперты Центра стратегических разработок (ЦСР) экс-министра финансов Алексея Кудрина и Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге. Результаты исследования они представили в докладе «Избыточная криминализация экономической деятельности в России: как это происходит и что с этим делать» (есть у РБК).

«ЦСР пригласили принять участие в работе над концепцией уголовной политики, которую готовит Совет Федерации. В рамках этой работы тоже будем продвигать свои предложения», — рассказала РБК эксперт ЦСР Ольга Шепелева, отвечая на вопрос, обратятся ли эксперты со своими предложениями к законодателям.

Авторы доклада, социологи Кирилл Титаев и Ирина Четверикова, проанализировали сто случайно выбранных приговоров, вынесенных по статье 159 УК России (мошенничество), по статье 160 УК России (присвоение или растрата, совершенные с использованием служебного положения) и по главе 22 УК России (преступления в сфере экономической деятельности) с сайтов судов. Они пришли к выводу, что часть ошибок​, которые были совершены осужденными по уголовным статьям, не несут какой-либо опасности и не причиняют серьезный ущерб. Но система правосудия относит их к категории преступлений, делают вывод эксперты.

Экономика
Центр Кудрина назвал риски создания «штаба реформ»

В случае с мелкими экономическими преступлениями органы расследования имеют возможность не доказывать наличие умысла на причинение вреда, ссылаясь на «совокупность доказательств» без указания на конкретные факты, говорится в докладе.

Страх уголовного преследования серьезно влияет на намерения россиян заниматься экономической деятельностью, а значит и на саму экономику, пояснил РБК соавтор доклада Титаев. «Если вы начинаете бизнес, то понимаете, что в любой момент можете стать объектом уголовного преследования за те вещи, которые делают все вокруг, — считает он. — Эту мысль держит в голове любой человек, который занимается экономической деятельностью».

Федеральный судья в отставке Сергей Пашин не согласен с выводами ЦСР. «Количество людей, осужденных за такие преступления, очень невелико, — заявил он. — Так что сказать, что эта статистика оказывает серьезное влияние на выбор людей, идти ли им в бизнес, я не могу».

По мнению Пашина, доказать преступный умысел в подобных преступлениях несложно. «Главное — доказать, присвоил ли человек чужие деньги и собирался ли ими распорядиться как своими, — заявил он. — Если человек растратил деньги в клубе или перевел за границу, то доказать умысел несложно».

Фото: Алексей Белкин / ТАСС

Кого преследуют

Участники экономической деятельности рискуют попасть под уголовное преследование в случаях, связанных с нарушениями правил ведения налогового и бухгалтерского учета, правил работы с материальными ценностями и денежными средствами, а также договорных обязательств, отмечается в докладе.​

Часто виновные не пытались скрыть факт растраты, говорится в исследовании: документы об оплате штрафов во всех случаях приобщались к отчетности предприятия, где были доступны для проверяющих органов. В приговорах по таким делам звучат небольшие суммы, например 1,5 тыс. руб. для директора Ровенского автотранспортного предприятия. Самая маленькая сумма, обнаруженная экспертами в проанализированных приговорах, — 117 руб., утаенных почтальоном из доставленной им пенсии, рассказал РБК Титаев.

Политика
Эксперты Кудрина назвали регионы «повышенной напряженности»

Часто преступлениями признают также случаи, когда работник случайно нарушает правила учета и обращения материальных ценностей, сообщается в докладе. Так, по статье «присвоение» был осужден врач-ветеринар, забывший сдать сумму в несколько тысяч рублей с приходно-кассовым ордером в кассу. Недостача была обнаружена через несколько лет после происшествия, и ветеринара приговорили к временному запрету профессиональной деятельности, сказал Титаев. По словам эксперта, по упомянутым в докладе уголовным статьям «редко сажают в тюрьму», но запрет профессиональной деятельности на долгий срок — тяжелое наказание.

Что делать

Для борьбы с излишней криминализацией мелких экономических преступлений есть два пути, считают авторы доклада. Первый — законодательно запретить уголовное преследование россиян, растративших или присвоивших суммы менее 2,5 тыс. руб. Работников за такие нарушения можно наказывать материально или дисциплинарно. А если растрата повлекла уменьшение налоговой базы, то ее следует рассматривать с точки зрения налогового законодательства, говорится в докладе. Мошенничества на такие суммы могут повлечь гражданско-правовую или административную ответственность, утверждают авторы.

У этого пути решения проблемы есть свои недочеты, допускают эксперты. В частности, непонятно, как квалифицировать множественное мошенничество на небольшие суммы, например сто эпизодов растраты по 1 тыс. руб.

Экономика
Центр Кудрина назвал риски создания «штаба реформ»

Второй путь — разъяснить судам, прокурорам и следователям правила, как определять общественную опасность нарушения и что такое преступный умысел. ​​В таком случае для возбуждения уголовного дела нужно будет доказать, что ситуация неразрешима в рамках гражданского, налогового или трудового права (то есть создает опасность для общества) и что правонарушитель имел преступный умысел. Для этого суду нужно представить не менее двух доказательств, например переписку. Идеальным инструментом для решения подобной задачи было бы соответствующее постановление пленума Верховного суда РФ, убеждены авторы доклада.