Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Зонд КНР «Чанъэ-5» состыковался с орбитальным и возвращаемым модулями Общество, 05:39 Трамп обвинил демократов в желании повести США к коммунизму Общество, 05:12 Почему робот-пылесос называется роботом, а стиральная машинка — нет РБК и Intel NUC, 05:00 «Ростов» выразил соболезнования в связи со смертью Понедельника Спорт, 04:55 Эксперт назвал самых опасных распространителей COVID-19 Общество, 04:28 В Гидрометцентре спрогнозировали волну холода в некоторых регионах России Общество, 04:03 Apple пообещала бесплатный ремонт не реагирующих на касание iPhone 11 Технологии и медиа, 03:38 Автомобиль посольства Молдавии в России остановили при вывозе контрабанды Общество, 03:38 Почему вырос экспорт российской хайтек-продукции в пандемию РБК и Моспром, 03:27 Трамп попросил власти Джорджии помочь пересмотреть результаты выборов Политика, 03:06 СМИ узнали о планах Маска переехать из Калифорнии Общество, 02:40 Захарова ответила на призыв США к ЕС по «Северному потоку — 2» Политика, 02:33 Матчи 17-го тура РПЛ начнутся с минуты молчания в память о Понедельнике Спорт, 01:49 Кравчук предложил отключить Россию от SWIFT из-за Донбасса Политика, 01:28
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
Политика ,  
0 

Эксперты после слов Путина оценили долю современных вооружений в России

Уровень модернизации армии можно определить по оснащению современным оружием, доля которого по «общепринятым в мире нормативам» должна быть не ниже 70%. Об этом заявил РБК профессор военного учебного центра при ВШЭ, генерал-майор запаса Адам Нижаловский, комментируя требование президента России Владимира Путина нарастить долю современных вооружений до 70%.

«Если укомплектованность [современным оружием] ниже, то этот показатель подвергается сомнению», — пояснил эксперт. Нижаловский отметил, что на момент принятия программы модернизации вооружений до 2020 года доля современного оружия составляла порядка 30%. «Это был очень плохой показатель», — подчеркнул он.

«Есть методики, в соответствии с которыми рассчитывается эта доля, я думаю, что нам остается доверять им, а также заявлениям президента и Министерства обороны о том, сколько реально составляет процент укомплектованности новейшими средствами, поскольку это сложный вопрос, конечно, тут нужно знать полную картину со всеми видами вооружения во всех родах войск», — сказал Адам Нижаловский.

По словам эксперта Российского совета по международным делам, сооснователя проекта «Ватфор» Дмитрия Стефановича, довольно сложно определить «современность» российского вооружения, так как не ясны характеристики, определяющие эту категорию. «Например, если говорить про РВСН, учитываются ли с одинаковым весом ракеты, пусковые установки и машины обеспечения боевого дежурства?» — пояснил он. «Наверняка существует внутренний акт Минобороны, регламентирующий этот вопрос — но не исключено, что с ним и «играют», корректируя условия отнесения того или иного вида вооружения и военной техники к «современным» с учетом необходимости достижения целевых показателей», — предположил он. Сейчас, по его словам, самая «свежая» цифра была на слайде в репортаже с коллегии Минобороны России 20 ноября.

В категорию «перспективного» оружия Стефанович отнес гиперзвуковые ракеты «Циркон» и системы ПВО С-500. «Можно сказать, например, что танки «Армата» — перспективные, Т-90, Т-72Б3 — современные», — отметил эксперт. Он добавил, что во всех категориях есть достойные разработки, вопрос остается в «реальных тактических и стратегических задачах, а также возможности массового производства».

22 ноября на заседании Совета безопасности России президент России Владимир Путин потребовал нарастить долю современного оружия в российской армии в ближайшие годы до 70%, сказав, что на сегодняшний день этот уровень составляет 68%.