Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
РЖД решили отдать под застройку грузовые дворы в Москве на ₽200 млрд Бизнес, 09:18
В «Авито» зафиксировали скачок цен на аренду жилья в России Недвижимость, 09:17
Ведущего волейболиста сборной России дисквалифицировали за допинг Спорт, 09:12
В нем вся моя жизнь: какие бытовые предметы вытеснит смартфон Galaxy Z РБК и М.Видео, 09:11
Чем закончились обыски у Дерипаски, «новый» Facebook. Главное за ночь Общество, 09:04
За что CEO любят/ ненавидят презентации: изучаем подходы Маска и Безоса Pro, 09:00
Закон для неба: как сделать беспилотники безопасными Дискуссионный клуб, 09:00
Доля свободных офисов в Москве достигла минимума за 14 лет Недвижимость, 09:00
Для карьеры и бизнеса: как научиться нетворкингу РБК и СберПервый, 08:47
Летевший из Челябинска в Норильск самолет вернулся в аэропорт вылета Общество, 08:46
Чернышенко назвал число отобравшихся на Олимпиаду в Пекине россиян Спорт, 08:30
На Президентском мосту в Дамаске взорвался автобус с военнослужащими Общество, 08:29
Страховой случай в космосе, когда было выплачено 7,5 млрд рублей РБК и Росгосстрах, 08:22
«Сплошное жульничество»: как работает инсайдерская торговля в США Pro, 08:04
ПМЭФ-2017 ,  
0 

Глава Россотрудничества назвала самый сложный для работы регион

Глава Россотрудничества Любовь Глебова рассказала, какие регионы являются самыми сложными для работы агентства. В Прибалтике не идут на заключение межправительственных соглашений и отказываются открывать культурные центры
Любовь Глебова
Любовь Глебова (Фото: Донат Сорокин / ТАСС)
С точки зрения негативности восприятия России, Прибалтика является одним из самых сложных регионов для работы Россотрудничества, об этом в интервью РБК на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме заявила глава госагентства Любовь Глебова.

По ее словам, ни одна из стран региона не идет на заключение межправительственных соглашений и открытие культурных центров. Однако с разных точек зрения, по сложности работы для Россотрудничества, это могут быть очень разные страны, отметила глава ведомства.

По ее словам, противоположная Прибалтике ситуация в Сербии, «в которой сложность заключается в том, что мы не можем охватить всех желающих работать с Россией». Другой критерий, который усложняет работу агентства, — безопасность, отметила Глебова.

Она привела пример Турции, где Россотрудничество усилило безопасность после убийства российского посла и попытки госпереворота. «У нас построен центр в Кабуле, но мы его не открываем, потому что сформировать такую систему физической безопасности, которая гарантировала бы сотрудникам все условия, — сложное дело», — рассказала Глебова.

На вопрос о том, как работает Россотрудничество на Украине, она сказала, что «никаких позитивных движений со стороны официальных властей и националистов, которые «каждую субботу и воскресенье кидают что-то в окна нашего филиала в Киеве и Одессе, нет». При этом, несмотря на работу в таких жестких условиях, число людей, желающих прийти в центры Россотрудничества и в этом регионе, увеличивается.

«Совершенно очевидно, что если бы власти Украины действовали исходя из интересов своего народа, то они бы как минимум обеспечили благоприятный характер взаимоотношений хотя бы в области культуры», — заявила Глебова. Она подчеркнула, что люди России и Украины связаны веками.

«На уровне семейных отношений, на уровне ментальности, на уровне множества исторических вещей. Ну не зря же мы называемся два братских народа. Не учитывать во внешней политике такой многовековой близости — это ошибка любого управления», — уверена глава Россотрудничества. «Народ реагирует на ошибку своего правительства. Если его туда не пускают, он туда идет с особой охотой. Хожу туда, куда меня не пускают», — отметила она.

Отвечая на вопрос об отношениях с США после избрания президентом Дональда Трампа, Глебова сказала, что они не поменялись.

«Трамп — это один человек в Америке. А мы работаем с теми людьми, которые приходят в наши центры в Вашингтоне и Нью-Йорке. Они как приходили, так и приходят со своими интересами. — Если они любят русский балет, то Трамп или Обама — какая разница?»​ — рассказала она.

«Мы — не политическая структура, чтобы те, кто с нами работает, реагировали на политическую конъюнктуру. У нас более длинные контакты и более традиционные консервативные форматы», — заключила глава Россотрудничества.