Лента новостей
В Cаратове мужчина погиб от ножевого ранения в драке с группой девушек Общество, 07:20 Неизвестный проник в офис конгрессмена в Нью-Йорке Политика, 06:54 Во время массовых протестов в Гонконге погиб активист Политика, 06:29 В Новой Зеландии столкнулись два легкомоторных самолета Общество, 05:51 Число жертв взрыва на танкере в Махачкале выросло до четырех Общество, 05:26 СМИ опубликовали видео с места ДТП с восемью жертвами под Воронежем Общество, 05:01 Трамп назвал статью NYT об активизации кибератак на Россию предательством Политика, 04:44 Футболку бейсболиста Бейба Рута продали на аукционе за рекордные $5,6 млн Общество, 04:25 AP сообщило о возможных европейских санкциях против Мадуро Политика, 04:08 Аргентина уступила Колумбии в матче Кубка Америки Спорт, 03:46 В приморском городе загорелся склад на площади 1,5 тыс. кв. м Общество, 03:25 У берегов Новой Зеландии произошло землетрясение магнитудой 7,2 Общество, 03:06 Бриедис и Дортикос вышли в финал Всемирной боксерской суперсерии Спорт, 02:58 Власти помогут погасить кредиты семье погибшего в драке под Пензой Общество, 02:41
Общество ,  
0 
На юге Франции открыли памятный знак в честь Юрия Гагарина

На острове Бендор на юге Франции, где в 1965 году отдыхал космонавт Юрий Гагарин, открыли мемориальную доску, сообщает местное издание Var-Matin.

Как сообщает агентство «Интерфакс», глава департамента внешнеэкономических и торговых связей Москвы Сергей Черемин и генеральный консул РФ в Марселе Сергей Молчанов возложили цветы к памятному знаку. Он представляет собой окрашенною в золотой цвет доску с портретом космонавта в шлеме.

​Бендор — остров в провинции Бандоль. Это частное владение. В момент прибытия на него Юрия Гагарина он находился в собственности французского магната Поля Рикара.

В апреле в столице Сербии Белграде установили памятник Юрию Гагарину в виде его головы на высоком постаменте. Однако через несколько часов после установки его демонтировали по требованию жителей, которые раскритиковали его художественное исполнение. Другим основанием стало то, что в утверждении памятника не участвовали ни власти собственно Белграда, ни компетентные органы всей Сербии.