Лента новостей
Моряки арестованного в Турции судна отправились в Россию Общество, 04:08 В Мексике разбился вертолет Ми-17 Общество, 03:39 Умер нобелевский лауреат Марри Гелл-Манн Общество, 03:27 Роскомнадзор опроверг экспертизу текстов поп-группы «Френдзона» Общество, 03:04 СМИ узнали о планах Рамоса по уходу из «Реала» Спорт, 02:47 Галкин назвал мудрым решение по победителям «Голос.Дети» Общество, 02:28 Ушедший в отставку премьер Украины объявил о планах создать новую партию Политика, 02:15 Белый дом решил продать оружие арабским странам в обход конгресса Политика, 01:57 Все победители шоу «Голос.Дети» получат по 1 млн руб. Общество, 01:38 В Москве эвакуировали жильцов горящей пятиэтажки Общество, 01:14 Политик в Нидерландах поспорил с премьером о роли России в крушении MH17 Политика, 00:48 Адвокат сообщил о задержании в аэропорту Афин россиянина с $800 тыс. Общество, 00:36 «Скажи что-нибудь на футбольном»: что такое пента-трик РБК и Футболер, 00:09 СМИ показали фото предполагаемого террориста в Лионе Общество, 00:03
Общество ,  
0 
Депутат объяснил передачу квартир пациентов интерната «своим людям»

Депутат Мосгордумы и экс-директор психоневрологического интерната (ПНИ) № 30 Алексей Мишин прокомментировал РБК ситуацию вокруг передачи договора о пожизненной ренте квартир двух пациентов, опекуном которых он является, своей приближенной и бывшей сотруднице ПНИ.

«Администрация ПНИ № 30 собирается в судебном порядке оспаривать целесообразность решений опекунской комиссии по двум договорам о пожизненной ренте, заключенным интернатом от лица и в интересах недееспособных проживающих, страдающих очень тяжелыми психическими нарушениями. Если таково мнение новых юристов, то это их обязанность — защищать права подопечных всеми не запрещенными законом способами. Но как можно предоставлять журналистам документы — имена и фамилии людей с психическими расстройствами, их личные дела, где указаны диагнозы, описано все их имущество?» — заявил Мишин.

По его мнению, это нарушает демократические ценности и свободы, а также законы «Об опеке и попечительстве» и «О защите персональных данных». Он сообщил, что также планирует подать депутатские запросы в следственные органы из-за разглашения персональных данных недееспособных инвалидов. Мишин отказался комментировать сделки по квартирам, сославшись на закон о статусе депутата МГД, который запрещает вмешательство депутата Думы в судебную деятельность.

Директор интерната Ольга Лебединская заявила РБК, что администрация интерната через суд намерена оспаривать заключенные предыдущим руководством договоры ренты. «Я работаю здесь директором месяц, поэтому за работу бывшего директора [Алексея Мишина] отвечать не могу. Сейчас мы подготовили пакет документов и будем выходить в суд. Будем бороться за то, чтобы договор ренты был признан неправомочным. Потому что я считаю, что такой договор ренты заключен не в интересах недееспособного», — сообщила Лебединская. На вопрос РБК каким образом информация с фамилиями людей с психическими расстройствами, их личными делами, где указаны диагнозы, стала доступна журналистам, Лебединская отказалась ответить. «Комментировать это не буду», — заявила она.

Накануне Meduza сообщала, что столичные квартиры двух пациентов ПНИ № 30 Романа Богомолова и Елены Ильинской, которых опекает Мишин, были переданы Светлане Дасаевой и Кристине Волковой по договору о пожизненной ренте. В обмен они пообещали пациентам ежемесячные выплаты в размере 15 тыс. руб. Дасаева является помощницей депутата Мишина, а Кристина Волкова — дочерью Натальи Волковой, бывшей сотрудницы ПНИ № 30.

Руководитель отдела опеки ПНИ № 30 Анна Симоненко сообщила РБК, что инвалидам, помещенным в интернат, не назначают физических лиц в качестве опекунов. В данном случае опекуном является администрация интерната, а имущественные вопросы недееспособных россиян решает опекунская комиссия.

«Мы подняли материалы по двум делам, о которых идет речь, и никаких сомнений в правильности принятых решений у нас не возникает. В одном случае речь идет о договоре ренты с родственницей недееспособного проживающего, которая до самой смерти ухаживала за его отцом. Других родственников, кроме нее, у этого человека нет», — заявила Симоненко. По ее словам, вторая квартира находилась в непригодном состоянии и сдать в наем ее было невозможно, поскольку за ней числилась огромная задолженность по ЖКХ.

«Оформление договора ренты было единственным решением, реально отвечающим интересам подопечного», — отметила Симоненко. По ее словам, право пользования квартирой ни для одного из недееспособных пациентов не прекращено, а обозначенная в договоре рента ежемесячно поступает на их номинальные счета и расходуется на их нужды.

Оснований для признания договора пожизненной ренты мнимым нет, заявила РБК адвокат нового собственника одной из квартир Кристины Волковой Ирина Качура. «Договор пожизненной ренты — это сделка, которая заключена в соответствии с законом. Был открыт счет, на этот счет ежемесячно перечисляются платежи: без просрочек, в установленном размере. Размер ежемесячной выплаты по договору равен размеру прожиточного минимума. Эти платежи направлены на удовлетворение каких-то дополнительных требований бывшего собственника квартиры», — сообщила Качура.

По ее словам, на момент передачи квартиры новому собственнику «по квартире числился долг более чем в 50 тыс. руб., квартира требовала ремонта». «Эта квартира выставилась бы на торги для погашения долга и ушла бы за бесценок, раз она в таком [плохом] состоянии. И опекаемый, возможно, получил бы меньше из того, что он получает сейчас. Новый собственник квартиры погасил все долги, отремонтировал квартиру», — добавила Качура. По ее мнению, подобные сделки заключаются на всей территории России. «Никаких запретов на совершение этой сделки законом не установлено», — заключила Качура.

В 2016 году ПНИ № 30 стал пилотной площадкой для реформы системы психоневрологических интернатов в России. Как рассказали РБК сотрудники интерната, все это время между группой реформаторов из числа представителей общественных организаций и директором интерната Алексеем Мишиным разворачивался личный и профессиональный конфликт. С июня 2017 года кандидат медицинских наук, врач-психиатр Алексей Мишин переведен на должность директора ПНИ № 16, а его место заняла Ольга Лебединская.

Кроме того, оспорить передачу квартир намерены и московские власти. Об этом ТАСС сообщил заммэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников. По его словам, в феврале 2017 года департамент соцзащиты подал иск о расторжении договора пожизненной ренты по квартире Ильинской, а сейчас власти Москвы подали на апелляцию.

«Второе, что касается Богомолова, подают в суд на следующей неделе, подготовили те же документы. Если суд решит, что они нарушили закон и совершили мошенничество, может быть от административной до уголовной ответственности», — отметил Печатников. Он добавил, что департамент труда и соцзащиты регулярно проводит проверки ПНИ по выявлению «аморальных действий в отношении недееспособных».

Магазин исследований: аналитика по теме "Недвижимость"