Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин создал «не имеющую аналогов» военную строительную компанию Политика, 00:26 Посол Китая заявил об участии украинцев в протестах в Гонконге Политика, 00:16 Маск выступил перед участниками бизнес-форума в Краснодаре Технологии и медиа, 00:09 Робот Федор сообщил о «секретных работах» на МКС Общество, 00:04 В Орле начали проверку из-за госпитализации девочки с истощением Общество, 00:04 Эрдоган ответил Трампу на призыв не быть дураком Политика, 00:00 «Уволенные» чиновники опровергли данные о «зачистке» в окружении Кадырова Политика, 18 окт, 23:55 Лукашенко сравнил свою работу с бегом белки в колесе Политика, 18 окт, 23:47 На Украине зафиксировали сокращение населения на 170 тыс. человек Общество, 18 окт, 23:37 Forbes включил семь российских компаний в рейтинг лучших работодателей Бизнес, 18 окт, 23:04 Российские военные предупредили о риске резкого обострения в Сирии Политика, 18 окт, 22:40 Организатор концерта Little Big в Калининграде заявил об угрозе его срыва Общество, 18 окт, 22:38 В ООН заявили о влиянии невыдачи виз США дипломатам на работу организации Политика, 18 окт, 22:32 Правительство предложило изменить законопроект о значимых сайтах Бизнес, 18 окт, 22:32
Общество ,  
0 
Прокуратура потребовала 3 года для обвиняемой в гибели «пьяного» мальчика
Прокуратура попросила приговорить обвиняемую в гибели «пьяного» мальчика Ольгу Алисову к трем годам лишения свободы. По мнению гособвинения, ДТП произошло из-за того, что она разговаривала по телефону
Ольга Алисова (Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС)

Гособвинитель попросил приговорить Ольгу Алисову, находившуюся 23 апреля за рулем автомобиля, сбившего шестилетнего ребенка в Железнодорожном, к трем годам исправительной колонии общего режима и двум годам лишения водительских прав. Об этом прокурор заявил во время прений, передает корреспондент РБК из зала суда.

«Мы на протяжении длительного времени рассматривали дело, знаем прекрасно все обстоятельства. Алисова разговаривала по телефону, неправильно оценила дорожную обстановку и совершила наезд. Между нарушением ПДД Алисовой и смертью мальчика прямая причинно-следственная связь», — сказал прокурор.

В ходе расследования вина Алисовой была полностью доказана в первую очередь благодаря свидетелям, отметил прокурор. При назначении наказания обвинитель предложил учесть смягчающие обстоятельства: наличие у обвиняемой ребенка, положительные отзывы с работы, а также от друзей и знакомых; отсутствие судимостей.

Обвиняемая частично признает вину, однако отмечает, что не могла видеть ребенка, выполняла все требования безопасности и не брала в руки телефон. «Почему моя подзащитная не признает вину в полном объеме? Потому что она не нарушала ПДД, скорость движения она не превышала, по телефону не говорила», — сказала на прениях адвокат Наталия Куракина.

При этом она признала, что в детализации действительно зафиксировали «короткий разговор чуть больше минуты». «Но как можно оценивать, говорила она в тот момент или нет, если время на [разных] компьютерах разнится», — сказала Куракина.

Ранее на одном из заседаний по этому делу свидетель происшествия, инспектор ДПС Балашихинской ГИБДД Артем Зибницкий, заявил, что участок дороги, где произошло ДТП, был заставлен рядом автомобилей, которые могли закрыть обзор Алисовой. Однако, как сообщил во время прений прокурор, «многочисленные фототаблицы» опровергают слова Алисовой о том, что машины стояли вплотную и увидеть ребенка было невозможно.

Валерий Зубов, один из адвокатов Романа Шимко, отца сбитого мальчика, заявил, что приехавшие на место ДТП эксперты не произвели ни одного фотоснимка, все фототаблицы и материалы следствия «были представлены не экспертами и теми, кто этим должен был заниматься, а потерпевшими и неравнодушными к преступлению людьми».

По словам Зубова, дело возбудили «задним числом», после того как происшествие получило огласку в СМИ. «Дело должны рассматривать в рамках преступного сговора между сотрудниками полиции, органами следствия, лицами, которые входят в экспертное учреждение, и лицами, которые на них надавили. Я не говорю о том, что Алисова как-то причастна к этому, но действия органов следствия и нежелание их расследовать ее преступление наводит на подозрения», — заявил он.

Адвокат Алисовой Куракина заявила, что факт обнаружения алкоголя в крови ребенка «ввел в ступор» как ее, так и обвиняемую в гибели шестилетнего мальчика. «Но мы никогда не использовали эту тему в выстраивании нашей позиции при защите. Это была грязь, которая нас не касается. А все эти обвинение в сторону моей подзащитной были из разряда «мало не покажется», — сказала она. В самом начале прений адвокат попросила вернуть дело на доследование из-за того, что у ее подзащитной «есть материалы, влияющие на дело», которые стали известны уже после того, «как следствие вынесло решение»; однако судья сообщил, что адвокат не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании во время прений (ч.4 ст. 292 УПК).

Отец сбитого мальчика Роман Шимко также во время прений попросил отправить дело на доследование. «Алисова заявляла, что у нее нет интернета на телефоне, но в распечатке видно, что интернет расходовался в тот день. Освидетельствование Алисовой на наркотики является липовым и противоречит приказу Минздрава о проведении освидетельствований, потому что оно проведено было за три минуты в Балашихе, а оно проводится несколько часов. Кроме того, проверили на пять препаратов, а в приказе написано, что нужно на десять», — заявил Шимко.

По его мнению, следствие специально построили так, чтобы Алисова избежала ответственности: мальчика изначально признали пьяным, а Алисовой не провели нужным образом освидетельствования. «Резюмируя все вышеизложенное, я прошу отправить дело на доследование», — сказал он.

23 апреля в городе Железнодорожный Московской области произошло ДТП, в результате которого погиб шестилетний мальчик. Дело получило общественный резонанс, так как позже согласно заключению экспертов в крови ребенка было обнаружено 2,7 промилле алкоголя, на основании чего в июне Следственный комитет возбудил уголовное дело по ст. 293 УК РФ (халатность).

При этом комплексная экспертиза, проведенная специальной группой из 18 специалистов, заключила, что мальчик был трезв. Причиной обнаружения в его крови алкоголя стало нарушение правил проведения исследования врачом, который проводил первоначальную экспертизу.​ Врача Михаила Клейменова, проводившего судебно-медицинскую экспертизу тела ребенка и заявившего, что в момент аварии тот находился в состоянии опьянения, обвинили в совершении преступной халатности по ч. 1 ст. 293 УК РФ.

Отец ребенка Роман Шимко в октябре подал гражданский иск о выплате компенсации за причиненный моральный ущерб в размере 10 млн руб. Он не раз отмечал, что эти деньги планирует потратить на благотворительность — «лечение любого больного онкологического ребенка». Иск также содержит требование о возмещении 61 560 руб. расходов на похороны. Во время прений прокурор заявил, что эта сумма обоснована и подлежит удовлетворению. «Вместе с тем 10 млн подлежат удовлетворению частично, в размере 3 млн руб., учитывая материальное положение подсудимой», — сказал он.

Во время прений Валерий Зубов, один из адвокатов Шимко, заявил, что иск должен быть удовлетворен в полном размере не только к Алисовой, но и к трем государственным учреждениям — прокуратуре, МВД, и Министерству здравоохранения. «А еще лучше — к руководителям этих организации, вычесть из их зарплаты. За все те страдания, которые они принесли семье», — сказал он.

Сама Алисова заявила, что не согласна с решением по компенсации морального вреда, поскольку считает, что ДТП в Железнодорожном — несчастный случай. По словам адвоката Куракиной, жизнь ее подзащитной была испорчена «бездоказательными вбросами и обвинениями в СМИ». В суде она также стала опровергать показания свидетелей. Люди, видевшие момент смерти мальчика, находились далеко, поэтому суд не может рассматривать их слова как доказательства, отметила она.

После двухчасового выступления Куракиной отец мальчика Шимко вышел из зала, заявив, что «не собирается больше слушать эту ложь». Вместе с ним зал покинули еще несколько человек. Свои действия Шимко объяснил РБК тем, что «не привык к вранью и издевательствам». Позже Куракина, завершая свою речь во время прений, заявила, что Алисова «глубоко и искренне» соболезнует семье погибшего мальчика.