Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Виктор Ключай — о цифровизации и финансовых результатах «Русполимета» Партнерский материал, 19:56 «Яндекс.Деньги» ответили на данные о новом виде мошенничества с картами Финансы, 19:52 Правкомиссия поддержала Fortum в споре о покупке Uniper Бизнес, 19:46 Итальянский теннисист выиграл первый в истории матч на Итоговом турнире Спорт, 19:44 Поединок Александра Шлеменко с американским бойцом отменили Спорт, 19:40 Семья заочно арестованного Петрова решила продать автодилера «Рольф» Бизнес, 19:35 Миллер не увидел «розовую» зиму после «темно-синего» лета Общество, 19:33 9 рецессий: какими были кризисы, которым предшествовала инверсия Quote, 19:30 Личный опыт: я живу в дореволюционном доме РБК и Элитная недвижимость, 19:27 Минюст объяснил внеплановую проверку Фонда борьбы с коррупцией Политика, 19:13 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:07 Однокурсники исключили травлю открывшего стрельбу в колледже студента Общество, 19:05 Алексей Васильчук — о фудмолле «Депо.Москва» и как удержаться на плаву РБК Стиль и Henderson, 18:57 Эрдоган после беседы с Трампом исключил отказ Турции от С-400 Политика, 18:51
Общество ,  
0 
Арестованные оперативники МВД оказались связаны с делом Сугробова
В деле офицеров антикоррупционного управления МВД Александра Соболя и Сергея Абрамова упоминаются фигуранты дела Сугробова. Для некогда высокопоставленных полицейских это может обернуться новым уголовным преследованием
Салават Муллаяров (Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС)

В материалах расследования в отношении арестованных в декабре 2016 года оперативников главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД (ГУЭБиПК) Александра Соболя и Сергея Абрамова упоминается полковник Салават Муллаяров — один из главных фигурантов резонансного дела Сугробова о преступном сообществе в главке. Это следует из материалов расследования, с которыми ознакомился корреспондент РБК. Подлинность документов подтвердил собеседник РБК, знакомый с ходом расследования. В новом деле также указан замглавы управления генерал-майор Борис Колесников, который погиб в 2014 году.

Соболь и Абрамов служили в управлении «Б» ГУЭБиПК и занимались борьбой с преступлениями в бюджетной сфере. ​По версии следствия, в 2014 году оперативники незаконно вели разработку бывшего концертного директора группы «Земляне» Сергея Черенкова и бизнесмена Сергея Похилюка, которых позднее осудили за попытку продать основателю платежной системы QIWI Андрею Романенко место в руководстве партии «Единая Россия».

Офицеры с санкции генерала Колесникова организовали прослушку и провели оперативный эксперимент, по результатам которого задержали бизнесменов. Подпись Колесникова стоит под разрешением на проведение оперативно-розыскных мероприятий, документом о представлении следователю результатов разработки, а также под письмом, адресованным замначальника главного следственного управления столичного ГУВД Сергею Никонову. В письме генерал рассказывал, как его подчиненные задокументировали преступление Черенкова и Похилюка, и просил Никонова решить вопрос о возбуждении дела.

О результатах оперативно-розыскных мероприятий Соболь и Абрамов докладывали также Муллаярову, который был в то время начальником управления «Б». Об этом говорится в протоколе допроса одного из фигурантов дела.

Следователь по делу оперативников Игорь Федутинов говорил о планах допросить Муллаярова, отметил в разговоре с РБК источник, знакомый с ходом расследования. Адвокат Черенкова Михаил Трепашкин заявил РБК, что не в курсе этих планов. Следователь Сергей Новиков, расследовавший основное дело ГУЭБиПК, отказался от комментариев. РБК ожидает ответа от пресс-службы СКР.

​«Как минимум в качестве свидетеля Муллаяров допрошен будет. Но многие коллеги предполагают, что возбуждение второго уголовного дела связано с тем, что следствию нужен запасной вариант», — рассуждает бывший адвокат генерала Колесникова Павел Лапшов. По его словам, второе дело может быть нужно на случай, если защита добьется оправдания по делу Сугробова. В этом случае можно будет, например, привлечь Муллаярова по делу Соболя и Абрамова. Колесникову, несмотря на то что он погиб в 2014 году, также грозит уголовное преследование по этому делу: его могут привлечь посмертно, как это произошло в случае с основным делом Сугробова.

Если СКР обнаруживает, что непосредственный руководитель полицейских подписал бумаги о незаконной оперативной разработке, то дальше дело может развиваться двумя путями, объясняет РБК бывший следователь по особо важным делам при генеральном прокуроре СССР Владимир Калиниченко. «Первый вариант — если руководитель с подчиненным в сговоре или сам отдал ему незаконное распоряжение. В таком случае начальник сам совершает преступление — превышение или злоупотребление должностными полномочиями», — отмечает Калиниченко. Во втором случае руководитель мог подписать бумагу, не вникая в суть дела, но тогда речь идет о халатности, полагает собеседник РБК.

Сотрудников МВД уже больше года судят за организацию преступного сообщества, превышение полномочий, фальсификацию доказательств и провокацию взяток. Главным фигурантом дела является бывший начальник главка генерал-лейтенант Денис Сугробов. Всего по делу проходят десять офицеров, в том числе Муллаяров, а также Колесников, который в 2014 году выпал из окна Следственного комитета. 14 апреля Мосгорсуд огласит им приговор.

По версии обвинения, Сугробов и его подчиненные фабриковали уголовные дела на чиновников и бизнесменов, в числе которых сити-менеджер Смоленска Константин Лазарев, чиновники Счетной палаты, подмосковных Минтранса и управления Росреестра и топ-менеджеры «Аэроэкспресса».

Задержания в главке начались в феврале 2014 года, после того как в разработку ГУЭБиПК попал сотрудник управления собственной безопасности ФСБ Игорь Демин. По мнению следствия, агент сотрудников главка пытался спровоцировать Демина на взятку. Из материалов дела следует, что Сугробов лично конфликтовал с первым замначальника управления собственной безопасности ФСБ Олегом Феоктистовым.

В декабре прокурор на прениях запросил обвиняемым от 5 до 22 лет колонии. Муллаярову прокурор запросил 21 год лишения свободы. При этом гособвинение к концу процесса отказалось от версии следствия, согласно которой сотрудники главка добивались взяток от чиновников; прокурор считает, что дела фабриковались ради раскрываемости, карьерного роста и наград.