Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«РИА Новости» узнало о применении новейших РЛС во время референдума в ДНР Политика, 06:57
Как пополнить бюджет страны с помощью необычных автономеров Партнерский проект, 06:49
Российского посла вызвали в МИД Хорватии из-за присоединения территорий Политика, 06:39
Число жертв урагана «Иэн» в США превысило 100 человек Общество, 06:24
SpaceX потратила $80 млн на запуск и работу Starlink на Украине Технологии и медиа, 06:23
Байден заявил о намерении баллотироваться на второй срок Политика, 06:08
Почти половина россиян заявила о готовности бросить питомца при переезде Общество, 06:00
Объясняем, что значат новости
Вечерняя рассылка РБК
Подпишитесь за 99 ₽ в месяц
Арестованный экс-кандидат в губернаторы Приморья попросил о мобилизации Политика, 05:49
Премьер Франции сочла целью сделать «цену войны» для России невыносимой Политика, 05:42
В Японии заявили о максимальной за историю дальности полета ракеты КНДР Политика, 05:25
Армения сообщила об обстреле Азербайджаном приграничных позиций Политика, 05:02
Какие марки сбросили цены на машины и что есть у дилеров. Подробности Авто, 05:00
В России впервые сократился мобильный интернет-трафик Технологии и медиа, 04:56
Байден анонсировал введение санкций против Ирана в связи с протестами Политика, 04:26
Общество ,  
0 

Суд отменил приговор Сушкевич из-за выкрикивавших с места адвокатов

Суд отменил оправдание врачей по делу о смерти младенца из-за того, что защита публиковала в интернете и СМИ материалы о деле, оказывала на присяжных «эмоциональное воздействие» и ставила под сомнение доводы обвинения
Елена Белая
Елена Белая (Фото: Евгений Биятов / РИА Новости)

Почему был отменен оправдательный приговор

Первый апелляционный суд 27 мая отменил оправдательный приговор медикам из Калининграда Элине Сушкевич и Елене Белой из-за того, что защита в присутствии присяжных «ставила под сомнение объективность следствия», адвокаты заявляли о «чудовищности» обвинения, оказывали «эмоциональное воздействие» на присяжных и создавали в глазах коллегии «положительный образ» подсудимых. Это следует из апелляционного определения, копия которого есть в распоряжении РБК.

Дело касается смерти недоношенного младенца в 2018 году. Медиков обвиняли в умышленном введении ему смертельной дозы препарата, чтобы «сэкономить ресурсы». Допущенные судом и стороной защиты нарушения повлияли на беспристрастность коллегии и на ее вердикт, утверждается в апелляционном определении.

Суд согласился с доводами гособвинителей, которые утверждали, что «в ходе всего судебного разбирательства сторона защиты через средства массовой информации дискредитировала обвинение, в сеть Интернет выкладывалась информация, не подлежащая исследованию с участием присяжных заседателей». «Незаконно воздействуя на коллегию присяжных заседателей через средства массовой информации», защита «касалась вопросов допустимости доказательств, в негативном ключе отображала деятельность органов следствия и прокуратуры, суда», публиковала «сведения о подсудимых, способные вызвать жалость», утверждали гособвинители в своем апелляционном представлении на приговор.

«Развернутая в СМИ кампания по опровержению доказательств стороны обвинения и освещению информации, которая в силу закона не должна исследоваться с участием присяжных заседателей, имела поистине колоссальный масштаб в пределах города, насчитывающего менее 500 тыс. населения. С учетом этого информация из публикаций не могла не дойти до сведения присяжных заседателей, что является прямым и грубым воздействием на них при заполнении вопросного листа», — цитируются доводы прокуроров в определении суда.

Присяжные по закону не должны получать информацию о деле или его фигурантах откуда-либо, кроме зала суда. Однако судья не выяснял у присяжных, знакомились ли они со сведениями из интернета и повлияли ли они на объективность членов коллегии, сочли гособвинители.

Суд согласился, что представители защиты постоянно пытались вызвать у присяжных «негативное отношение к доказательствам обвинения и недоверие к допрашиваемым лицам» из числа свидетелей, экспертов и потерпевших, а также «допускали выкрики и реплики с места». Так, одну из свидетельниц, медика роддома № 4, адвокаты в присутствии присяжных заподозрили в наличии мотива для оговора Елены Белой: та претендовала на ее должность. В другом случае сама Белая заявила, что показания одной из свидетельниц — «гнусная ложь». Тем самым подсудимые и защита «опорочили доказательства обвинения», счел суд.

Pro
Фото: Justin Sullivan / Getty Images Думскроллинг, заедание, апатия: как победить эти проявления тревоги
Pro
Фото: China Photos / Getty Images Почему у вас никогда не получится выучить китайский язык
Pro
Фото: Michael Loccisano / Getty Images Шесть упражнений, чтобы предотвратить проблемы из-за сидячей работы
Pro
Фото: Shutterstock Лондонская биржа металлов и ЕС против сырья из России: что будет дальше
Pro
Офисный призыв: как мобилизация повлияет на отношение к сотрудникам 50+
Pro
Фото: Chip Somodevilla / Getty Images Как убеждать аудиторию и оппонентов с помощью инструментов Аристотеля
Pro
Фото: Юрий Смитюк / ТАСС Какие документы нужны для отсрочки и какие выплаты ждать мобилизованным
Pro
«Вы нам не подходите»: как отказать кандидату и не оказаться в суде

Кроме того, судья не стал приобщать к делу один из документов, предоставленных обвинением, и отказался исключать из коллегии двоих членов, которым гособвинители заявляли отвод: один из них был ранее судим, а у второй судимость имел отец.

Суд апелляционной инстанции счел, что судья и сторона защиты нарушили положения ст. 252 УПК (о том, что судебное разбирательство проводится только в пределах обвинения), ст. 335 (о том, что при присяжных нельзя обсуждать вопросы допустимости доказательств и не имеющие отношения к делу сведения о фигурантах, которые вызывают предубеждение в их адрес) и ст. 336 (о том, что если процесс проводится с участием присяжных, то в прениях стороны не вправе касаться сведений за пределами вопросов, подлежащих разрешению коллегией).

В чем суть обвинения

Главврача роддома № 4 Калининграда Елену Белую и анестезиолога-реаниматолога областного перинатального центра Элину Сушкевич обвиняли в убийстве малолетнего. По версии обвинения, в ноябре 2018 года в роддоме родился недоношенный младенец весом около 700 граммов. Белая опасалась ухудшения статистических показателей роддома, а также решила «сэкономить ресурсы»; из этих соображений она распорядилась, чтобы приехавшие по вызову медики из реанимационной бригады ввели ему смертельную дозу сульфата магния, после чего в документацию внесли данные, что ребенок родился мертвым. Сушкевич и Белая указывают, что младенец находился в крайне тяжелом состоянии и ему провели все необходимые реанимационные мероприятия.

Медицинское сообщество выступило в защиту обвиняемых: например, Российское общество неонатологов опубликовало открытое письмо, где в частности указало, что содержание магния в тканях ребенка, вопреки заявлениям следствия, было не выше, а гораздо ниже нормы.

В декабре 2020 года суд в Калининграде оправдал медиков на основании вердикта присяжных. Следственный комитет на это ответил: «К сожалению, эмоциональные оценки, по-видимому, стали преобладающими над юридически установленными фактами и выводами экспертов».

Авторы