Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Медведев назвал «объявлением войны России» конфликт в Абхазии и Осетии Политика, 12:32 Кожаный профицит: как кожевенная отрасль переживает пандемию РБК и Сбербанк, 12:28 В результате ДПТ в Волгоградской области пострадали восемь человек Общество, 12:21 В столице Сомали террорист-смертник атаковал военную базу Общество, 12:19 Заболевший COVID-19 тренер баскетбольного ЦСКА сообщил о своем состоянии Спорт, 12:09 Цифровая маскировка фотографий и робот-чистюля: дайджест инноваций № 18 Экономика инноваций, 12:00  Спасатели нашли «черные ящики» разбившегося в Индии самолета Общество, 11:59 Forbes назвал самые популярные сериалы лета на Netflix Стиль, 11:52 Спорт, выгорание и душа: совладелец Project 3,14 — о комфорте в жизни РБК Стиль и Поклонная 9, 11:45 «Ванкувер» и «Чикаго» вышли в первый раунд Кубка Стэнли Спорт, 11:41 В «Талибане» раскрыли источники поставок оружия Политика, 11:31 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 8 августа Общество, 11:28 В бундестаге назвали угрозы сенаторов США объявлением экономической войны Общество, 11:18 СК начал проверку после гибели вице-президента Гильдии продюсеров России Общество, 11:14
Общество ,  
0 

Cуд взыскал $6,1 млн с южнокорейской корпорации за российские программы

В Москве суд вынес решение о взыскании $6,1 млн с южнокорейского производителя самолетов и авиатренажеров KAI (Korea Aerospace Industries) в пользу Пензенского конструкторского бюро моделирования (ПКБМ), сообщает «РИА Новости» со ссылкой на решение суда. Причиной тяжбы стал отказ южнокорейской компании от уплаты средств за использование российского программного обеспечения.

Речь идет о программном обеспечении для авиатренажеров, предназначенных для подготовки к полетам на учебно-тренировочном самолете KT-1. Программы для тренажеров, в соответствии с заключенными ранее контрактами, писали в пензенском бюро. Работы по договору проводились в конце 1990-х годов. По условиям соглашения российский разработчик не получал от заказчиков в Южной Корее прямой оплаты. Вместе с тем право интеллектуальной собственности на программы оставалось за российским предприятием. В будущем оно должно было получить прибыль от реализации тренажеров на рынке. В начале ПКБМ сотрудничало с компанией Doosan Infracore. Однако позднее реализацией тренажеров занялась KAI.

Топ-менеджер Korea Aerospace Industries покончил жизнь самоубийством
Общество

Контракты на поставку тренажеров корейский авиапроизводитель заключил с ВВС Южной Кореи (85 самолетов КТ-1 с тренажерами), еще семь самолетов поступили в ВВС Индонезии. Однако средства российским партнерам в полном объеме выплачены не были. Тяжба в связи со спором продолжалась с 2004 года. ПКБМ требовало от KAI и соответчика, южнокорейской Doosan Infracore, выплаты $49,7 млн и запрета использования программного обеспечения.

По итогам нескольких судебных решений, оспоренных сторонами, Арбитражный суд Москвы постановил взыскать с KAI $6,1 млн. Запрет на использование учебных программ судом не предусмотрен.

KAI (Korea Aerospace Industries) была основана в 1999 году как совместное предприятие Samsung Aerospace, Daewoo Heavy Industries и Hyundai. Компания занимается разработкой собственных летательных аппаратов и лицензионным производством зарубежных образцов.

В 2017 году компания столкнулась с коррупционным скандалом, связанным с мошенничеством с финансовой отчетностью компании. На фоне этого в сентябре того же года один из топ-менеджеров компании покончил с собой.