Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Оружие для ДНР и ЛНР, дети стали чаще заражаться. ЧЭЗ на телеканале РБК Общество, 19:00
Парад-карнавал: как отметили День Республики в Индии Политика, 18:53 
CNN узнал об идее США и союзников разместить «тысячи» военных в Европе Политика, 18:50
Говорить «нет»: Михаил Кучмент, основатель Hoff — о ценности времени РБК Стиль и Henderson, 18:46
Курс евро превысил ₽90 впервые с 20 июля 2021 года Инвестиции, 18:43
Технологичный склад: как бизнесу эффективно хранить товары Pro, 18:43
Посольство США посоветовало своим гражданам задуматься о выезде с Украины Политика, 18:39
Тарпищев назвал четвертьфинал Australian Open историческим для Медведева Спорт, 18:34
Почему традиционный подход к высшему образованию останется в прошлом Экономика образования, 18:30
16 000 заправок: как экономить до полутора рублей на литре топлива РБК и ППР, 18:23
Глава ДНР назвал логичным предложение «Единой России» о поставке оружия Политика, 18:13
Биатлонистка Буртасова выиграла индивидуальную гонку на чемпионате Европы Спорт, 18:11
Путин вмешался в спор ЦБ и правительства о запрете криптовалют Финансы, 18:05
Tesla показала работу режима «защиты от биооружия» Авто, 18:03
Общество ,  
0 

Безумство и контроль

Фото: Коммерсантъ
Фото: Коммерсантъ

Организация медицинской помощи психически больным станет основным вопросом ближайшего общественного совета при Минздраве. Эксперты требуют от министерства ужесточить законодательство.

В четверг подозреваемого в убийстве шестерых детей, жены и матери Олега Белова заключили под стражу, сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин. Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц, в том числе женщины, заведомо находящейся в состоянии беременности, и малолетних).

Врачам не хватает прав

Трагедия может стать поводом для реформы законодательства в области психиатрической помощи. Как рассказал РБК директор Центра социальной экономики, член общественного совета при Минздраве Давид Мелик-Гусейнов, этот вопрос будет поставлен на повестку ближайшего общественного совета в начале сентября. По его словам, проблема заключается в отсутствии законодательных оснований для принятия принудительных мер полицией и врачами даже к буйным больным.

Его поддерживает другой член обще​ственного совета, директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. «У нас в 1996 году изменилось законодательство в отношении психически больных — их нельзя ни госпитализировать, ни курировать силой, защищали права личности. Это действительно серьезно повлияло на ситуацию», — замечает она.

«Корень всех зол в крайнем либерализме законодательства, профессиональном бесправии психиатра перед пациентом, отсутствии обязанности пациента лечиться и проверяться», — вторит психиатр московского Госпиталя ветеранов войн №3 Василий Лебедев. У психиатров нет никакой возможности снижать «агрессивный градус» обслуживаемых больных, говорит он, к тому же врач никак не защищен перед пациентом, в том числе физически.

Докторам нужен законодательный рычаг, позволяющий «в достаточной мере наблюдать за человеком, представляющим не только сиюминутную, но и потенциальную опасность», соглашается врач-психиатр Тольяттинского психоневрологического диспансера, блогер и писатель Максим Малявин. «Да, это поле для злоупотреблений, так контролируйте его», — обращается доктор к чиновникам в своем блоге.

План по психбольным

По мнению экспертов, трагедии, подобные той, что произошла в Нижнем Новгороде, могут провоцировать и две другие проблемы — навязываемый чиновниками формальный подход и устаревшие методы лечения. «Психиатрия много лет оставалась сто первой статьей внимания государства — этих людей хотели изолировать, а когда денег не хватило на нормальное лечение — отпустили на вольные хлеба», — возмущается Мелик-Гусейнов.

Чиновники в регионах для экономии формально подходят к определению инвалидности, лишая такого статуса людей с заболеванием «шизофрения», знает Мелик-Гусейнов. Когда это происходит, они лишаются права на бесплатные лекарства, напоминает он, и фактически не лечатся, хотя и стоят на диспансерном учете.

Больных к тому же иногда выписывают недолеченными, добавляет Малявин, — из-за ограниченных сроков госпитализации. «Я как участковый психиатр имею с ними дело постфактум, когда мне выписывают недолеченного пациента и разводят руками: не можем держать дольше. Я не могу вам сказать, чья это инициатива — [фондов] ОМС или же тех товарищей в облздраве и Минздраве, которые хотят покрасоваться отчетностью», — сказал он РБК.

Проблемы современной психиатрии упираются в устаревшие подходы, считает президент автономной некоммерческой организации «Центр проблем аутизма» Екатерина Мень, член Общественного совета при Минздраве. «Профессиональный состав исполнителей этой системы отрывался от мирового научного контекста в области ментального здоровья более чем полвека», — считает она, поэтому для полноценной реформы требуется полный пересмотр всех базовых подходов и в научной, и в практической сфере.

Так, мировая практика считает медикаментозное лечение лишь малой частью необходимой реабилитации больного с психиатрическим диагнозом, отмечает она. Между тем советские больницы много лет выполняли просто функции социальных изоляторов, даже если не касаться опыта их использования как инструмента политического террора.

Важно выявлять заболевания на ранних стадиях, считает глава комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников. Но для этого нужен не психиатр, а психолог. «У нас год назад создан экспертный совет по психотерапии: его задача — провести раздел между медицинской психологией и психиатрией. Нужен закон, позволяющий психологам самостоятельно заниматься психотерапией. Или наоборот, врачи должны получать нормальное базовое психологическое образование. Такой законопроект мы сейчас обсуждаем, но противодействие психиатров колоссальное», — рассказывает Калашников. Поэтому законопроект ориентировочно может появиться только в весеннюю сессию 2016 года, сообщил он РБК.