Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Эрдоган подробно объяснил Путину задачи операции в Сирии Политика, 19:57 Дзюба перед матчем «Зенита» с «Лейпцигом» обратился к болельщикам Спорт, 19:54 Рамзан Кадыров попал в Книгу рекордов России Общество, 19:52 Переговоры Путина и Эрдогана продлились более шести часов Политика, 19:50 11-летняя девочка скончалась во время тренировки по синхронному плаванию Спорт, 19:50 В мэрии назвали фейком данные о радиации в зоне строительства хорды Общество, 19:41 Правозащитники заявили об обысках в «Комитете за гражданские права» Общество, 19:33 Денис Поцелуенок — о мобильных автолавках «Стардог!s» в 90-х и сейчас РБК и ГАЗ, 19:31 Суд объяснил отмену приговора въехавшему в переход у метро водителю Общество, 19:28 СМИ узнали о появлении в WhatsApp черных списков для добавляющих в чаты Технологии и медиа, 19:23 РАН попросил Минобрнауки отменить правила об изоляции российских ученых Общество, 19:22 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:18 Путин и Эрдоган провели за переговорами уже больше пяти часов Политика, 19:11 Путин наградил орденом главу следствия по делу о беспорядках в Москве Общество, 19:11
Бизнес ,  
0 
Структура BASF и нефтяная компания Фридмана задумались о слиянии
Крупнейшие нефтегазовые компании Германии — подконтрольная концерну BASF Wintershаll и DEA Михаила Фридмана — могут в ближайшее время объединиться. Стоимость новой компании может составить €10 млрд
Михаил Фридман (Фото: Артем Геодакян / ТАСС)

Компании Wintershall (нефтяное подразделение концерна BASF) и DEA Михаила Фридмана обсуждают слияние, сообщает Bloomberg со ссылкой на осведомленные источники. Представитель BASF Йенс Фай подтвердил РБК переговоры с LetterOne Фридмана. По его словам, в объединенной компании BASF будет мажоритарным акционером. В случае если стороны достигнут соглашения, объединенная компания может выйти на IPO в среднесрочной перспективе. Представитель компании отметил, что пока нет гарантии того, что сделка состоится.

Представитель DEA также подтвердил, что ее акционер LetterOne ведет переговоры об объединении активов с BASF. В сообщении DEA также подчеркивается, что нет уверенности, что сделка будет завершена.

По сведениям источников Bloomberg, соглашение может быть достигнуто уже в ближайшие дни или недели. Стоимость объединенной компании может составить €10 млрд. Таким образом, пишет Bloomberg, два крупнейших нефтегазовых бизнеса Германии объединятся.​

LetterOne Михаила Фридмана и партнеров приобрела DEA в 2015 году за €5,1 млрд. При этом среди претендентов на компанию был и BASF. Компания владеет 128 лицензиями в восьми странах, добыча в 2016 году составила 50 млн барр. нефтяного эквивалента (у Wintershall — 165 млн барр.).

Подобного рода совместные предприятия создаются, потому что в нефтегазовом бизнесе, особенно если речь идет о регионах с высокими издержками (в случае с Wintershall и DEA — месторождения в Северном море), важен масштаб, отмечает директор Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. Это дает возможность более эффективно привлекать капитал и участвовать в более сложных и интересных проектах. Так, летом 2016 года о создании СП договорились BP и норвежская Det Norkse, а компания получила название Aker BP.

Возможно, такая структура позволит объединенной компании более активно покупать активы в тех странах, где раньше это было сложнее для DEA из-за каких-то политических моментов, добавляет Маринченко. Так, в июле 2017 года L1 Energy (энергетическое подразделение LetterOne) отказалась от покупки за $700 млн техасской нефтяной компании ExL Petroleum. Как писал Bloomberg, причиной отказа стала возможность блокирования сделки властями США в лице Комитета по иностранным инвестициям. В октябре 2015 года LetterOne была вынуждена продать все газовые активы DEA в британской части Северного моря под давлением местных властей: британское правительство опасалось, что возможное расширение санкций против России приведет к срыву поставок углеводородов из Северного моря.

Распределение долей в потенциальном СП DEA и BASF выглядит логичным, потому что при показателе EBITDA объединенной компании в $2,6 млрд (за 2016 год) вклад Wintershall составит две трети и лишь треть — DEA, подсчитал Маринченко. А при общей добыче в 590 тыс. барр. в сутки три четверти обеспечит Wintershall, а DEA — 25%.

У Wintershall в России есть доли в двух действующих проектах — разработке первого блока ачимовских залежей Уренгойского месторождения (у «Газпрома» и Wintershall по 50%) и Южно-Русском месторождении (35%), которое компания также разрабатывает совместно с «Газпромом». По данным «Коммерсанта», в 2016 году на первом блоке было добыто 6,5 млрд куб. м газа и 2,8 млн т газового конденсата, добыча на Южно-Русском составила 25 млрд куб. м. Wintershall принадлежит также по 25% в проектах освоения четвертого и пятого блоков ачимовских залежей Уренгойского месторождения (начало добычи ожидается в 2020–2021 годах). К тому же, немецкая компания является совладельцем газопровода «Северный поток» (Nord Stream, 15,5%), проходящего по дну Балтийского моря (мощность — 55 млрд куб. м в год), и выступает партнером «Газпрома» по строительству второй ветки этого газопровода Nord Stream-2.