Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Премьер Японии допустил скорую отмену режима ЧС по коронавирусу Общество, 10:37 Выше в ниши: куда идет современный финтех РБК и QIWI, 10:16 Чем различаются вакцины от коронавируса — в шести карточках Экономика инноваций, 10:00 Восстание регуляторов: как в США и КНР ограничили бизнес ИТ-корпораций Pro, 09:57 Четыре района Дагестана остались без электричества после дождей Общество, 09:54 В Мали объяснили обращение к ЧВК Вагнера «пустотой» после ухода Франции Политика, 09:24 Гидрометцентр предупредил о желтом уровне опасности в Москве и области Общество, 09:23 «Орден Ладошки» и сериал-драмеди про РПЦ получили президентский грант Технологии и медиа, 09:16 Как вызывать такси без смартфона РБК и Tele2, 09:10 Преемники Меркель: кто и за что извиняется перед выборами в ФРГ. Видео Политика, 09:00 Усик заявил о желании провести реванш с Джошуа в Киеве Спорт, 08:51 МВД сообщило о внедрении IT-технологий для контроля за мигрантами Общество, 08:46 Туристический потенциал регионов России. Карта РБК и Сбер, 08:18 Шевченко нокаутировала Мерфи и защитила титул чемпионки UFC Спорт, 08:14
Операция в Сирии ,  
0 

Западные СМИ увидели «драматический поворот в политике Кремля»

Западные наблюдатели увидели в решении Совфеда по Сирии повторение «украинского сценария» марта 2014 года, но с обратным результатом: поддержка на международной арене и скептицизм внутри России
Фото: Екатерина Кузьмина / РБК
Фото: Екатерина Кузьмина / РБК

​«Сегодняшнее голосование в Совете Федерации обозначает драматический поворот в политике Кремля, — уверен корреспондент британской The Telegraph Роланд Олифант. — Годами Россия называла интервенции Запада в Косово, Ирак и Ливию «незаконными, недальновидными и контрпродуктивными». Теперь Москва сама занялась такими вещами, которые трудно будет объяснить российскому обществу». Олифант упоминает недавний опрос Левада-Центра, согласно которому 69% россиян выступили против прямой военной поддержки официального сирийского правительства Башара Асада.

​«Следовательно, многое из того, что сказал Сергей Иванов, объявляя о начале интервенции, призвано взбодрить российских слушателей», — продолжает Олифант. Как пример он приводит упоминание Ивановым схожей операции в Таджикистане в середине 1990-х годов.

«Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен не видит в решении российского парламента никакого поворота для российской политики», — передает агентство Reuters. Министр, по данным издания, считает, что это сугубо внутриполитическое действие российских властей. «Гораздо важнее, что Владимир Путин с трибуны ООН дал ясно понять, что хочет внести конструктивный вклад в борьбу с исламизмом в Сирии», — добавила политик.

Видео: РБК

Проторенная тропа

В основном же западные обозреватели реагируют на новости из Москвы сдержанно, подчеркивая, что решение верхней палаты парламента — необходимый шаг для придания легитимности военному вмешательству России. «Объявление стало формальным началом вовлечения Москвы в сирийский конфликт после месяца военных приготовлений, вынудивших США и их союзников думать над ответным маневром», — пишет Financial Times.

Единогласная поддержка сенаторов напомнила наблюдателям голосование в Совете Федерации 1 марта 2014 года, когда парламент одобрил использование российской армии на Украине. «Голосование было в закрытом режиме, но поддержка была единодушная. Никаких вопросов, которые могли бы повлиять на эту атмосферу, не было», — цитирует The Washington Post российского сенатора Олега Морозова. Издание считает, что Москва «использует сирийский кризис, чтобы вырваться из международной изоляции и сместить внимание внутри страны от украинского конфликта».

Московский репортер немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung Фридрих Шмидт также подчеркивает, что решение Совета Федерации «в целом повторяет шаблон действий Кремля против Украины в прошлом году», отличаясь от этого лишь деталями. «Например, в Сирии подготовка [к военному развертыванию] заняла дольше времени: не дни, а недели», — напоминает журналист.

Другое важное отличие между ситуациями с Украиной и Сирией, о котором пишет Шмидт, — публичное освещение сенатского заседания: «В марте 2014 года велась телевизионная трансляция, сенаторы с трибуны апеллировали к патриотическим чувствам граждан». На этот раз заседание прошло рано утром за закрытыми дверями. Шмидт связывает это с тем, что вовлечение в сирийскую войну в последнее время вызывает у россиян неприятные ассоциации с вводом войск в Афганистан в 1979 году.

Раздел сфер

Наибольшее опасение зарубежных наблюдателей вызывает тот факт, что военная операция России рискует навредить сирийской оппозиции (которую поддерживает Запад) или даже помешать США и их союзникам проводить собственную операцию. В первые часы после голосования в Совете Федерации телеканал Fox News сообщил, что российские дипломаты потребовали от американских коллег прекратить полеты ВВС США над Сирией. Источники Fox в Пентагоне заверили, что Вашингтон не будет выполнять требования России.

«Интервенция Путина в поддержку Асада может стать большой проблемой для политики западных стран в регионе, — пишет The Wall Street Journal. — Американская программа по тренировке бойцов сирийской оппозиции разваливается, а западная коалиция против исламистов в лучшем случае пробуксовывает». Именно поэтому, считает издание, Москва и Тегеран стараются держаться подальше от малоуспешной кампании Запада.

В своей редакционной колонке Los Angeles Times и вовсе провозглашает провал политики Вашингтона по поддержке «умеренной» сирийской оппозиции. Учитывая нарастающее давление на Белый дом со стороны Республиканской партии (из-за «мягкотелой» внешней политики Обамы), издание предлагает активизировать сотрудничество с Москвой для достижения между двумя державами компромисса по сирийской проблеме.

«Начало диалога с Россией означает признание ее растущего влияния в регионе, но сейчас отрицать это бессмысленно, — пишет LA Times. — Конечно, США должны отклонить предложение Путина встать на одну сторону с войсками Асада. Но помощь Москвы в борьбе с исламистами нельзя отвергать, даже несмотря на поддержку диктатуры Асада или разногласия по Украине».