Лента новостей
Минобороны назвало ложью сообщения о химатаке в Идлибе Политика, 20:25 Осторожно, гештальт закрывается: писательский взгляд на Москву РБК и AFI Development, 20:20 Российский велогонщик выиграл этап многодневки «Джиро д’Италия» Спорт, 20:15 Число отравившихся в школьной столовой в Якутии возросло до 17 Общество, 20:01 ВЦИОМ сообщил о снижении доверия Путину до минимума за 13 лет Политика, 19:52 МВФ рекомендовал России инвестировать резервы в бумаги западных стран Экономика, 19:52 Личный опыт: как оборудовать автомобиль для выездного бизнеса и торговли РБК и ГАЗ, 19:37 Отставка Мэй огорчила Трампа Политика, 19:37 Белоруссия назвала срок выдавливания «грязной нефти» обратно в Россию Политика, 19:36 Владелец «Спартака» раскритиковал идею президента ЦСКА расширить РПЛ Спорт, 19:33 Минобороны объяснило введение должности главного сержанта экспериментом Общество, 19:31 В центре Лиона прогремел взрыв Общество, 19:26 Виктор Медведчук заявил о сложении полномочий переговорщика по Донбассу Политика, 19:19 Трамп заявил об отправке на Ближний Восток 1,5 тыс. военных Политика, 19:17
Технологии и медиа ,  
0 
Определение «больших пользовательских данных» представят к осени

Президент фонда развития информационной демократии и член рабочей группы при администрации президента Илья Массух сообщил РБК, что группа планирует к осенней сессии подготовить определение термина «больших пользовательских данных». «Необходимо ввести определение в федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», — отметил Массух. — После этого будем разрабатывать правила работы с этим видом данных».

О необходимости регулирования «больших пользовательских данных» осенью 2016 года заявлял глава Роскомнадзора Александр Жаров. По его словам, соответствующие изменения в законодательство готовит рабочая группа при администрации президента, которую возглавляет Игорь Щеголев. Ранее представитель группы рассказывал, что под такими данными можно было бы понимать все данные о пользователе, которые собирают информационные системы и устройства, в том числе профили на различных интернет-ресурсах. Речь идет об информации о геолокации, биометрии, а также о пользовательском поведении на различных сайтах.

На данный момент в России регулируется оборот персональных данных, под которыми понимают любую информацию, которую можно соотнести с конкретным физическим лицом. В частности, с 1 сентября 2015 года вступило в силу требование, по которому обработанные персональные данные россиян должны храниться на территории страны. Операторы сотовой связи и интернет-компании оперируют понятием «большие данные», или big data, под которым понимают операции с большими объемами обезличенной информации о пользователях.

В середине мая «Ведомости» со ссылкой на свои источники писали, что для регулирования больших пользовательских данных в России может быть создана специальная компания, которая будет собирать данные со всех операторов — госорганов, юридических и физических лиц. Ее деятельность должна финансироваться из специально созданного фонда, куда операторы больших пользовательских данных будут раз в квартал отчислять 2% доходов от обработки данных.

2 июня глава Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) Кирилл Варламов раскритиковал этот проект. По его мнению, неправильно фокусироваться только на пользовательских данных, так как основной массив информации формируется «интернетом вещей», то есть приборами, датчиками и механизмами. Также он увидел проблему в идее создания единого госоператора ​big data, поскольку игроки рынка должны будут перечислять такой компании не только часть доходов, но и алгоритмы обработки, то есть дорогостоящую интеллектуальную собственность.

Варламов рассказал, что ФРИИ совместно с участниками рынка начали разработку альтернативного законопроекта по использованию и регулированию big data. Закончить работу над инициативой ФРИИ планирует примерно в течение шести месяцев.

Илья Массух, в свою очередь, сообщил РБК, что группа, в работе которой он участвует, не имеет отношения к документу, на который ссылался Варламов. Президент Фонда развития информационной демократии не согласен с мнением Кирилла Варламова, что через технические аспекты можно будет определить личность пользователя. «Если турбина электростанции передает данные, не очень понятно, как через них можно определить личность пользователя, который потребляет электроэнергию этой станции. Поэтому мы считаем, что это совсем разные понятия и не надо их обобщать, «большие данные» — которые можно отнести к чему угодно и «большие пользовательские данные» — которые напрямую затрагивают права личности, ее личное пространство к использованию которых, конечно, надо прописать правила для использования», — сказал Илья Массух.