Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
МИД предупредил россиян об эпидемии кори на крупнейшем острове Фиджи Общество, 22:53 Песков назвал Россию «островком стабильности в океане турбулентности» Политика, 22:44 Как дальнобойщикам отказаться от дизеля в грузоперевозках и сэкономить РБК и Scania, 22:29 В Башкирии загорелся склад сыпучих продуктов на площади 1,5 тыс. кв. м Общество, 22:24 Представительница Ямайки победила в конкурсе «Мисс мира 2019» Общество, 22:04 Загитова выступит в шоу перед хоккейным матчем СКА и ЦСКА Спорт, 21:48 Теннисист Медведев выиграл выставочный турнир в Саудовской Аравии Спорт, 21:44 КНДР заявила о необходимости испытаний для защиты от ядерной угрозы США Политика, 21:36 ФРГ обвинила Россию в манипуляциях по делу Хангошвили «задним числом» Политика, 21:30 «Мегасайенс»: что исследует российская фундаментальная физика РБК и Нацпроект «Наука», 21:28 «Барселона» сыграла вничью с «Реал Сосьедадом» в чемпионате Испании Спорт, 21:12 Главе Минобрнауки подарили дэйбиир из волос мамонта Общество, 21:06 «Челси» потерпел четвертое поражение в пяти матчах чемпионата Англии Спорт, 20:50 Просто и невероятно вкусно: паста без глютена с рагу из утки. Видеорецепт РБК Стиль и Barilla, 20:37
Общество ,  
0 
Врачебную тайну умерших пациентов раскроют для родственников
Депутаты-единороссы предлагают разглашать врачебную тайну умершего его родственникам без письменного согласия пациента. Сейчас получить такие данные родные могут только через суд. Нововведение поможет выявлять ошибки врачей
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Депутат Госдумы, координатор проекта «Единой России» «Комфортная правовая среда» Рафаэль Марданшин и член комитета по охране здоровья Салия Мурзабаева («Единая Россия») подготовили к внесению законопроект о разглашении врачебной тайны пациента после его смерти близким родственникам и наследникам.

Парламентарии предлагают дополнить закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» нормой, согласно которой заключение о причине смерти и диагнозе заболевания, а также иные сведения, составляющие врачебную тайну пациента, в случае его смерти предоставляются супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам), а также наследникам умершего по их требованию. При этом исключаются случаи, когда пациент при жизни выразил запрет на предоставление им такой информации.

Законопроект предлагает презумпцию согласия на разглашение медицинской тайны близким родственникам и наследникам человека, пояснил соруководитель проекта «Комфортная правовая среда» Игорь Судец.

Сейчас после смерти человека его близкие могут получить данные о ходе лечения и другие сведения, составляющие врачебную тайну, лишь с предварительного письменного разрешения пациента. Если человек при жизни не заполнил специальную форму, после смерти вся информация о его заболеваниях и лечении становится недоступной, пояснил РБК Марданшин. «А речь может идти о выявлении врачебной ошибки или о ребенке, который может и не подозревать о генетическом заболевании [умершего] отца или матери», — отмечает депутат.

Документ, который составляет врачебную тайну, на практике получить очень трудно, с этим нет проблем у правоохранительных органов, а гражданам приходится судиться за право узнать, говорила депутат Мурзабаева весной на посвященном проблеме врачебной тайны круглом столе в Думе.

Родственники пациента в судебных тяжбах с целью узнать врачебную тайну имеют мало шансов на положительный исход дела, отмечал тогда же главный консультант аппарата судьи Конституционного суда (КС) Павел Блохин.

В июне 2015 года Конституционный суд постановил, что ограничение на предоставление медицинских сведений умершего человека третьим лицам отвечает конституционным положениям о защите чести и достоинства этого лица. Вместе с тем судьи признали, что полный отказ в предоставлении такой информации, особенно когда она помогла бы внести ясность в обстоятельства смерти, существенно затрагивает права родных и близких.

«Заключение о причине смерти и диагнозе заболевания выдается супругу или близкому родственнику, а при их отсутствии иным родственникам либо законному представителю умершего. Следовательно, если сведения о причине смерти и диагнозе заболевания пациента уже стали доступны, то сокрытие информации о предпринятом лечении не может оправдываться врачебной тайной, особенно с учетом мотивов и целей обращения лица, объема уже имеющейся у него информации и иных обстоятельств», — говорилось в постановлении суда.

Поправки в законодательство о врачебной тайне назрели давно, считает руководитель общественной организации «Лига защитников па​​циентов» Александр Северский. По его словам, врачи часто пользуются понятием «врачебная тайна», чтобы избежать конфликтных ситуаций с родственниками умершего пациента: в 25% случаях посмертный диагноз не соответствует прижизненному. «Чаще всего никто, кроме патологоанатома, этих результатов не видит. Если у родственников возникают сомнения в причинах смерти, им приходится идти в суд, добиваясь выдачи на руки больничной карты и результатов вскрытия», — говорит Северский. Две трети таких судов родственниками выигрывается, но нынешний механизм только создает лишний бюрократический барьер, уточняет эксперт. По мнению Северского, это не столько защищает врачей от надуманных порой выводов родственников, сколько, напротив, провоцирует подозрения в адрес медиков.

Профессор Российского научного центра рентгенорадиологии Ольга Желудкова поддерживает инициативу депутатов. «После смерти человека близкие родственники обязательно должны знать о его заболевании, чтобы вовремя выявить его у себя, а также все о ходе лечения. Все должно быть открыто, а если скрывают — значит, была допущена ошибка», — считает профессор.

Председатель профильного комитета Сергей Фургал (ЛДПР) считает, что предложенные коллегами поправки могут быть приняты. «Нелогично спрашивать у мертвого согласие», — пояснил он РБК. При этом, говорит он, информация должна предоставляется только узкому кругу родственников и с условием, чтобы она не попала в публичное пространство.