Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Запрещенный к прокату в России фильм «Дау. Наташа» покажут на Берлинале Общество, 18:15 Умер один из создателей «Маппет-шоу» Джек Бернс Общество, 18:15 В 2020 году инфлюэнс-маркетинг станет по-настоящему «народным» Pro, 18:14 Под Смоленском в районе поиска пропавшего весной юноши обнаружили тело Общество, 18:12 МОК примет меры из-за коронавируса в преддверии Олимпиады-2020 Спорт, 18:08 Роспотребнадзор начал проверять всех туристов из Китая на коронавирус Общество, 17:56 Лукашенко поручил обсудить поставки нефти с Казахстаном Политика, 17:52 СМИ узнали о статусе свидетеля у одного полицейского из дела Голунова Общество, 17:46 Живущих рядом с полигоном «Ядрово» освободят от платы за вывоз мусора Политика, 17:44 Представитель Мордашова назвал клеветой сообщения о болезни бизнесмена Бизнес, 17:43 Медведев на отлично оценил ощущения от работы в новой должности Политика, 17:40 Посевные инвестиции: чем фермеры смогут заменить пестициды — Bloomberg Pro, 17:35 Путин отправил главу Чувашии в отставку Политика, 17:27 В рабочей группе допустили увеличение текста Конституции на 50% Политика, 17:26
Общество ,  
0 

Герои и злодеи

Фото: РИА Новости

Правозащитники решили выработать определение «политических заключенных». Они разделят преследуемых за общественную деятельность и совершивших преступления с политическими мотивами. Опрошенные РБК daily оппозиционеры в целом поддерживают такой подход.

«Нет общепринятого понятия «политический заключенный». Сейчас оно определяется на умозрительном уровне», — говорит член совета «Мемориала» Сергей Давидис. Он рассказал РБК daily, что в начале недели правозащитники из разных стран встретились в Литве, чтобы обсудить эту проблему. Г-н Давидис говорит, что к апрелю они выработают критерии для определения этого явления, затем концепция будет презентована правозащитным организациям и госструктурам.

В работе участвуют правозащитники из России, Украины, Белоруссии, Азербайджана — в этих странах проблема достаточно актуальна. Россию представляли Сергей Давидис и бывший член президентского совета по правам человека Валентин Гефтер, были участники Харьковской Хельсинкской группы, Белорусского дома прав человека и др. Присутствовал наблюдатель от Freedom House, представитель Amnesty International связался с участниками семинара по Skype.

Политические репрессии хотят разделить на три категории: дела против людей, не совершавших ничего противоправного; дела, в которых сложно понять, прибегали ли обвиняемые к насилию, уничтожению собственности либо призывали к этому. Третья категория — дела, в которых обвиняемые — безотносительно того, что они сделали, — преследуются государством с нарушениями, избирательно или непропорционально жестко по политическим мотивам.

В первом случае правозащитники будут требовать освобождения политзеков, в других — справедливого расследования и суда.

Алексей Гаскаров, представляющий антифашистов в Координационном совете (КС) оппозиции, понимает логику правозащитников и говорит, что понятие «политзек» явно нуждается в уточнении: например, сейчас националисты просят КС оппозиции признать политзеком Владимира Квачкова.

Лидер Национал-демократической партии Константин Крылов заявил РБК daily, что это классический подход, разделяемый большинством правозащитников вне зависимости от их убеждений. Он считает, что разумно было бы требовать, чтобы политический мотив не был ни отягчающим обстоятельством преступлений (как сейчас в России), ни смягчающим.

Адвокат Дмитрий Аграновский, известный по процессам против сторонников Эдуарда Лимонова, участников беспорядков на Манежной площади и «делу 6 мая», скептически относится к начинанию правозащитников. По его мнению, в конкретных уголовных делах такую грань провести сложно, а политиче­ских оппонентов власти всюду — даже в фашистской Германии — всегда старались преследовать по уголовным статьям.